ХРОНОЛОГИЧЕСКИЕ РАМКИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НЕГЛАСНОГО КОМИТЕТА

Полуофициальное положение Негласного Комитета, существование которого тщательно, но не совсем удачно, скрывалось, имело следствием почти полное отсутствие документации этого органа. О деятельности Комитета мы знаем, в основном, из записей П.А. Строганова, которые по своему характеру являются дневниково-мемуарными. Поэтому долгое время считалось, что время существования Негласного Комитета, а также количество его заседаний может быть определено по этим «Протоколам», первый из которых датирован 24 июня 1801 г., а последний 12 мая 1802 г., а также еще четыре записи заседаний октября-ноября 1803 г. Поэтому принято считать, что Негласный Комитет в период с 24 июня 1801 г. по 12 мая 1802 г. действовал регулярно, проведя 35 заседаний, а затем, прервав свои заседания на 1,5 года, собрался четыре раза осенью 1803 г., после чего вовсе прекратил свое существование.

Долгое время эта точка зрения была господствующей в исторической литературе1 и, как следствие, в учебниках и учебных пособиях по отечественной истории[1] [2]. Однако, в 1976 г. ленинградский историк М.М. Сафонов, после тщательного исследования «Протоколов», а также найденной им в архивах части переписки П.А. Строганова с В.П. Кочубеем и А. Чарторижским, пришел к выводу, что в «Протоколах» П.А. Строганова отражены далеко не все заседания Негласного Комитета, и, следовательно, хронологические рамки его деятельности должны быть пересмотрены1. И действительно, слишком странно выглядит 1,5-годовой перерыв в работе Негласного Комитета, после которого его деятельность вновь возобновилась. Да и в «Мемуарах» А. Чарторижского ничего не говорится о прекращении деятельности Негласного Комитета. Более того, говоря

0 внешнеполитических акциях России в 1803-1805 гг., он постоянно упоминает об их «выработке в кругу «молодых друзей»[3] [4]. Кроме того, П.А. Строганов в письме к Н.Н. Новосильцеву от 27 октября 1804 г. пишет: «Мы имели недавно заседание у императора»[5]. Следовательно, весьма вероятен факт работы Негласного Комитета и в 1804 г.

Мало того, в «Мемуарах» А. Чарторижского есть косвенные свидетельства, что Негласный Комитет существовал и далее. Так, по свидетельству А.Чарторижского, в марте 1806 г. он обратился к императору с предложением «для выработки устойчивого внешнеполитического плана образовать Комитет или тайный Совет, на котором сверх совещательных функций лежала бы обязанность приводить в исполнение выработанные в нем меры»[6]. Далее А. Чарторижский доказывает императору, что выход из того тяжелого положения, в которое попала страна после Аустерлица, заключается в «восстановлении единства правительственной деятельности, уничтожение которой и было основной причиной несчастий России»[7]. Уничтожение этого единства А.Чарторижский относил ко времени отъезда императора из родового имения Чарторижских в Пулавах в сентябре 1805 г., когда император «удалил от себя лиц, пользовавшихся до того времени его доверием, бывших в курсе всех дел», после чего «лица, выработавшие прежний план, не созывались вновь, чтоб совместно обсудить и продумать средства лучше и успешнее довести его (т.е. план) до конца»1. 11 ноября 1806 г. А. Чарторижский и Н.Н. Новосильцев представили императору записку с предложением возродить «прежний Комитет общественного спасения, который желал бы вновь собраться», чтобы обсудить пути выхода из кризиса, в котором оказалась Россия после Аустерлица[8] [9]. Александр I вроде бы согласился, решив организовать заседание Комитета 15 ноября «после обеда в 6 часов»[10].

Неизвестно, состоялось ли вообще это заседание, зато становится ясно, что Негласный Комитет проводил свои заседания как минимум до сентября 1805 г., причем не исключено, что его существование было и более продолжительным.[11]

Что касается начальной даты существования Негласного Комитета, то тут вроде бы сомнений нет. Практически все источники называют 24 июня 1801 г. как дату первого заседания Комитета. Но если подходить к делу не с формально-юридической, а с фактической стороны, то, пожалуй, за начало деятельности Негласного Комитета можно обозначить 1797 г., когда начал функционировать оппозиционный кружок Александра I. Оснований, достаточных для того, чтобы считать деятельность этого кружка как подготовителъный этап в истории Негласного Комитета, по нашему мнению, достаточно много. Во-первых, известно, что либерально настроенный Александр познакомился летом 1792 г. с В.П. Кочубеем, в начале 1795 г. с П.А. Строгановым и Н.Н. Новосильцевым и в апреле 1796 г. с А. Чарторижским, т.е. со всеми будущими членами Негласного Комитета. Целью этих знакомств, инициатива которых принадлежала Александру, было, по образному выражению А. Чарторижского, «заполнение той умственной пустоты, которая образовалась вокруг молодого цесаревича после отъезда Лагарпа»1. И действительно, и Александру, и «молодым друзьям» была присуща общность взглядов по жизненно важным вопросам: все они ненавидели деспотизм, все были воспитаны на идеалах Просвещения, все желали перемен в общественном и государственном строе России. Поэтому их сближение выглядит совершенно естественным. В апреле 1797 г. во время коронации Павла I А. Чарторижский, Н.Н. Новосильцев и П.А. Строганов составили конспиративный триумвират, напоминавший масонскую ложу, связанный с Александром через А. Чарторижского, который был его адъютантом.

Во-вторых, о том, что этот кружок можно считать первым этапом деятельности Негласного Комитета, говорит то, что именно тогда были разработаны в общих чертах цели и принципы будущих реформ: принцип секретности и постепенности, а главная цель - «даровать России Конституцию и предохранить ее от поползновений деспотизма и тирании».А для этого предполагалось вначале воздействовать на общественное мнение в духе просветительских идей, чтобы подготовить его к будущим переменам. Для этого предполагалось начать перевод на русский язык произведений деятелей Просвещения[12] [13]. С этой целью на средства Александра было организовано издание «Санкт- Петербургского журнала», (редакторы А.Ф. Бестужев и И.П. Пнин), который на протяжении года публиковал выдержки из произведений Просветителей и их последователей в России.

В это же время «молодые друзья» обсуждают записку Безбородко «О составлении законов Российских», написанную по просьбе В.П. Кочубея. В записке были сформулированы основные цели и задачи ближайших реформ, которые «молодые друзья» взяли на вооружение. Итак, каковы эти задачи?

  • а) удаление наиболее опасных для государства черт феодально-крепостнической системы: ослабление элементов рабовладения, регламентация крестьянских повинностей с целью пополнения государственной казны, ослабление помещичьей эксплуатации, чтобы сгладить остроту противоречий, запрет продажи крестьян без земли, ограничение числа дворовых, предоставление гарантий крестьянской собственности;
  • б) облегчение положения торгово-промышленных слоев города, для этого необходимо уменьшение пошлин, предоставление свободы передвижения по стране и за ее пределы;
  • в) преобразование государственного аппарата, создание законосовещательного сословного представительного учреждения, введение в состав Сената представителей не только дворян, но и других сословий, т.е. сделать Сенат представительным всесословным органом1.

«Молодые друзья» с большим одобрением встретили этот проект, который стал основой их программы реформ.

Кроме того, во время коронации Павла А. Чарторижский составил проект Манифеста, который должен был быть опубликован при воцарении Александра. В нем провозглашалось неудобство существующего государственного строя, необходимость нового государственного устройства, основанного «на принципах разумности и справедливости»[14] [15].

Летом 1799 г. кружок прекратил свое существование. Причиной этого оказалось Смоленское дело об антипавловском заговоре, участники которого имели связи с Н.Н. Новосильцевым и В.П. Кочубеем. В результате Н.Н. Новосильцев был вынужден уехать в Англию, А. Чарторижский был назначен послом в Сардинию (по сути, это была почетная ссылка),В.П. Кочубей после отставки уезжает на Украину, а затем в Вену. В Петербурге остался один П.А. Строганов. Но через 1,5 года кружок был вновь воссоздан под именем Негласного Комитета.

Таким образом, есть все основания считать деятельность кружка 1797-1799 гг. первым подготовительным этапом деятельности Негласного Комитета. Именно на этом этапе была создана программа будущих преобразований, пусть и абстрактная, сформулированы цели и принципы будущих реформ.

В целом же можно сделать вывод, что хронологические рамки деятельности Негласного Комитета несколько расплывчаты. Формально Негласный Комитет функционировал с 24 июня 1801 г. по сентябрь 1805 г., а может быть и до 1806-1807 гг. Период же 1797-1799 гг. следует рассматривать как подготовительный этап деятельности Негласного Комитета.

  • [1] См., например: Шильдер Н.К. Император Александр Первый, егожизнь и царствование. - СПб., 1897. - Т. II. - С. 273-274; Вел. кн.Николай Михайлович. Граф П.А. Строганов (1774-1817). Историческоеисследование эпохи императора Александра I. - СПб., 1903.-T.il. - С. XXI;Предтеченский А.В. Очерки общественно-политической истории России1-ой четверти XIX в. - М.-Л., 1957. - С. 208.
  • [2] История СССР с древнейших времен до Великой Октябрьскойсоциалистической революции (академическое издание). - М., 1967. -Т. IV. - С. 67-69 (автор раздела - Бажова А.П.). Подобный подходк определению хронологических рамок деятельности НегласногоКомитета преобладает и в современной учебной литературе. См.,например: Дворниченко А.Ю., Тот Ю.В., Ходяков М.В. История России. -М., 2009. - С. 220-221; Деревянко А.П., Шабельникова Н.А. ИсторияРоссии. - М., 2011. - С. 170—171 и др.
  • [3] Сафонов М.М. Протоколы Негласного Комитета // Вспомогательныеисторические дисциплины (ВИД). - Вып. 7. - Л., 1976. - С. 191-210.
  • [4] Чарторижский А. Мемуары князя А. Чарторижского и его перепискас императором Александром I. - М., 1912. - Т.1. - С. 353.
  • [5] Пыпин А.Н. Общественное движение в России при Александре I. - СПб.,1871.-С. 118.
  • [6] Чарторижский А. Указ. соч. - Т. II. - С. 87.
  • [7] Там же. - С. 88-89.
  • [8] Там же.-С. 107-109; 121-122.
  • [9] Сафонов М.М. Указ. соч. - С. 198.
  • [10] Чарторижский А. Мемуары князя А. Чарторижского и его перепискас императором Александром I. - М., 1912. - Т. II. - С. 148-149.
  • [11] Аргументы, выдвинутые М.М. Сафоновым, представляются вполнелогичными и обоснованными. Но, к сожалению, его концепцияосталась незамеченной авторами официальной учебной литературы.В подавляющем большинстве современных учебников и учебных пособийавторы соответствующего раздела о реформах начала XIX в. упорноуказывают старые хронологические рамки деятельности НегласногоКомитета (1801-1803 гг.), не делая даже оговорки о существовании вполнеобоснованной точки зрения о продлении этих сроков как минимум до1805 г. См., например: Дворниченко А.Ю., ТотЮ.В., Ходяков М.В. ИсторияРоссии. - М., 2009. - С. 220-221; Деревянко А.П., Шабельникова Н.А.История России. - М., 2011. - С. 170-171; и др. В некоторых учебниках,как, например, в учебном пособии М.Н. Зуева, вопрос о хронологическихрамках деятельности Негласного Комитета вообще обойден стороной,указывается предельно общая формулировка - «начало XIX в.» // ЗуевМ.Н. История России. - М., 2013. - С. 210.
  • [12] Там же. -Т. I. - С. 84-85.
  • [13] Сафонов М.М. Проблема реформ в правительственной политике Россиина рубеже XVIII - XIX вв. - Л., 1988. - С. 47-50.
  • [14] Григоровиче. Канцлер А.А. Безбородко в связи с событиями его времени. - СПб., 1879-1880. - Т. II. - С. 643-646; Грацианский П.С. Политическая и правовая мысль России второй половины XVIII в. - М., 1984. - С. 81.
  • [15] Чарторижский А. Мемуары князя А. Чарторижского и его переписка с императором Александром I. - М., 1912. -Т. 1. - С. 135-136.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >