ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ (КАСАТКИНА) ПО РАСПРОСТРАНЕНИЮ ПРАВОСЛАВИЯ В ЯПОНИИ

Проблема взаимопонимания народов — это ключевой вопрос для обеспечения жизнедеятельности человечества,

Архиепископ Японский Николай(Касаткин)

что показывает история и современная внешнеполитическая ситуация. О роли доверия в международных отношениях размышляли ученые и высоконравственные люди. Одному из них, мало известному широкому читателю деятелю Русской Православной церкви о. Николаю (Касаткину), в миру Ивану Дмитриевичу, и посвящена данная статья. Его личность представляет несомненный исторический интерес, поскольку большая часть жизни святителя была связана с православным служением в Японии в период зарождения русско-японских отношений.

О. Николай (Касаткин) родился в 1836 г. в Смоленской губернии в семье священнослужителя1. Начальное образование способный и живой мальчик получал в семинарии, став одним из ее лучших учеников[1] [2]. Позднее он продолжил богословское образование в петербургской духовной академии[3].

Интерес к Востоку у о. Николая проявился уже в молодости. 24-летним юношей он выразил желание отправиться в Японию в качестве монаха-миссионера, куда и поехал в 1863 г1. Когда в 1860-х гг. в стране Восходящего солнца начиналась миссионерская деятельность Николая, ему пришлось проявить терпение и христианское смирение. Он был принят местным населением не очень дружелюбно, территорию русского консульства, где он был священником при храме[4] [5], ему покидать не разрешалось, как и вести проповедь среди японцев.

Служил иеромонах Николай в Хакодатэ — небольшом городке на севере острова Хоккайдо[6], где и располагалось консульство. В течение нескольких лет о. Николай изучал местный язык, который, по словам самого святителя, был весьма сложен и состоял из двух: китайского и японского, как письменного, так и устного[7]. Он приобретал навыки общения с местным населением, что оказалось непросто и требовало от православного священника особых качеств[8]. Общение возникало и налаживалось постепенно и с самураями, и с жрецами синтоизма. Так, один из самураев[9] приходил в консульство обучать сына консула фехтованию и беседы с о. Николаем вызвали у него интерес. Сам о. Николай в 1865 г. в письме на родину отметил самурая как первого среди местных жителей, заинтересовавшегося верой жреца синтоизма. О. Николай писал в дневнике о настороженном отношении японцев к христианству, православию и иностранцам: «Горд он (Павел Савабэ, - П.К.) был своим отечеством, верой своих предков, а потому презирал иностранцев, ненавидел их веру, о которой имел самые неосновательные понятия»1. «Японская душа» была высшей ценностью, и самураи были готовы защищать ее перед иностранцами, ценой собственной жизни. Позднее приходивший в консульство самурай признался, что была у него ненависть к о. Николаю и он хотел его убить[10] [11].

Консульство в Хакодатэ и православный храм посещали все русские, которые волею судьбы оказались там. Среди выдающихся русских людей там побывал и Степан Осипович Макаров, военно-морской деятель, кораблестроитель, океанограф, автор русской семафорной азбуки. На корвете «Аскольд» в составе эскадры контр-адмирала Ф.С. Керна в 1866-1867 гг. он перешел по маршруту Нагасаки-мыс Доброй Надежды-Кронштадт.

В письме родственникам (1889 год) С.О. Макаров писал

0 недоброжелательном и враждебном отношении японцев к христианам. Речь шла о случаях, когда японцы приходили и требовали от православных чудес, а когда им отказывали, то обвиняли христиан во лжи. Во всех бедах усматривался злой умысел христиан, особенно когдапроисходи- ли пожары, которые были нередким явлением, поскольку в японских городах и селах того времени преобладали деревянные застройки[12].

Тем не менее предубеждение, которое испытывали японцы к иностранцам, не мешало проявлять интерес к ним. Так неоднократные встречи в консульстве японского самурая- педагога с о. Николаем и их общение изменили отношение японца, который из рьяного гонителя христианства стал его рьяным проповедником. Более того, приобрел известность тем, что пользуясь непониманием односельчан, читал им Библию в синтоистской кумирне во время общих молитв[13].

Собственно, с обретения первого последователя для о. Николая и началась миссионерская работа — объяснение православной веры японцам. Проповедь православия вызывала у местного населения и властей недоверие и сомнение, не обходилось и без гонений. Японское правительство преследовало иноверных проповедников и сурово карало не только самих проповедников, но и принявших чужую веру японцев. В качестве наказаний предусматривались ссылка в шахты и, как крайняя мера, смертная казнь1. Опасаясь наказаний и не доверяя иностранцам, японцы не хотели слушать проповеди.

Некоторые основания для негативной исторической памяти все же были. Так, после инцидента 1803 г. и военной акции 1806-1807 гг.[14] [15], в сознании японцев сложился образ России, стремившейся захватить Японию. Страх рождал в сознании японцев образы русских в виде врагов, захватчиков, которые на любой не нравившийся им ответ, реагируют выстрелами из пушек (именно это сделали два русских офицера - Н.А. Хвостов и Г.И. Давыдов, обстреляв прибрежные японские фактории после неудачных переговоров Н.П. Рязанова)[16]. С неприятелем, посягавшим на Страну восходящего солнца, кодекс самураев предписывал сражаться, однако власти решили поступить иначе.

В статье о. Николая «Япония с точки зрения христианской миссии» упоминается о том, что японцы планировали выкопать по берегам каналы, чтобы не плавать в одном море с иностранцами[17]. И все же, по словам японского исследователя Тосиюки Акидзуки1, в период Эдо[18] [19] отношение к русским у местного населения было более положительным, чем, например, к англичанам или голландцам. Англичане казались «нечестными и своекорыстными», а русские «благородными и щедрыми аристократами»[20].

Миссионерская деятельность о. Николая проходила в сложной обстановке страха и недоверия со стороны местного населения, которые необходимо было преодолеть. Дополнительные трудности психологического характера создавали конкуренты. С «открытием Японии» в ней появились иностранцы разных христианских конфессий: иезуитов, англикан, лютеран, баптистов и прочие. Они имели средства и подкупали японцев деньгами, которые обильно давали за крещение. У русского миссионера не было средств[21], но он владел словом пастыря и располагал добрым отношением.

В условиях появления в Японии разных религиозных учений среди миссионеров-исследователей появляется мысль о синкретичности, индифферентности японского мировоззрения и их атеизме[22]. Выявился меркантилизм японцев. В новых религиозных учениях они видели организации, оказывающие материальную поддержку, но не более того. Об этом свидетельствуют записи в дневниках о. Николая. Японцы вносили пожертвования, а позже требовали возврата денежных средств, вложенных ими в Церковь1, как бы по системе взаимопомощи. Иногда они приходили креститься, чтобы получить денег, поскольку жили очень бедно[23] [24].

Одним из важнейших факторов, повлиявших на успешное развитие православной миссии в Японии и преодоление недоверия, стал этнический состав — все священники и миряне были японцами (за исключением о. Николая). Так же, благодаря этому стало возможным открытие здания миссии в Токио (Эдо). В миссии работали 9 отделов просветительского и социального характера: переводческий отдел, редакция журнала «Сейкесимпо» («Вестник православия»), духовная семинария, женская школа, катехизаторская школа, сиротский приют, иконописный отдел, церковный хор и библиотека. Все отделы принимали и помогали христианам, занимались их образованием, воспитывали и просвещали.

Постепенно и медленно, но отношение к православной миссии и русским менялось в положительную сторону — от враждебности к интересу. Японцы часто приходили в православный храм посмотреть на богослужения и послушать хоровое пение. Последнее казалось им очень привлекательным, так как было крайне редким явлением в Японии, особенно пение без музыки.

Переводческий отдел начал издавать помимо духовной литературы (Библии, Посланий апостолов, Молитвословов и т.д.) светскую («Капитанская дочка», «Ревизор», «Вишневый сад» и др.). Переводчики старались сделать светские тексты понятными для восприятия японцев, поэтому вносили образные изменения и меняли имена литературных героев. Так «Капитанскую дочку» назвали «Сердце цветка и думы бабочки», а главных героев переименовали в Мэри и Смита[25].

Тем не менее, отношение к церкви, как божественному установлению, не было пиететным. О. Николай отмечал индифферентность японцев к вере. Им было сложно понять, а зачастую и невозможно, такие христианские понятия как: «грех». Это слово миссионеры переводили как «Цуми-дзай», что для японцев означало «преступление», за которое следует посадить в тюрьму: «оттого-то китаец, да и японец, не может понять, за что миссионер его укоряет, когда он не учинил ничего такого, за что бы мог опасаться тюремного заключения»1. В японском понимании все, что не запрещено законом — то разрешено, возможно, поэтому и в японском языке нет слова «грех». Само слово «грех» обозначает в христианском понимании религиозный проступок или преступление, за которое нет официального наказания, кроме Божьего[26] [27].

Однако в пантеистической традиции боги, как правило, наказывают в том случае, если их не ублажить, задобрить или помянуть. Тем не менее, число верующих медленно росло, что свидетельствовало о постепенном преодолении недоверия.

Самым трудным испытанием для о. Николая в Японии стала русско-японская война 1904—1905 гг. В условиях психологическогоотождествления православия и России, война с ней угрожала перечеркнуть все усилия православной миссии. Все православные без исключения подавляющим большинством японцев считались «русскими шпионами». Шпиономания усилилась после того, как был пойман Григорий Такахаси[28] [29] при попытке передачи сведений А.И. Русину1, за что он был осужден на 8 лет[30].

Японская пресса не раз вспоминала об этом случае. Опасаясь погромов, власть приставила полицейскую охрану к зданию миссии и о. Николаю1. Одним из самых смелых решений о. Николая было его желание остаться в Японии со своими духовными чадами. «Единственный русский, оставшийся в Японии» - это вызывало у японского народа, который выше всего ценит стойкость убеждений, силу воли и честь, — уважение. Иногда в адрес отца Николая приходили письма с угрозами[31] [32], но это было скорее исключением, чем правилом.

В это время в церкви начинают обсуждать вопрос о самообеспечении [33]. Поднимается вопрос и о принадлежности земли, на которой располагалась миссия, — дело в том, что здание миссии располагалось на земле, купленной в качестве посольской территории, и находилось в ведении посольства[34].

Однако самыми острыми стали проблемы, связанные с взаимоотношением православных японцев и остального населения. Постоянно, в разных регионах страны, вспыхивали антихристианские выступления. В Токио периодически происходили погромы. Не всегда понимая, где православные, а где протестанты или католики, японцы не разбираясь нападали, в том числе и на православных, о чем свидетельствуют дневниковые записи о. Николая. Инославные миссионеры иногда вывешивали на дверях объявления, что они не православные и русских здесь нет[35].

В условиях войны усложнились отношения между православными японцами и язычниками (представителями синтоизма и буддизма). Даже к тем православным, к которым раньше относились довольно хорошо, появилось недоверие. Православных изгоняли из их жилищ и принуждали сменить веру[36]. Известны три случая, когда православные японцы отрекались от веры. До войны отрекающихся не было. Каждое отречение сопровождалось раздачей листовок и вывешиванием объявлений о том, что японцы отрекаются и возвращаются к вере предков.

Японцы считали, что главой православной церкви является русский царь. В этом были уверены даже те, кто учился в петербургской духовной академии. Они ссылались на «Курс церковного права Православной Церкви» И.С. Бердникова, где было сказано, что «Русский государь есть верховный защитник веры»1. Видимо, поэтому писали к о. Николаю просьбы обратиться к русскому императору для прекращения войны[37] [38]. Однако, несмотря на то, что велась война, проповедь и деятельность миссии не остановились. Продолжали происходить крещения, богослужения, читались проповеди. К религиозным требам присоединилась гуманитарная помощь пленным. Практически всю войну в Японию прибывало огромное количество пленных русских, которым православная церковь старалась оказывать духовную поддержку, пересылая им крестики, книги, иконки и прочее. Сложилась непростая ситуация: с одной стороны в условиях войны возрастала подозрительность к православным, но в то же время существенная часть японцев улучшила отношение к православным и русским. Японские православные священники были отправлены в лагеря военнопленных, где проводили богослужения. Перед богослужением с причастием, как правило, проводится исповедь, однако японская военная служба посчитала это занятие тайной передачей информации и настояло на присутствии во время исповеди своих людей, что, безусловно, не допускалось канонами[39] и вызывало озабоченность о. Николая. Однако благодаря усилиям о. Николая и православных японских священников это удалось преодолеть.

В целом, основной и самой сложной проблемой взаимопонимания и доверия стала проблема языкового и понятийного барьера. Русский язык оказался слишком сложным в своей вариативности. Именно поэтому на всем протяжении существования православной церкви в Японии она сталкивалась с такими проблемами, как понимание слова «грех», «верховный защитник веры» и другие. Иначе понимая слова, японцы и реагировали по-своему. Еще одной проблемой стал негативный образ русского в Японии. Русский священник о. Николай, оставшись в Японии во время ее войны с Россией, продемонстрировал японскому правительству и народу честь, отвагу, смелость и волю русского человека, чем снискал себе среди японцев уважение. Об этом свидетельствует венок, присланный на похороны святителя Николая от Японского императора, и мнение, высказанное о нем в японской печати — газетах и журналах «Тайо», «Дзидзи», «Кокумин», «Майнити»[40].

Венок, присланный императором Японии на похороны святителя Николая

Святитель о. Николай (Касаткин) руководил православной миссией в Японии с 1870 г. по 1912 г. Его служение было неоднократно отмечено, как русской православной церковью, так и японскими правительством и периодической печатью. В 1880 г. за успехи в миссионерском деле священник был назначен “епископом Ревель- ским, викарием Рижской епархии с откомандированием в Японию”[41]. Четверть века спустя уже после Русско-японской войны в 1906 г. он был поставлен в сан архиепископа с наречением «Японский». В 1912 г. в возрасте 75 лет святитель Николай скончался. Через 50 лет в 1962 г. преосвященный Николай был канонизирован. Почитание Святого равноапостольного Николая Японского приходится на 16 февраля[42].

Прожив долгие годы в Японии, православный священник Николай Касаткин стал современником и очевидцем нараставшего противостояния и разворачивавшегося конфликта. Он считал самыми важными вопросы взаимопонимания и доверия. Святитель Николай в условиях гонений и войны показал иную модель поведения, облегчения душевных травм людей и возможности общения представителей воюющих сторон, не изменяя своей вере и стране. Своим примером он показал, что любая проблема преодолима благодаря терпению, смирению и Слову Божию.

  • [1] Святитель Николай Японский в воспоминаниях современников / Сост. Г.Е.Бестремянная. - 2-е изд. - СТСЛ, 2012. - С. 3.
  • [2] Суханова Н.А. Цветущая ветка сакуры. История Православной Церквив Японии. - М.: Изд-во храма святой мученицы Татианы, 2003. - С. 7.
  • [3] Япония от А до Я. Электронная энциклопедия. - М.: Изд-во «ДиректмедиаПаблишинг», 2008. - С. 368.
  • [4] Павлович Н.А. Святой равноапостольный архиепископ ЯпонскийНиколай. - М.: Издательство ПСТГУ, 2007. - С. 35-36.
  • [5] Саблина Э.Б. 150 лет православия в Японии. История ЯпонскойПравославной Церкви и ее основатель Святитель Николай. - М.: АИРО-XXI; СПб.: «Дмитрий Буланин», 2006. - С. 39.
  • [6] Ранее известного, как Эдзо, в старой русской транскрипции Иессо,Иеддо - второй по величине остров Японии.
  • [7] Ив Японии жатва многа... Письмо Русского из Хакодатэ // Саблина Э.Б.150 лет православия в Японии. История Японской Православной Церквии ее основатель Святитель Николай. - М.: АИРО-XXI; СПб.: «ДмитрийБуланин», 2006. - С. 259.
  • [8] Павлович Н.А. Святой равноапостольный архиепископ ... - С. 79.
  • [9] В некоторых книгах говорится о том, что Павел Савабэ был именносамураем, однако у о. Николая говорится о том, что он происходил изжреческого сословия и был жрецом синтоистской кумирни. Тем не менееон действительно обучал сына русского посланника И.А. Гошкевичафехтованию.
  • [10] Павлович Н.А. Святой равноапостольный архиепископ... - С. 58.
  • [11] Там же. - С. 59.
  • [12] Макаров С.О. Православие в Японии (письмо в Прибавлении к № 27 Церковных ведомостей 1889 г.). - М.: Книга по Требованию, 2013. - С. 10.
  • [13] Николай-До. Святитель Николай Японский. Краткое жизнеописание. Выдержки из дневников / Сост., расшифровка текста и коммент. Александр Чех. - СПб.: Изд-во «Библиополис», 2001. - С. 27.
  • [14] Павлович Н.А. Святой равноапостольный архиепископ... - С. 41.
  • [15] Речь идет о событиях связанных с посольством Н.П. Рязанова и о егодовольно резком в отношении японцев поведении, а так же последующемнападении Н.А. Хвостова и Г.И. Давыдова на прибрежные японскиефактории на Курилах и Сахалине. Подробнее см.: Невельской Г.И.Подвиги русских морских офицеров на крайнем востоке россии. - М.:Дрофа, 2008. - С. 346; Япония с точки зрения христианской миссии.Избранные ученые труды святителя Николая архиепископа Японского. -М.: Издательство ПСТГУ, 2006. - С. 33; Сгибнев А. Попытки русскихк заведению торговых отношений с Япониею (в XVIII - нач. XIX вв.) //Морской сборник. - 1869. - № 1.
  • [16] Япония с точки зрения христианской миссии. Избранные ученые трудысвятителя Николая архиепископа Японского. - М.: Издательство ПСТГУ,2006.-С. 33.
  • [17] Там же. -С. 34.
  • [18] Тосиюки Акидзуки - японский историк, исследователь японско-русскихотношений и острова Сахалин.
  • [19] Исторический период (1603 - 1868) Японии, время правления кланаТокугава.
  • [20] О более привлекательном образе русских см.: Михайлова Ю.Д. Некоторыечерты «образа России в Японии» // Япония сегодня 1994-1995 гг. - М.:Наука, 1995. - С. 300. Она же. Россия как миф // Родина. - 2005. - № 10.
  • [21] Речь Святейшему Синоду, сказанная начальником Духовной миссиив Японии, архимандритом Николаем, при наречении его в епископаРевельского, викария Рижской Епархии. См.: Саблина Э.Б. 150 летправославия в Японии. История Японской Православной Церкви и ееоснователь Святитель Николай. - М.: АИРО-XXI; СПб.: «Дмитрий Буланин»,2006. - С. 376-377.
  • [22] Япония с точки зрения христианской миссии. Избранные ученые трудысвятителя Николая архиепископа Японского. - М.: Издательство ПСТГУ,2006.-С. 35.
  • [23] Дневники святого Николая Японского: в 5т. / Сост. К. Накамура. - СПб.:Гиперион, 2004. -Т. 5. - С. 70.
  • [24] Там же.-Т. 3. - С. 134.
  • [25] Мазурик В. Злодейская секта христиан // Татьянин день. - 1995. - № 3.
  • [26] Дневники святого Николая Японского: в 5т. / Сост. К. Накамура. - СПб.:Гиперион, 2004. - Т. 4. - С. 190.
  • [27] Там же.
  • [28] Григорий Такахаси - православный японец, муж Надежды Такахасиначальницы Женской школы миссии.
  • [29] Русин Александр Иванович - морской агент России в Японии. Создалагентурную сеть, активно занимался сбором разведывательнойинформации о состоянии японского военно-морского флота.
  • [30] Дневники святого Николая Японского: в 5т. / Сост. К. Накамура. - СПб.:Гиперион, 2004. - Т. 5. - С. 12.
  • [31] Там же. - С. 7.
  • [32] Там же. - С. 28, 29, 35.
  • [33] Там же. - С. 36.
  • [34] Там же. - С. 34.
  • [35] Там же. - С. 22.
  • [36] Там же. - С. 192.
  • [37] Там же. -С. 91.
  • [38] Там же. - С. 180.
  • [39] Там же. - С. 121.
  • [40] Некоторые японские газеты о кончине Архиепископа Николая // СаблинаЭ.Б. 150 лет православия в Японии. История Японской ПравославнойЦеркви и ее основатель Святитель Николай. - М.: АИРО-XXI; СПб.:«Дмитрий Буланин», 2006. - С. 508-509.
  • [41] Павлович Н.А. Святой равноапостольный архиепископ... - С. 102.
  • [42] Япония от Адо Я. Электронная энциклопедия. - М.: Изд-во«ДиректмедиаПаблишинг», 2009. - С. 385.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >