Неявное знание.

Если мы говорим об автоматизме в поведении человека, то это не означает осознанность его действий. Более того, «отрефлектированность в некоторых случаях может препятствовать автоматизмам поведения. В то же время неотрефлектированность либо с самого начала, либо со временем создает предпосылки для существования информации в некодифицируемой или слабо кодифицируемой форме» [5, с. 86]. Передача информации в такой форме от индивида к индивиду сталкивается со значительными трудностями. Для осмысления данного процесса используется понятие «неявное» или «личностное» знание.

Фридрих фон Хайек использовал понятие неявного знания «для объяснения невозможности централизованного планирования с точки зрения механизмов использования рассеянной среди экономических агентов ценной информации, которая может быть использована с максимальной отдачей применительно к конкретным обстоятельствам места и времени» [5, с. 86—87]. Такая ситуация обусловлена следующими моментами: «если информация обладает экономической ценностью, и при этом в лучшем случае ограниченно передаваема, то в системе централизованного принятия решений она будет игнорироваться, что не может не сказаться отрицательно на эффективности использования ресурсов, а также обнаружении новых возможностей использования ресурсов» [5, с. 87]. Объяснение может быть достаточно простым: централизованное управление информацией будет связано со значительными издержками ее извлечения, а это будет противоречить принципам экономической эффективности.

Оригинальную трактовку неявного знания предложил М. По- ланьи, «для которого человек живет в мире неявного знания, “как в одеянии из собственной кожи”. Это своего рода неизреченный интеллект» [5, с. 20]. Примером является знание о строении тела, его пространственной и временной ориентации, двигательных возможностях. Это предпосылка любого знания, обусловленная самосознанием самого субъекта. Теория неявного личностного знания представляет научно-практическую ценность для понимания процесса принятия решений, поскольку эффективный управляющий в своей деятельности должен ориентироваться на использование неявного личностного знания. И основная проблема для принимающего решение заключается в том, чтобы эксплицировать это знание и сделать его операциональным. Неявное знание имеет объективный статус, который доказывается тем, что его можно передать при личном контакте в процессе обучения; экспликация неявного знания повышает эффективность деятельности.

Необходимо отличать неявное знание от неорганизованного. Последнее может быть кодифицировано при определенных условиях, но для этого должны быть сняты жесткие временные ограничения. Неявное же знание может быть неотрефлектированным в полной мере его носителем, что является гораздо более существенным условием непередаваемости.

Однако понимание неявного знания в экономической теории является более многоаспектным. Во-первых, неявное знание необязательно является индивидуализированным. Существует и коллективное неявное знание, позволяющее координировать действия людей, находящихся в одной и той же информационной среде. В то же время носителем неявного знания не может быть некая абстрактная группа, обладающая самостоятельным бытием. Носителями неявного знания являются отдельные люди. Основное отличие состоит лишь в подобии этого знания у множества людей.

Во-вторых, существует вопрос индикаторов эффективности неявного знания. В концепции Ф. Хайека фактически предполагалось, что максимально полное использование неявного знания открывает путь для конкуренции как процесса выявления новых возможностей использования известных и открытия новых ресурсов. В то же время неявное знание может мешать адаптации людей к изменившимся условиям. Поэтому роль неявного знания не всегда позитивна. Неявное знание способно стать препятствием на пути формирования нового мировоззрения. Поэтому утверждение Ф. Хайека, связывающего преимущества рыночной системы хозяйствования по сравнению с плановой с неявным знанием, не может считаться абсолютным.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >