Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow География arrow Растительные сообщества Памира, их структура, динамика и продуктивность

Содержание микроэлементов в растениях и распределение их по частям растений.

За последние 40-50 лет XX в. в литературе накопился огромный фактический материал по изучению микроэлементов в главных компонентах биосферы - почвах и растениях. Существенное значение микроэлементов в жизнедеятельности растений наряду с макроэлементами доказанно многочисленными исследованиями. Вещества, присутствующие в живых тканях в очень малых количествах, но играют важную роль как кофакторов и активаторов ферментативного катализа, ускорителей или замедлителей реакций обмена веществ. Иными словами, многие микроэлементы участвуя в метаболизме являются активными центрами ферментативных систем.

В настоящее время совершенно ясна важная роль в ферментативных процессах таких микроэлементов как медь, молибден, марганец, цинк и некоторых других металлов. Так, медь участвует в окислительновосстановительных реакциях, связанных с дыханием растений и азотным обменом, повышает активность биосинтеза аминокислот и фиксации молекулярного азота. Также влияет на биосинтез хлорофилла и образует комплексы с нуклеиновыми кислотами. Кроме того, наряду с марганцем, медь, входя в состав пластоцианина, играет важную роль в фотосинтезе. Цинк участвует в повышении активности ферментов, влияет на фосфорный, углеводный, белковый обмен растений, фотосинтез и регуляцию окислительно-восстановительного потенциала в клетках. Марганец повышает активность ряда ферментов и участвует в процессе фотосинтеза и восстановления нитритов. Кроме того Мп повышает скорость обмена фосфата в ДНК и РНК, также участвует в регуляции окислительно - восстановительных процессов в клетках. Молибден принимает активное участие в фиксации молекулярного азота и восстановлении нитратов (Школьник, 1974; Пейве, 1980). Большой физиологической и биохимической роли многих других микроэлементов в жизни растений и о многообразном влиянии их на обмен вешеств посвящена обширная литература.

Неоценима и роль микроэлементов в ботаническом ресурсоведении. В настоящее время известно, что микроэлементы являясь компонентами и активаторами ферментов и играющие важную роль в различных биосинтезах и превращениях веществ, оказывают большое влияние и на биосинтез биологически активных веществ.

Обнаружена корреляция между содержанием марганца, лития и количеством алкалоидов в растениях, между накоплением меди и содержанием флавоноидов и т.д. (Леванидов, 1961; Бровик- Романова, 1965; Хамракулова и др; 1970; Edmonson, Thiman, 1950). Также выявлено, что растения, богатые аскорбиновой кислотой, каротиноидами и веществами, обладающими Р-витаминной активностью, характеризуются повышенным содержанием марганца, серебра, ванадия и сравнително низким- хрома и железа. Было установленно, что изуение элементного состава растений можно использовать в поисковых ресурсоведческих работах и о возможности регулирования химического состава растений с помощью микроэлементов. В этой связи одной из важнейших задач ресурсоведческих работ является выявление растений - концентраторов микроэлементов - меди, кобальта, марганца, цинка и других, играющих огромную роль в жизнедеятельности человека и животных и являющихся важнейшими биологически активными веществами (Школьник, 1974).

В настоящее время также известно, что некоторые микроэлементы имеют лечебное значение. Так, марганец обладает ранозаживляющим действием, марганец и молибден в комплексе с сердечными гликозидами усиливают действие последних, т.е. микроэлементы содержащиеся в лекарственных растениях, могут в ряде случаев усиливать терапевтический эффект и т.д. (Машковский, 1987). Микроэлементы участвуют в кроветворение, оказывают положительное влияние на рост и размножение, на иммунобиологическую активность организма и продолжительность жизни (Коломийцева, Габович, 1970). Сейчас биотические свойства микроэлементов весьма успешно используются в растениеводстве, животноводстве, получены положительные результаты в повышении урожайности и плодовитости.

Таким образом, по имеющимся в литературы данным значение микроэлементов для жизни и нормальной деятельности растений и животных велико и многообразно. Они входят в состав всех органов и тканей животных и растений, участвуют в выполнении важных функций жизнедеятельности организмов, таких как дыхание, фотосинтез, фиксация и ассимиляция некоторых основных питательных веществ и т.д. В настоящее время общепризнано, что нет ни одного сколько - нибудь важного биохимического процесса, ни одной физиологической функции, которые были бы осуществимы вне участия того или иного микроэлемента.

В последние годы в литературе накопились сведения о микроэлементозах как человека, так и животных, вызванных дисбалансом микроэлементов в организме. Ценным источником минералных элементов могут стать высокогорные растения. В связи с этим наши исследования по определению минерального состава растений не ограничивались изучением макроэлементов, но также включали изучение микроэлементов, значение которых для науки и практики передставляет особый интерес (Сабоиев 1968, 1969).

Изучение микроэлементного состава растений высокогорий Памира позволяет выявить уровни содержания их в отдельных видах в зависимости от их систематического положения и экологии (ландшафтно-геохимических условий). Кроме научного значения исследование элементного состава растений высокогорных пустынь, особенно пастбищных, представляет большой интерес для животноводства. Микроэлементный состав растений пустынных сообществ Восточного Памира ранее не изучался.

Материал для исследования микроэлементного состава растений был собран в пределах основных типов высокогорных сообществ Восточного Памира на тех же восьми участках, на которых проводились определения макроэлементного состава растений. В геохимическом отношении эти биогеоценозы представляют участки с гипсовыми и карбонатными классами водной миграции с преобладанием окислительной щелочной обстановки в почвах. Исходя из общих ландшафтных представлений (Перельман, 1975), можно утверждать, что они отличаются низкой подвижностью большинства изученных микроэлементов.

Содержание микроэлементов исследовали у всех видов растений встречающихся в обследованных сообществах и в их отдельных органах: однолетние ассимилирующие побеги, многолетние надземные части и корни. Также исследован микроэлементный состав отмерших растительных остатков. Для оценки влияния экологических условий на содержание микроэлементов одни и те же виды собирались в нескольких участках Восточно-памирского стационара.

В табл.5.3.1-5.3.6 приведены результаты исследоаваний , из которых видно, что предел колебания содержания микроэлементов в различных органах изучаемых видов растений довольно широкий. Так, содержание марганца у разных видов в исследованных ассоциациях изменяется почти в 16 раз. Наибольшее количество марганца во всех ценозах отмечается в ковылях (126-380 мг/кг сухого вещества) и бобовых (в астрагале-160 -340 мг/кг, в остролодочнике - 130 - 210мг/кг). Минимальное содержание марганца отмечено у парнолистника (26-48 мг/кг). Содержание марганца в растениях высокогорных пустынь довольно близко к мировым кларкам, который для этого элемента составляет 240-630 мг/кг (Bowen, 1966; Kabata-Pendias A., Pendias Н., 1979, 1989, Добровольский, 1983 ).

Содержание хрома в различных органах исследованных видов составляет 2,0-12,0мг/кг сухого вещества, что значительно перевышает мировых кларков (до 2 мг/кг). Наиболее высокое содержание хрома (до 7,8-12,0 мг/кг) отмечено в полыни розовоцветковой, ковылях и бобовых (табл.5.3.1-5.3.6). Количество ванадия в разных органах исследованных видов растений пустынных сообществ варьирует от 2,0 до 20,0 мг/кг

Год и дата сбора

Части

расте

ний

Мп

Сг

V

Си

РЪ

Ва

Sr

Ceratoide spapposa Botsch. et Ikomt.

1965 5.VII

оч

180

3,8

6,4

5,8

13

13

19

74

мч

120

2,9

4,2

3,7

9,7

3,7

14

96

к

по

2,7

3,8

5,0

12

6,4

13

120

мор

200

4,0

6,8

7,7

14

11

30

177

1966 15.VII

оч

140

3,4

4,7

5,0

12

10

-

82

мч

140

3,5

3,6

3,9

14

4,2

-

98

к

99

2,0

3,4

4,6

13

6,0

-

138

мор

180

2,5

5,1

7,2

15

8,5

-

180

Stipa glareosa P.Smirn

1965 5.VII

оч

130

3,0

5,3

5,2

11

3,6

51

48

мч

330

6,1

12

7,8

6,0

17

45

75

к

340

9,6

16

9,5

11

21

60

90

мор

310

5,8

10

6,7

6,4

14

46

105

1966 15.VII

оч

126

3,0

4,6

4,6

12

3,0

-

55

мч

262

7,8

12

7,8

7,5

15

-

86

к

290

9,3

20

8,6

11

28

-

97

мор

218

9,1

12

8,4

7,2

20

-

112

Astragalus borodinii Krassn

1965 5.VII

мч

340

7,8

14

11,0

8,8

19

54

310

к

160

4,1

5,4

6,0

6,2

12

46

470

мор

330

5,7

12

8,0

6,5

15

49

370

Oxytropis chiliohylla Royle

1965 5.VII

оч

неопределено

мч

240

11

19

13

7,9

16

60

287

1966 15. VII

оч

184

11

15

9,3

10

12

-

150

мч

210

12

16

11

8,4

15

-

340

к

130

10

13

17

10

13

-

300

сухого вещества, что превышает его среднее содержание в растениях. Повышенное содержание ванадия в золе растений было обнаружено многими исследователями (Bertrand, 1950; Добровольский, 1961; Божко, 1962; Cannon, 1963 и др.). В исследованных видах наибольшие показатели характерны для ковылей (4,6-20,0 мг/кг) и полыни розовоцветковой (3,2-21,0 мг/кг).

Содержание никеля в исследованных растениях Восточно Памира при-мерно соответствует мировым кларкам (до 12 мг/кг). Особенно активно накапливают никель растения сем. бобовых - астрагал (6,0-11,0 мг/кг) и остролодочник (9,3-17 мг/кг).

Количество меди в исследованных растениях высокогорных пустынь варьирует в пределах 6,0-29,0 мг/кг. Наиболее высокое содержанее Си (9,6-29 мг/кг) обнаружение у полыни, что согласуется с даными многочисленных авторов, утверждающих, что полыни по сравнению с другими видами растений являются наиболее активными концентраторами меди (Глазовская, 1962; Грабовская и Астрахан,1963;Риш, Бен-Утяева, 1958; Малюга,1963 и др.). Заметно меньшее содержание меди обнаружение в терескене (6,8-13 мг/кг), в бобовых и злаковых (6,2-12 и 6,0-14 мг/кг соответсвенно).

В литерартуре вопрос о содержании меди в пустынных растениях освещен достаточно широко. М.А.Риш, Г.С.Бен-Утяева (1958), исследуя содержание меди в растениях гипсовой пустыни, установили, что максимум меди для верблюжьей ключки составляет 9 мг/кг сухого растения, у эфемеров 6-7 мг/кг, а в мятлике живородящем (Роа bulbosa)-10,4 - 12,4 мг/кг. Максимальное содержание меди наблюдалось в молодых побегах белой полыни - 16,1 мг/кг. По данным этих же авторов (Риш, Бен-Утяева, 1963) содержание меди в растениях каракулеводческих пастбищ Западного Узбекистана следующее: у полыни метельчатой 14,7 мг/кг сухой массы, у ковылей 5,0 - 8,7 мг/кг, а у полыни белой 7,7 - 14,1 мг/кг. В условиях Киргизского Ала-Тоо содержание меди у различных видов полыней колебалось от 2,0 до 21 мг/кг и более (Мурсалиев, 1966).

Среднее содержание свинца в пастбищных растениях Дагестана по данным В.В.Ковальского (1974) составляет 7,6.10'5%. В растениях исследуемого района содержание свинца в 15-20 раз выше указаной величины, при этом наиболшее количество свинца обнаружено в злаковых и бобовых (3,0-28 мг/кг и 12-19 мг/кг соответственно). Повышенное содержание свинца по сравнению с его средним содержанием в растениях (в 30-60 раз) у различных видов полыни Киргизского Ала-Тоо отмечено А.Мурсалиевым (1966).

Содержание бария в растениях пустынных сообществ Восточного Памира колеблется от 5,5 до 73 мг/кг сухово вещества. Межвидовые различия в содержании этого элемента довольно контрастны (табл.5.3.1- 5.3.6). Бария больше всего обнаружение в полыни (18,3-73 мг/кг). Самое низкое его содержание обнаружено в терескене (5,5 - 32 мг/кг).

Содержание стронция в растениях высокогорных пустынь Восточного Памира варьирует в пределах 42-470 мг/кг, что значительно превышает мировой кларк (40 мг/кг). Это, вероятно связанно с высоким геохимическим фоном стронция в высокогорных пустынных

Год и дата сбора

Части

расте

ний

Мп

Сг

V

Си

РЪ

Ва

Sr

Ceratoides papposa Botsch. et Ikonn.

1965 10. VII

оч

160

3,5

5,1

5,7

14

10

11

108

мч

110

2,8

3,4

3,3

11

3,3

11

136

к

94

2,5

2,9

3,2

11

4,6

5,5

160

мор

160

4,4

4,9

7,4

14

12

17

170

1966 15. VII

оч

150

4,4

4,8

5,1

9,1

9,6

-

110

мч

140

4,0

4,2

3,4

11

3,0

-

150

к

110

3,5

3,5

3,3

10

5,2

-

180

мор

170

5,5

5,8

7,8

12

11

-

200

Artemisia rhodanta Rupr

1966 15. VII

оч

150

8,0

12

8,9

11

5,4

-

120

мч

65

6,6

8,6

5,9

10

4,7

-

96

к

71

3,0

5,6

5,3

18

5,0

-

110

Zygophillum rosovii Bg

1966 15. VII

оч

48

4,1

6,4

6,7

9,6

16

-

190

мч

72

7,7

10

7,2

18

9,1

-

140

к

26

2,0

3,0

4,1

9,7

5,7

-

69

почвах, отличающиеся высокой карбонатностью и гипсоносностью, определяющими образаование слаборастворимых карбонатов и сульфатов стронция. Для исследуемых видов характерна значительная видовая дифференциация содержания стронция. Максимальные его концентрации обнаружены у видов сем. бобовых, в частности в астрагале (310-470 мг/кг) и остролодочнике (150-340 мг/кг), несколько ниже его содержание в терескене (60-230 мг/кг) и полыни (56-120 мг/кг) и самое низкое - в ковылях (42-97 мг/кг). Следовательно в обследуемом районе бобовые и полукустарнички, обладающие мощной корневой системой, заметно обогащены стронцием. Многими исследователями установлено, что растения среднеазиатских пустынь отличаются высоким содержанием стронция. В Киргизии 300 мг/кг (Одинец, 1959), в Узбекистане 90-500 мг/кг (Риш и др., 1960), в Таджикистане 0,01-1,25% (Ковальский и др.,1965). Наибольшее количество стронция отмечено в растениях из семейства бобовых, а наименьшее у злаковых.

Таким образом, полученные результаты по накоплению микроэлементов в различных органах растений высокогорных пустынь показывают существенные межвидовые различия. Так, содержание марганца,

Содержание микроэлементов в растениях галечноковыльково- остролодочниково - полынной ассоциации на супеси в мг на кг сухого вещества, долина р.Кукурт,уч.5

Год и дата сбора

Части

расте

ний

Мп

Сг

V

Си

РЬ

Ва

Sr

Artemisia rhodanta Ru

рг.

1965 20. VIII

оч

220

8,7

11

6,4

12,7

13,0

55,0

120

мч

180

5,1

9,4

5,5

9,6

12,0

38,0

93

к

52

3,6

4,0

3,3

16,0

4,4

18,3

56

1966 17. VIII

оч

180

9,4

14

8,1

17,0

13,0

-

100

мч

162

4,5

6,3

4,7

18,0

5,5

-

83

к

48

2,7

3,2

2,8

20,0

3,2

-

61

мор

84

3,8

4,0

3,8

21,0

4,9

-

62

Ceratoides papposa Botsch. et Ikonn.

1965 26. VIII

оч

130

3,2

4,6

4,3

9.3

14,0

18,0

60

мч

180

4,9

3,7

4,2

8,6

13,0

26,0

68

к

100

2,4

4,0

4,4

7,2

10,0

6,7

60

мор

190

6,4

4,2

6,9

12

16,0

35,0

180

1966 17. VIII

оч

145

3,0

3,9

4,3

9,9

6,3

-

69

мч

164

2,9

3,4

4,3

11

6,0

-

65

к

97

2,2

3,1

4,0

6,8

6,3

-

62

мор

184

4,3

3,9

4,9

9,9

13,0

-

156

Stipa glareosa P.Smirn

1965

вр

260

6,9

12

7,1

6,7

14,0

49,0

150

1966

вр

167

5,4

8,0

6,7

6,9

12,0

-

109

хрома, ванадия, никеля и бария в бобовых, ковылях и полыни в 1,5-2,5 раза больше, чем в терескене. Наибольшие концентрации стронция отмечены у бобовых и в терескене, наименьшее - у злаковых, в последних много свинца. Медь наиболее активно концентрируется полынями. Следует отметить, что растения даже в пределах одной и той же ассоциации содержат те или иные элементы в неодинаковой степени. Различия в содержании отдельных микроэлементов у разных видов свидетельствует о том, что каждый вид растительного организма обладает специфической для него способностью в поглощении минеральных элементов. Такая биологическая особенность растений, как указывает

А.П.Виноградов (1952), формировалась и закрепилась в течение длительного эволюционного развития. Известно, что по содержанию микроэлементов различаются не только различные виды растений, но и отдельные органы одного и того же вида. На незначительное накопление ряда химических элементов в надземных органах полыней по сравнению с ее корнями в различных природно-климатических зонах указывали Л.И.Грабовская и Е.А.Астрахан (1963), Д.ПМалюга (1963) и др.

В.В. Добровольским (1961) в условиях Закаспийских пустынь было обнаружено, что надземные части исследуемых им растений относительно больше накапливали титана, марганца, ванадия, свинца и др., а корни - меди, цинка, стронция, бария и молибдена. По данным Лоунема (Lounemaa, 1956) корни травянистых дикорастущих растений Финляндии содержали больше микроэлементов (меди, кобальта, хрома, никеля, цинка, свинца и олова), чем надземные органы этих растений. Итак, известно, что распределение микроэлементов в различных частях растений зависит как от видовых, так и от особенностей их минерального обмена.

Растения высокогорий Восточного Памира накапливают микроэлементы в различных частях в неодинаковой степени. Из результатов анализов, представленных в таблицах 5.3.1-5.3.6 следует, что в полукустарничках (Ceratoides papposa и Artemisia rhodantha) и бобовых (Astragalus, borodinii и Oxytropis chiliophylla) почти все микроэлементы в повышенных количествах содержатся в ассимилирующих зеленых побегах. Исключение составляют лишь отдельные элементы. Так, содержание меди в различных органах терескена примерно одинаковое, в некоторых случаях отмечено преобладание содержания меди в однолетних частях.

В полынях во всех сообществах небольшое количество меди обнаружено в корнях растений (16-29 мг/кг), в однолетних и многолетних надземных частях оно в 1,3-1,8 раз ниже. Стронций в терескене и бобовых более энергично накапливается в корнях, в которых его содержание в 1,2-1,7 раза выше, чем в надземных органах. В полыни содержание стронция несколько преобладает в однолетних зеленых побегах. В злаковых (Stipa glareosa и St. orientalis) все микроэлементы в наибольшем количестве обнаружены в корнях (табл.5.3.1, 5.3.4). А.А.Макунина и др. (1962) приводят данные, которые показывают, что ряд микроэлементов и особенно никель в золе корней злаков накапливается больше, чем в их надземных органах (стеблях и листьях).

Наряду с живыми органами в каждой ассоциации содержание микроэлементов определялось в отмерших остатках растений.

В последних содержание микроэлементов колеблется в довольно широких пределах (табл.5.3.1-5.3.6). Наблюдается разница в содержании микроэлементов в отмершем запасе отдельных видов растений. Например, в отмершей массе терескена содержание всех микроэлементов меньшее, чем в живых органах. Содержание стронция в отмершем запасе полыни в ряде ассоциаций более высокое (до 220 мг/кг), чем в других органах. Итак, в высокогорных пустынях Памира, растения, обладающие достаточно глубокой корневой системой, весьма богаты

Год и дата сбора

Части

расте

ний

Мп

Сг

V

Си

РЪ

Ва

Sr

Ceratoides papposa Botsch. et Ikonn.

1965 12. VII

оч

130

3,0

6,2

4,2

9,7

8,0

22

160

мч

140

3,5

4,9

5,0

8,8

6,9

32

220

к

110

3,4

2,0

4,7

6,9

8,0

14

190

мор

180

7,6

6,0

9,4

8,9

11

45

240

1966 18. VII

оч

120

3,8

5,7

3,9

10

7,4

-

150

мч

140

5,6

5,0

5,5

11

6,6

-

180

к

130

3,5

3,5

5,0

8,0

6,1

-

210

мор

140

6,2

5,5

8,2

9,3

9,6

-

170

Artemisia rhodanta Rupr

1966 18. VII

оч

170

7,5

11

8,6

16

7,4

-

120

мч

135

4,2

6,0

3,3

11

3,2

-

78

к

70

3,6

3,6

2,8

19

2,7

-

92

мор

147

4,7

5,8

3,8

19

2,8

-

72

микроэлементами. Здесь растения вступают в непосредственный контакт с подстилающими почву породами и путем разрушения последних поглощают необходимые микроэлементы.

При сравнении содержания микроэлементов в одних и тех же видах растений, произрастающих в разных местообитаниях и на различных почвах, обнаруживается, что наибольшим содержанием почти всех микроэлементов характеризуются растения разнотравно - восточноковыль- ково - полынной ассоциации (сев.склон Чечекты, уч.7), развивающейся в более увлажненных местообитаниях и на суглинистых почвах, наименьшим - растения всех исследуемых сообществ расположенных в долине р.Кукурт на песчаных почвах. Самое низкое содержание микроэлементов отмечено в растениях разнотравно-терескеновой ассоциации на песке (уч.4, табл.5.3.2), несколько увеличивается содержание никеля в растениях разнотравно-галечноковыльково - полынной ассоциации на легкосуглинистых почвах (уч.8), а стронция в растениях полынно- терескеновой ассоциации (долина р.Чечекты, уч.1). В таблице 5.3.7 приведены средние показатели содержания микроэлементов в фитомассе сообществ и почвах (средневзвешенное). Как следует из этих данных, содержание микроэлементов в растениях всех ассоциаций довольно близкое и в большей степени зависит от видового состава сообществ, чем от содержания этих элементов в почве. Хотя химический состав растений отражает в целом состав среды обитания. Однако степень проявления этой связи чрезвычайно изменчива и зависит от многих разнородных факторов. Как отмечает А.П. Виноградов (1952) химический состав организмов, в частности растений, не повторяет состава субстрата, на котором они произрастают. Организмы выбирают из среды нужные химические элементы благодаря сложившемуся обмену веществ.

В составе почв и золе растений преобладает марганец, стронций, барий и медь. Было обнаружено, что содержание марганца во всех ассоциациях довольно близкое, однако в тех случаях, когда в ассоциации имеется примесь ковыля содержание марганца повышается (уч.З, 7). Содержание хрома и никеля повсеместно довольно близкое (44-67 и 50-68 мг/кг соответственно).

Ванадий и свинец-в наибольшей степени накапливаются в сообществах с участием ковылей и полыни (59-95 и 100-140мг/кг соответственно). Медь в большей степени накапливается в ассоциациях с преобладанием полыни (150-180мг/кг), чем в сообществах с терескеном и злаковыми (98-154мг/кг). Содержание бария во всех ассоциациях варьирует не закономерно (105-410мг/кг). В содержании стронция прослеживается явное преобладание в ассоциациях с доминированием терескена- участки 1,3,4,6 (1550-2185мг/кг) по сравнению с теми, где преобладает полынь-участки 2,5,7 и 8 (700-1242мг/кг). На основании вышеизложенного можно заключить, что видовая специализация растений играет ведущую роль в биогеохимической дифференциации высокогорных пустынь.

Содержание микроэлементов в растениях исследованных сообществ изучалось в течение двух лет в одной и той же фазе развития (массового цветения) растений, с целью проверки достоверности данных одного года и прослеживания возможных изменений содержания микроэлементов в зависимости от погодных условий года (табл.5.3.1-5.3.6). Как выяснилось существенных колебаний в содержании микроэлементов по годам не наблюдается. Лишь в ряде случаев отмечается небольшое уменьшение содержания отдельных элементов в пробах 1966 года. Так, в последних почти во всех ассоциациях немного понижено содержание марганца, некоторое уменьшение содержание ванадия наблюдается в терескене, а свинца сравнительно меньше у всех видов в полынной ассоциации на супеси (Кукурт, уч.5). Незначительное повышение содержания меди отмечается в полыни из участка 4 (Кукурт) и в терескене из участка 6 (оз.Шоркуль). Содержание остальных микроэлементов в разные годы довольно близкое, имеющиеся незначительные колебания лежат в пределах точности анализа (табл.5.3.1-5.3.6). Как было отмечено выше, 1966 год был более пасмурным и холодным, это, вероятно, оказывало некоторое влияние на поступление микроэлементов в растения. Зависимость содержания микроэлементов в растениях от климатических факторов отмечалось многими исследователями (Уоррен и др.,1954; Жарников, 1963, 1964; Школьник, 1974 и др.).

Таблица 5.3.5.

Содержание микроэлементов в растениях разнотравно-восточноко- выльково - полынной ассоциации в мг на кг сухого вещества, сев.склон

р.Чечекты, участок 7

Год и дата сбора

Части

расте

ний

Мп

Сг

V

Си

РЬ

Ва

Sr

Artemisia rhodanta Rupr

1965 27.VIII

оч

420

10

19,0

9,0

22,0

16,0

68

87

мч

330

9,3

13,0

8,4

22,0

14,0

73

110

к

97

3,9

5,3

4,3

26,0

4,8

23

91

мор

340

7,6

13,0

9,7

24,0

15,0

54

210

1966 20.VIII

оч

370

9,1

21,0

8,2

19,0

12,0

-

100

мч

326

8,9

15,0

8,0

20,0

11,0

-

78

к

97

5,8

8,0

5,7

29,0

5,0

-

98

мор

210

10

16

9,8

17,0

11,0

-

180

Stipa orientalis Trin

1965

вр

380

6,4

10

8,4

14,0

19,0

47

42

1966 15. VII

оч

250

6,5

11

6,7

8,9

15,0

-

78

мч

260

4,7

6,9

5,2

10,0

18,0

-

43

к

260

7,8

13

8.2

9,5

18,0

-

33

мор

210

5,0

9,5

6,4

8,3

12,0

-

50

Ceratoides papposa Botsch. et Ikonn.

1966 15. VII

оч

270

7,6

8,6

11

23,0

14,0

47

230

мч

250

7,1

7,3

8.0

11,0

12,0

-

230

к

170

6,2

6,6

7,8

13,0

7.2

-

220

мор

240

10

14

11

16,0

14.0

-

230

Таблица 5.3.6.

Содержание микроэлементов в растениях разнотравно-галечно- ковмльково - полынной ассоциации в мг на кг сухого вещества, долина

р. Чечекты, уч.8

Год и дата сбора

Части

расте

ний

Мн

Сг

V

М

Си

РЬ

Ва

Sr

Artemisia rhodanta Rupr

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

1966 22.VIII

оч

270

8,5

11

9,1

19

14

-

90

мч

200

6,9

10

7,2

21

6,9

-

78

к

92

2,3

4,4

2,7

29

3,2

-

70

мор

190

9,2

12

8,6

19

14

-

220

Ceratoides papposa Botsch. et Ikonn.

1

2

3

4

5

6

7

Я

9

10

04

130

3,7

4.6

5,9

12

7.2

-

77

1966

МЧ

170

3,6

3,8

5,9

11

5.3

-

67

22.VIII

к

160

3,4

3,4

4.1

13

4,9

-

160

мор

100

6,6

5.5

11

15

17

-

220

Stipa glareosa P.Smirn

1966

04

193

3,7

5.1

4.4

6,2

17

-

74

22.VIII

M4

230

5,3

6,7

8.8

7,9

20

-

120

Acantholimon diapensioides Boiss.

вр

83

8.9

10

12

6,6

24

-

220

Таблица 5.3.7

Средняя концентрация микроэлементов в золе растений фитоценозов и в почвах пустынь Восточного Памира (мг/кг)

Объект

исследования

Мп

О

V

М

Си

РЬ

Ва

Sr

Полынно-герескеновая ассоциация (Чечекгы, у4.1)

Растительность

1800

67

70

53

154

66

260

1860

Поива

1134

82

70

55

23

15

509

2513

Тсрссксново - полынная ассоциация (Чс4скты,уч.2)

Растительность

1940

55

77

50

180

100

330

1070

Понва

920

83

71

47

25

12

519

2327

Разнотравно - ковыльно-терескеновая ассоциация (Кукурт, ун.З)

Растительность

2300

63

88

67

98

ПО

380

1550

Понва

854

76

82

32

31

12

450

703

Разнотравно - терескеновая ассоциация (Кукурт, ун.4)

Растительность

1230

45

55

52

141

65

105

1900

Понва

934

60

72

32

30

14

467

632

Разнотравно - полынная ассоциация на супеси (Кукурт,уч.5)

Растительность

1700

44

75

54

150

103

290

700

Почва

765

67

68

49

20

18

460

838

Галечноковыльково - полынно - терескеновая ассоциация (оз.Шоркуль, уч.6)

Растительность

1430

49

56

55

112

88

130

2185

Почва

1460

62

78

36

35

16

714

306

Разнотравно - восточноковыльково - полынная ассоциация (сев. склон долины р.Чечекгы, уч.7 )

Растительность

2635

60

95

68

175

140

410

1112

Почва

1028

99

104

42

47

14

437

545

Разнотравно - галечноковыльково - полынная ассоциация (долина р. Чечскты, уч.8)

Растительность

1530

52

59

56

150

125

-

1242

Почва

652

76

81

53

34

16

530

662

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы