Произвольное преобразование выражения эмоций (кодирования эмоциональных состояний)

Прежде чем обратиться к анализу трансформации экспрессии детьми нам бы хотелось конкретизировать по модальностям социальный запрет и социальное поощрение выражения эмоций, что является определяющим фактором произвольной трансформации экспрессии детьми и подростками. Согласно результатам, полученным Гармаевой Т. В. на двух выборках - российской и бурятской, ведущей табуированной модальностью является зависть, презрение, затем по мере убывания - гнев и страх (см. рис. 4).

, Динамика социальных требований к регламентации выражения эмоций, опосредованных запретом родителей и прародителей

Рис. 4, Динамика социальных требований к регламентации выражения эмоций, опосредованных запретом родителей и прародителей

Представленные данные свидетельствуют о динамике социальных требований родителей к формированию эмоциональной культуры детей по типу сворачивания экспрессии, ее подавления в отношении некоторых табуированных модальностей, таких как презрение, гнев и страх. В отношении социальных эмоций обиды и гордости требования родителей к их проявлению идентичны тем, которые предъявлялись к ним в свое время прародителями.

Кроме выделенных эмоций и чувств ей были констатированы и персональные запреты на выражение чрезмерного любопытства, жадности, радости при чужой неудаче (в московских семьях) и негативные эмоции, неуважения к старшим и младшим (в бурятских семьях), печали/горя, бурного выражения любых чувств. В московских семьях были также обозначены как запретные - уныние и возмуще- ние/недовольство, а в бурятских семьях соответственно - гордость и лицемерие. [Гармаева Т. В., 2006]

В качестве поощряемых к выражению современный социум определяет следующие эмоции, чувства и состояния (по мере снижения): радость, сочувствие, гордость, сопереживание, смелость, любовь, уважение к родителям, благодарность, искренность, страх, доброта. Каждая из перечисленных модальностей имеет свое социальное назначение и, так или иначе, влияет на эмоционально-коммуникативную компетентность личности.

Необходимо отметить, что существует и гендерная специфика социального поощрения эмоционального выражения. Так, традиционно в российской культуре, у девочек поощряют выражение сочувствия, радости, доброты, в некоторых случаях - страха и гордости. У мальчиков же не находит поощрения выражение страха и печали.

Таким образом, в процессе развития ребенка (дошкольный и школьный возраст) социальные требования начинают регламентировать его эмоциональные проявления, независимо от степени эмоциональности. Так непроизвольное эмоциональное реагирование в процессе социализации переходит (трансформируется) в новую форму - произвольного выражения эмоций, где необходимым условием данного перехода выступает развитие эмоциональной регуляции с функцией контроля за выражением эмоций. В реальном социальном взаимодействии осуществление социально заданной произвольной трансформации экспрессии возможно благодаря активизации механизмов эмоционального кодирования: симуляции - выражению непереживаемой в данный момент эмоции; маскировке - замене выражения переживаемой эмоции выражением иной, непереживаемой; подавлению - сокрытию либо снижению интенсивности выражения переживаемой в данный момент эмоции. [Ekman R, 1972; Ekman R, Frizen W., 1976] Метод: фото- и видеофиксация произвольного выражения эмоциональных состояний с последующей объективизацией доминирующего механизма произвольного кодирования.

Особенности эмоционального кодирования выделялись в процессе произвольного воспроизведения детьми 5-7 лет эмоций четырех модальностей (радость, печаль, страх, гнев), детей 7-10 лет эмоций шести модальностей (радость, печаль, страх, гнев, обида, стыд-вина) и дифференцировались в соответствии с пластичностью выражения (скорость смены модальностей, отсутствие следа предшествующих эмоций или актуального состояния); выраженностью эмоции как совокупности экспрессивных средств, а также локализацией мимических проявлений (активизация мимических паттернов - верхнего и нижнего) (см. табл. 5).

Таблица 5

Средние показатели произвольного кодирования эмоций детей дошкольного возраста (в баллах)

Показатели произвольного кодировании эмоций

Пластичность/

ригидность

Выраженность

Локализация

мимических

проявлений

Модальности

радость

печаль

страх

гнев

среднее

радость

печаль

страх

гнев

среднее

радость

печаль

страх

гнев

среднее

Девочки

1,8

1,4

1,3

1,6

1,5

1,3

1,3

1,9

1,9

1,6

1,7

1,2

1,3

1,5

1,4

Мальчики

1,8

1,4

1,3

1,7

1,5

1,4

1,1

1,9

2,2

1,6

1,7

1,1

1,3

1,7

1,5

Согласно таблице очевидны экспрессивная доминанта модальности гнева (самый высокий балл выраженности в мужской и женской подвыборках), радости как наиболее пластичной эмоции и обладающей самой высокой мимической локализацией (оба мимических паттерна) как у девочек, так и у мальчиков. Можно констатировать и некоторые гендерные различия в характеристиках кодирования гнева.

Использование данной исследовательской схемы в разных этнических выборках (русские, буряты, греки, татары) позволило обозначить значимые социокультурные различия произвольного кодирования базовых эмоциональных модальностей детьми дошкольного возраста.

Так в исследовании Гармаевой Т. В. были выявлены различия между русскими детьми и бурятами по показателям пластичности/ригид- ности и выраженности кодирования, в частности, таких модальностей, как радость и гнев (см. табл. 6).

Средние показатели произвольного кодирования эмоций русских и бурятских детей (в баллах)

Таблица 6

Показатели произвольного кодирования эмоций

Пластичность/

ригидносгь/скорость

переключения

Выраженность

Локализация

мимических

проявлений

Эмоции

радость

печаль

страх

гнев

среднее

радость

печаль

страх

гнев

среднее

радость

печаль

страх

гнев

среднее

Русские

1,8**

1,4

1,3

1,6

1,5

1,3

U

1,9

2

1,6

1,7

1,2

1,3

1,6

1,4

Буряты

1,6**

1,5

1,3

1,5

1,5

1,2

U

1,7

1,4

1,6

1,2

1,2

1,5

1,4

Девочки

(русские)

1,8

1,4

1,3

1,6

1,5

1,3

1,3

1,9

1^9***

1,6

1,7

1,2

1,3

1,5

1,4

Девочки

(бурятки)

1,7

1,5

1,4

1,5

1,6

1,1

1,3

1,7

1^2***

1,3

1,7

1,4

1,1

1,4

1,4

Мальчики

(русские)

1,8*

1,4

1,3

1,7

1,5

1,4

1,1

1,9

2 2***

1,6

1,7

U

1,3

1,7

1,5

Мальчики

(буряты)

1,6*

1,4

1,2

1,5

1,4

1,3

1,0

1,8

i,6***

1,4

1,5

1,1

1,2

1,5

1,3

* - различия на уровне статистической тенденции при р < 0,1; ** - значимость различий при р < 0,05; *** - высокая значимость различий при р < 0,01

В целом у русских детей выше уровень пластичности/ригидно- сти при показе не только радости, но и, например, гнева, а также равные с бурятами средние значения пластичности при демонстрации страха. Кроме того, русские дети из Москвы легче переходят от воспроизведения одной эмоции к другой и у них реже остаются экспрессивные следы предшествующего эмоционального состояния. При этом девочки из Бурятии легче кодируют эмоции страха и печали, в отличие от русских детей, которые при произвольной демонстрации печали и гнева сохраняют следовые реакции в верхнем мимическом паттерне (веселье в глазах). Наименьшее присутствие экспрессивных следов предшествующих эмоций у всех детей выборки, безотносительно их национальности, констатировано при кодировании гнева как самой экспрессивной модальности, имеющей универсальную для разных культур экспрессивную схему. Кроме того, произвольное кодирование гнева-злости отличалось самым коротким подготовительным этапом (маленький временной интервал).

Активизация механизмов произвольной регуляции выражения эмоций осуществляется в разных социально значимых ситуациях. В рамках нашего исследования мы рассматривали способность детей к симуляции сопереживания (доминирующая социальная норма), подавлению и маскировке страха, печали и зависти (гендерные доминанты для девочек и мальчиков соответственно).

Было констатировано, что проявление сочувствия как поощряемое социумом эмоциональное проявление не подвергается подавлению и маскировке, но иногда симулируется детьми (чаще мальчиками). В отношении страха действует механизм подавления, несколько более актуальный для мальчиков, его симуляция не является востребованной среди детей дошкольного возраста, а маскировка достаточно слабо выражена. Переживание и выражение печали в основном подавляется, чаще мальчиками, а вот маскировка грусти одинаково не популярна у мальчиков и девочек и гораздо реже используется ими, чем подавление. Сложная социальная эмоция зависти также гораздо чаще подавляется детьми чем маскируется, при этом никогда не симулируется. Интересным является факт ее частого вуалирования, маскировки другими эмоциями исключительно женской частью выборки (девочки) (см. табл. 7).

Таблица 7

Соотношение активизированных механизмов произвольного кодирования эмоций (в процентах)

эмоции

Механизмы произвольного КОДИ- рованин эмоций

Средние

показатели

эмоции

Механизмы произвольного КОДИ- рованин эмоций

Средние

показатели

девочки

мальчики

девочки

мальчики

сочувствие

симуляция

9%

10%

печаль

симуляция

-

-

подавление

-

-

подавление

16%

18%

маскировка

-

-

маскировка

5%

7%

страх

симуляция

-

-

зависть

симуляция

-

-

подавление

55%

62%

подавление

17%

17%

маскировка

2%

3%

маскировка

12%

6%

Согласно эмпирическим иллюстрациям, можно констатировать слабо выраженное доминирование мальчиков по степени активизации всех механизмов эмоционального кодирования. То есть именно мальчики более осознанно и оперативно подходят к кодированию эмоциональных состояний в связи с необходимостью следования социально закрепленным способам эмоционального реагирования, а также с гендерной спецификой воспитания и присвоения свернутых, закрытых сценариев эмоционального поведения (мужской тип реагирования и взаимодействия).

Общие закономерности развития произвольной регуляции эмоциональных проявлений (активизации механизмов симуляции, подавления, маскировки) на протяжении дошкольного и школьного детства можно обозначить следующим образом.

Нижней возрастной границей произвольной активизации механизмов произвольной регуляции эмоции (на базе механизма симуляции дискомфорта, неудовольствия, печали) является младший дошкольный возраст. На протяжении дошкольного возраста механизм симуляции преобразуется по позициям «технического» совершенствования. В школьном возрасте симуляция осуществляется в нескольких модальностях (грусть-горе, удовлетворение-радость, недовольство-гнев, испуг-ужас) и имеет разновекторную мотивационную обусловленность.

Эмоциональное подавление актуализируется к старшему дошкольному возрасту по отношению к социально не поощряемым модальностям (зависть, обида, презрение), что связано с присвоением детьми социального запрета на их выражение. На протяжении всего дошкольного детства именно механизм подавления сохраняет лидирующие позиции (29%), с огромным расхождением значений механизмов симуляции и маскировки (7% и 5% соответственно). Эффективность подавления эмоционального выражения зависит от интенсивности конкретного эмоционального переживания, а также уровня развития произвольности и саморегуляции (см. рис. 5).

Распределение активности механизмов кодирования эмоций (произвольная регуляция выражения эмоциональных состояний)

Рис. 5. Распределение активности механизмов кодирования эмоций (произвольная регуляция выражения эмоциональных состояний)

Механизм маскировки эмоций в дошкольном возрасте активизируется позже всех в связи со сложностью, комбинированностью данной функции контроля экспрессии, базирующейся на схеме «подавление + имитация». В школьном возрасте эффективность маскировки в гораздо большей степени выше при низкой степени интенсивности подавляемой эмоции и социальной поощряемости имитируемой эмоции (к примеру, эмпатийной). Еще более усиливает эффект широкая общественная представленность эмоциогенной ситуации (значимая аудитория).

К концу младшего школьного возраста (9-10 лет) диспозиция активности механизмов произвольного кодирования эмоций существенно меняется. Наблюдается тенденция к выравниваю значений, их структурированию (при сохранении доминанты механизма подавления), что демонстрирует полное освоение инструментария социальной трансформации эмоциональных выражений и предполагает способность к его свободному использованию в подростковом возрасте с различными целями (самопрезентация, социальная манипуляция и пр.).

Огромное значение в развитии кодирующих способностей у детей имеет социокультурный фактор, в большей степени отражающийся в специфике семейного воспитания и, в частности, транслируемых схемах экспрессивного поведения значимого для детей окружения.

Не менее значимыми для экспрессивной вариативности субъектов переживания являются гендерные стереотипы, проявляющиеся в дифференциации социально заданных норм эмоционального реагирования детьми разного пола, а также индивидуальные особенности реагирования, то есть качественное своеобразие эмоциональных реакций и их порогового значения.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >