Исторические аспекты становления юридической психологии

Применение психологических знаний в целях правоохранительной деятельности и правосудия берет начало в глубокой древности. Уже тогда эффективность закона правоведами связывалась с естественными (психологическими) законами поведения людей. Рационалистические идеи о природе человеческого поведения были высказаны Сократом (469—399 гг. до н.э.). Его идеи о необходимости справедливого и законного решения ситуационных проблем были развиты Платоном (427—347 гг. до н.э.) и Аристотелем (384—322 гг. до н.э.). «Допросы» и «испытания» участников судебного процесса (обвиняемых, потерпевших, свидетелей) в античный, феодальный и средневековый периоды развития человечества носили зачастую мистический характер, в значительной мере синтезировали опыт многих поколений, когда основным доказательством в уголовном процессе было личное признание вины подозреваемым, которое не так уж редко добывалось с применением физических истязаний и моральных пыток. В основе такого признания лежали эмпирический подход, обобщенные выводы и обычная житейская психология. При этом для того, чтобы заставить подозреваемого давать показания, создавались шоковая обстановка или острая психотравмирующая ситуация, личностно значимая для преступника, провоцирующая к выражению чувств или отношению к расследуемому событию. Например, при убийстве в слабоосвещенную комнату, где лежал труп убитого, вводили подозреваемого и там, при энергичном психогенном воздействии, а нередко и физическом, «убеждали» рассказать все, рассчитывая, что морально потрясенный убийца выдаст себя; или привозили на могилу им убиенного человека, под угрозой применения насилия и даже убийства заставляли рассказать правду. Но и правосудие осуществлялось тогда только с обвинительным уклоном. Таковым было правомировоззренческое наследие средневековья. Репрессивный аппарат монархического деспотизма подавлял не только преступную волю, но и проявление любой свободной воли.

В XV веке прогрессивные мыслители (Кант, Руссо, Вольтер, Дидро, Монтескье и др.) начали понимать, что оздоровление общества может произойти только на основе физического освобождения и добровольного психологического волеизлияния людей. Такая просветительная философия права провозгласила: закон должен содержать не столько запреты, сколько «признание — дозволение», но при условии, что личность в то же время несет определенную ответственность перед государством, как и государство перед личностью. По сути этот революционный принцип гарантировал следующее: люди свободны и равны в правах со дня рождения, развитие личности обеспечивает ее безопасность, счастье и автономность поведения, взаимоотношения в обществе могут регулироваться законом. В нем заложена идея социальной справедливости и социально допустимая свобода личности, не приносящей вреда другому человеку, хотя границы такой свободы лимитировались законом. Этим самым общество формировало новые гражданские основы демократического права. Следует признать, что данный принцип права получил свое развитие в Декларации независимости Соединенных Штатов Америки (1776 г.), Декларации прав человека и гражданина Франции после победы Великой французской буржуазной революции (1789 г.) и Конституции многих европейских государств. Так, принятый в 1791 году Учредительным собранием Франции Уголовный кодекс провозгласил основные принципы уголовно-правового мировоззрения общества, в котором:

  • • предусматривалась презумпцию невиновности;
  • • отменялась обвинительная форма судопроизводства (она заменялась состязательностью);
  • • утверждалось юридическое равенство участников правоотношения;
  • • указывалось, что преступны лишь предусмотренные законом деяния;
  • • говорилось, что наказание должно быть неотвратимо и соразмерно преступлению;
  • • уточнялось, что доказывание вины возлагалась на обвинение (при ее недоказанности обязательным был оправдательный приговор, при котором апелляция прокурора не допускалась);
  • • устанавливалось право обвиняемого на защиту;
  • • вводился суд присяжных, принимавший коллективное решение «на основе внутреннего убеждения».

Прогрессивное общественное развитие того времени обусловило существенные сдвиги и в гражданском судопроизводстве: выдвигалась идея свободы личных и коммерческих отношений.

Правовое государство и гражданское общество возникли на фундаменте свободного экономического развития. Все, что препятствовало этой свободе, выступало как негативный социально-психологический фактор. Юристы должны понимать, что, к сожалению, в начале XIX в. сама психология носила метафизический характер и не могла в должной мере даже в союзе с уголовным правом разработать обоснованные критерии и методы изучения человека. Но уже в эпоху молодого капитализма приходит эволюция судебного процесса с применением буржуазной состязательности и гласности, когда наиважнейшее значение приобретали данные о личности подсудимого, потерпевшего, а также показания свидетелей. Именно с этого времени для правильной оценки показаний участников следственно-судебного процесса и решения гражданских дел появляется настоятельная потребность привлечения и использования специального вида психологии в суде, что впоследствии было оформлено как юридическая психология.

История юридической психологии — это история попыток применения органами расследования и суда в своей деятельности вначале обычных знаний психологии на бытовом, житейском уровне, а затем устанавливаемых закономерностями судебной психологии как науки.

Поэтому уже на рубеже XIX—XX вв. началось быстрое развитие психологии, которое стимулировалось успехами в области естествознания, философии, социологии, биологии, физиологии, изучением высшей нервной деятельности, а также возросшими требованиями, предъявляемыми к ней со стороны медицины, педагогики и юридической науки. В результате юридическая психология превратилась в самостоятельную, довольно дифференцированную область научных знаний. Этому способствовали работы К. Экартсгаузена «О необходимости психологических познаний при обсуждении преступлений» (1792 г.), И. Гофбауэра «Психология в ее основных применениях к судебной жизни» (1794 г.), И. Фрейдрейха «Систематическое руководство по судебной психологии» (1799 г.) и, наконец, Г. Гросса «Криминальная психология» (1898 г.), в которых освещалась психология личности преступника и предпринималась попытка использовать данные психологии в расследовании преступлений. Уже тогда возникла необходимость анализа поведения подозреваемого (обвиняемого) в юридически значимый период времени следователем и адвокатом, выяснение мотивов и умысла преступного поведения во время деликта, личностных особенностей преступников и т.д. Для провозглашенной свободной оценки доказательств в юриспруденции остро был поставлен вопрос об определенных психологических знаниях следователя и прокурора, судьи и присяжных заседателей, защитника обвиняемых и представителя потерпевших, а также истца и ответчика и в целом о применении специальных психологических знаний в следственно-судебном процессе.

Следует признать, что психология как наука стала привлекать юристов при оценке поведения людей, особенно после опубликования «материалистического фундамента психологической науки», какими явились работы Н.Г. Чернышевского, Н.А. Добролюбова, Ф.М. Достоевского и других мыслителей XIX века. Своевременными были и экспериментальные нейрофизиологические исследования головного мозга И.М. Сеченова и И.П. Павлова и их учеников. Отечественные психологи стремились к становлению в юридической науке именно отраслевой психологии, какой по сути и является юридическая психология. Это потребовало определенной индивидуализации преступных деяний и преступника. Особенно остро стал об этом вопрос в России после отмены крепостного права в 1861 г. и последующей судебной реформы в 1864 г. Именно данная реформа стала активным началом повышенного интереса юристов к вопросам психологии и ее научно-практическим исследованиям в уголовном процессе, привлечения психологов к консультативной и даже экспертной работе — все это стимулировало развитие юридической психологии. За прагматическое использование психологических знаний в конкретной деятельности следственных и судебных органов высказались и Н.Я. Янович-Яневский в своем труде «Мысли об уголовной юстиции с точки зрения психологии и физиологии» (1866 г.), И.С. Баршев в работе «Взгляд на науку уголовного законоведения» (1872 г.). Последний прямо указал, что если судья не знает психологии, то это будет «суд не над живыми людьми, а над трупами». А.У. Фрезе в книге «Очерки судебной психологии» (1871 г.) впервые определил судебную психологию как предмет науки.

В дореволюционный период в России наиболее активным сторонником внедрения психологических знаний в уголовный процесс был известный отечественный юрист Л.Е. Владимиров, который в своих работах «Психологические особенности преступников по новейшим исследованиям» (1877 г.) и «Психологические исследования в уголовном суде» (1902 г.) обосновал необходимость привлечения к работе в судах экспертов-психологов, имевших право знакомиться с материалами уголовного дела, обследовать подсудимых, допрашивать участников процесса. Он впервые указал на важность «медико-психологического исследования в уголовном процессе» с помощью которого, по его мнению, следует устанавливать психическую и физическую эволюцию преступника, возможные отклонения от нормы в психических процессах, определять «свободу его воли и мотивы преступления, условия формирования преступного поведения». Л.Е. Владимиров предлагал проводить непосредственно в суде психологические экспертные исследования для выяснения психического состояния подсудимых «при отсутствии достаточности мотива на совершение правонарушении», определения у них силы аффекта и некоторых других вопросов, связанных с криминальным поведением правонарушителей. В то время в разработке судебно-психологических проблем активно участвовали психиатры С.С. Корсаков, В.П. Сербский, В.М. Бехтерев и др. Глубокой психологической эрудицией, опирающегося на судебно-психологические экспертные исследования, отличались в суде и речи знаменитого и авторитетного адвоката того времени Ф.Н. Плевако. Все это говорило о настоятельной необходимости внедрения судебной психологии в юриспруденцию.

Во второй половине XIX века известный вклад в создание «криминальной психологии» внес итальянский криминалист и психиатр Ч. Ломбразо. В частности, в своей монографии «Преступный человек, изученный на основе антропологии, судебной медицины и тюрьмоведения» (1876 г.) он пытался найти материальный субстрат преступления. Ведущими в этом он считал биологические показатели, хотя и не отрицал влияние психофизиологических и нравственных сторон преступного поведения. Среди русских юристов и психологов антропологическая теория Ч. Ломбразо в основном поддержки не нашла.

В то же время Т. Мор (1861 г.) указывал на причинную обусловленность преступности определенными социальными явлениями (прежде всего владение частной собственностью), породившими антагонизм и катаклизмы в обществе, наряду с алкоголизацией, безработицей, проституцией и другими причинами.

Но наиболее значительный вклад в психологию в XIX—XX вв. внесли 3. Фрейд, К. Юнг, Л. Выгодский.

Зигмунд Фрейд (1856—1939 гг.) — гениальный австрийский ученый и практик с мировым именем и авторитетом, невропатолог, психиатр и психолог разработал теорию «Я и мое ЭГО» в виде построения психики как энергетической системы, в основе которой лежит конфликт между сознанием и подсознанием при генерализованном влиянии бессознательных переживаний, травмирующих психику человека и определяющих его поведение. Он основал метод психоанализа, на основе которого сделал вывод, что основные причины поведения человека скрываются в бессознательном, т.е. «в той части разума, которая сама по себе закрыта для сознательного исследования». Личностные проблемы человека, согласно 3. Фрейду, вызваны силой трех основных мотивов — сексуальностью, удовольствием и агрессивностью. Развитие личности им определялось главным образом инстинктами — половым и самосохранения. Он утверждал, что сознание человека не детерминировано условиями внешнего мира, а определяется импульсами, постоянно идущими от бессознательного. Приоритетным в изучении личности им признавались генетические и наследственные факторы. 3. Фрейд указал, что преступление — это форма поведения человека с нерезко выраженными проявлениями невроза. Его учение о бессознательном и психоаналитическая теория оказали огромное влияние на становление и развитие психологии и психиатрии.

Карл Юнг (1875—1961 гг.) — блестящий швейцарский психолог и психиатр, основатель глубинной (аналитической) психологии, ученик 3. Фрейда. Он разработал теорию коллективного бессознательного (толпы), исследовал спонтанное появление мифологических и фольклорных мотивов в снах пациентов, классифицировал психологию характеров человека, основанную на доминировании определенных психической функции (мышления, чувства, интуиции, ощущения) и направленности во внешний и внутренний мир (например, экстравертный и интровертный типы поведения человека).

Лев Семенович Выгодский (1896—1934 гг.) — выдающийся отечественный психолог, разработавший культурно-историческую теорию в психологии о «преобразовании личности в процессе развития общества» в противовес буржуазным учениям, сводящим поведение человека и его развитие к низшим инстинктам. Он изучал речевое мышление, развитие и распад высших психических функций на материале детской психологии, дефектологии и психиатрии.

В этот же период времени психология стала привлекать юристов как наука, которая позволяла найти закономерности, определяющие поведение людей. Поэтому дальнейший прогресс психологической науки и развитие ее смежных разделов в XX в. происходил при ее практическом применении. Особенно это было заметно в юридической науке и психологии. Появилась необходимость усиления ее прикладного значения в экспертных исследованиях психической деятельности человека здорового и психически больного. Это привело к тому, что первая попытка проведения судебно-психологической экспертизы в России была предпринята в 1883 г. Экспертиза, которую мы сейчас называем судебно-психологической, тогда была названа известным адвокатом А. Ф. Кони «Экспертизой чувств и впечатлений». И хотя А.Ф. Кони не мог не признать ее интересной, он отнесся к ней вначале довольно скептически, ввиду ее субъективного характера и низкого научного уровня, что в то время это определялось общим состоянием психологической науки. Но позднее А.Ф. Кони уделял много внимания психологии судебной деятельности. В частности, он настоятельно рекомендовал судьям больше внимания уделять психологии обвиняемых, потерпевших, свидетелей. Так, от судей и адвокатов А.Ф. Кони требовал знания не только права и судебной практики, но и психологии, истории, искусства, философии, высокой культуры и интеллекта, широкой эрудиции. Он говорил о том, что судья должен обладать такими чертами характера, которые позволяли бы ему противостоять нажиму печати, давлению окружающих, просьбам, маскирующимся под голос «общественного мнения». А.Ф. Кони даже читал курс лекций в Санкт- Петербургском университете «О преступных типах» для юристов и написал ряд серьезных работ по судебной психологии.

В послереволюционном периоде интересными и многообещающими были психологические эксперименты А.Р. Лурии (1927 г.), направленные на выявление «психических следов» преступления, разработку методов психологической диагностики возможной причастности к совершенному правонарушению заподозренных в нем лиц. Постепенно среди юристов сформировалось мнение, что судебная психология необходима в следственно-судебной практике. Это мнение стало господствующим после выхода в свет в 1929 г. монографии А.Е. Брусиловского, посвященной судебно-психологической экспертизе. В ней определялись основные направления использования психологических знаний при расследовании убийств, самоубийств и некоторых других преступлений, в которых обвинение «строилось на показаниях малолетних свидетелей». Практическое применение психологических знаний в уголовном процессе в это же время проводилось профессорами А.В. Внуковым, Я.М. Канторовичем, А.С. Тагером, М.Н. Гернетом, С.В. Познышевым и др. Они активно участвовали в изучении психики преступников, свидетелей, потерпевших, в диагностике псевдологических утверждений, в решении проблем судебно-психологической экспертизы и др. вопросов. Но главное, судебной психологией начали заниматься профессиональные психологи и с этого времени она стала развиваться как самостоятельная прикладная отрасль психологии.

Однако позднее крупные биологизаторские ошибки юристов и психологов (в частности, подразделение преступников на экзогенных, внешне обусловленных, и эндогенных, внутренне обусловленных), последующий правовой волюнтаризм (например, подменой права понятием «революционной целесообразностью») при массовом нарушении репрессивными органами элементарных основ законности и прав личности (например, у них не было заинтересованности в детализации психологических научно-практических исследований) привели к неоправданному прекращению судебно-психологических исследований, что продолжалось до середины 60-х годов.

На рубеже 60—70-х годов прошлого столетия вновь началась активная исследовательская работа по судебной психологии ведущими учеными-юристами страны (А.В. Дуловым, Г.М. Миньковским, М.М. Коченовым, А.Р. Ратиновым, Л.И. Рогачевским, Я.М. Яковлевым, В.Л. Васильевым и др.), нацеленная на создание теоретического фундамента и практическое ее внедрение в конкретные уголовные дела. Необходимо указать, что появление работ по физиогномике, графологии, френологии и т.п. резко активизировало судебно-психологические исследования в России. Так, А.Р. Ратиновым в 1966 г. была представлена фундаментальная работа «Психологическая характеристика познавательной деятельности в процессе доказывания».

В 1964 г. во всех юридических вузах страны в качестве обязательной учебной дисциплины вводится «Судебная психология». Это в значительной степени усилило разработку проблем судебно-психологической экспертизы. Особенно ценным для преподавания юристам в то время явилось учебное пособие А.Р. Ратинова «Судебная психология для следователей» (М.: ВШ МООП СССР, 1967. 290 с.), которое по сути явилось первой попыткой систематического изложения курса отечественной судебной психологии.

В 1971 г. была проведена первая Всесоюзная конференция по проблемам судебной психологии, которая резко активизировала решение ее научно-практических проблем. В ряде юридических вузов были созданы кафедры психологии (Академия МВД СССР, МГЮИ и др.), в научно-исследовательских институтах были созданы отделы психологии (ВНИИОиС им. В.П. Сербского, ВНИИ Генеральной прокуратуры СССР, ВНИИ МВД СССР и др.). В 1978 г. в Генеральной прокуратуре СССР совместно с представителями Верховного суда СССР, учеными юристами и психологами состоялось расширенное и специализированное заседание, посвященное использованию судебно-психологической экспертизы в юриспруденции. На нем было принято решение о необходимости расширения исследовательских работ в области судебно-психологической экспертизы и широком внедрении их результатов в практику борьбы с преступностью. В частности, в 1979 г. была издана профессором А.Р. Ратиновым актуальная и в наше время работа «Психология личности преступника», которая вызвала большой интерес у юристов и активизировала проведение исследований о психологическом состоянии правонарушителей и их поведении в юридически значимый период.

Уже в то время учеными-психологами на большом материале были изучены у правонарушителей психодиагностические критерии наиболее типичных аффективных состояний (физиологического и кумулятивного аффекта, эмоционального возбуждения и напряжения), фазы их течения, а также показания для назначения судебнопсихологической экспертизы. Внедрение этих знаний в юридическую практику привело к накапливанию специальных знаний и созданию новой специальности — судебно-психологический эксперт. Все это привело к тому, что в 1980 г. Генеральной прокуратурой СССР было создано методическое письмо «О назначении и проведении судебно-психологической экспертизы», что свою очередь способствовало широкому применению специальных судебно-психологических знаний при рассмотрении психического состояния правонарушителей до, во время и после инкриминируемого деяния в условиях предварительного и судебного разбирательства уголовных дел.

В 1983 г. Министерством высшего образования СССР была утверждена учебная программа для юридических институтов «Общая и юридическая психология» (составитель — проф. М.И. Еникеев).

В современных условиях демократического преобразования общества, судебно-правовых реформ, гуманизации общественных отношений, построения правового государства и нового гражданского общества еще более возросла потребность в психологическом обеспечении юридической теории и практики. Следует признать, что в этом значительную роль сыграли фундаментальные работы: Б.Ф. Зей- гарник «Патопсихология» (1983 г.), Ю.М. Антонян и В.В. Гульдан «Криминальная патопсихология» (1991 г.), Ю.М. Антонян «Психология убийства» (1998 г.); научно-практические руководства: И.А. Кудрявцев «Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза» (1988, 1999 гг.), А.Р. Ратинов «Судебная психология для следователей» (2001 г.); учебники: «Юридическая психология» В.Л. Васильева (1991, 1998, 2000, 2001), В.Н. Волкова (2002, 2004), М.И. Еникеева (1996, 1999, 2001), А.Р. Романова (1998, 2003), Ю.В. Чуфаровского (1995, 2006); учебные пособия по судебно-психологической экспертизе Т.В. Сахнова (1997), В.Ф. Пирожкова (1998), Ф.С. Сафуанова (1998) и др.

Большую роль в прогрессировании судебной психологии как положительного примера, в наше время сыграло вышедшее в 2004 г. Руководство «Судебная психиатрия» под редакцией академика АМН Т.Б. Дмитриевой.

Таким образом, рассмотрение исторических аспектов становления юридической психологии показало, что в начале своего развития и на протяжении многих столетий (более 2,5 тыс. лет) психология оставалась только областью описательных знаний. В дальнейшем объяснение природы психических явлений и поведения людей было предметом острой борьбы между различными научными направлениями. И лишь позднее необходимость объяснения ее практического применения доказала судебно-следственная практика: юридическая психология завоевала достойное место среди прикладных наук при установлении истины по делу.

ческого исследования, нашедшие широкое применение в практической деятельности судебных психологов, с которыми должны быть знакомы юристы, а также исторические аспекты юридической психологии.

Контрольные вопросы

  • 1. Какова актуальность проблемы психологии? Для чего необходимо ее знание?
  • 2. Что изучает психология и каковы ее основные направления?
  • 3. Назовите объект и предмет общей психологии.
  • 4. Кто может быть психологом?
  • 5. Что является методологической основой изучения психологии?
  • 6. Что в психологии доказывают диалектический материализм и теория отражения? Кто авторы этой науки и теории?
  • 7. Какие основные и частные методы исследования применяются в общей и юридической психологии? Дайте их краткое описание.
  • 8. Дайте характеристику прикладным видам психологии и перечислите их.
  • 9. Перечислите основные этапы исследования, применяемые в общей и юридической психологии.
  • 10. Каковы исторические этапы развития психологии (в древние времена, во времена Гиппократа, средневековья, Ч. Ломбразо, 3. Фрейда, Т. Мора, в настоящий период и др.)?
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >