Меры по обеспечению безопасности на Северном Кавказе

Одним из главных условий общественно-политической модернизации является формирование устойчивой и эффективной системы общественного диалога. Для этого требуется, прежде всего, формирование определенного списка субъектов политической воли. Их стратегические цели должны быть четко обозначены, заявлены идеологические основания и отстаиваемые приоритеты общественного развития.

В рамках системы общественного диалога эти различия могут быть учтены и приведены к форме, допускающей формирование общественного согласия. На это способны лишь субъекты, ясно осознавшие свои принципиальные позиции и исходящие из убеждения, что единство и суверенитет государства, а также стабильность и поступательность общественного развития являются элементарными условиями самого их политического бытия.

Это общее методологическое требование плодотворной политической практики сохраняет свою императивность как по отношению к государству в целом, так и в ходе осуществления перспективной региональной политики. Другим методологическим принципом является установка на нахождение оптимального баланса административного руководства и момента самоорганизации.

Режим соотношения вертикальных и горизонтальных каналов координации общественной жизни может варьироваться и зависеть от двух типов переменных, заданных как актуальным моментом исторического бытия, так и основными параметрами региональной специфики. В их число входят факторы различной природы: политические, экономические, культурные.

Исходя из этих двух принципиальных установок, следует заключить, что преодоление общественно-политического и экономического кризиса на Северном Кавказе и обретение путей его устойчивого развития с главным ценностным ориентиром — гуманизацией общественных отношений возможны на основе формирования политического института, обладающего качествами политической новизны и совместимости с основными параметрами национально-культурной традиции.

Создание Общественного совета Северо-Кавказского федерального округа по поручению Президента Российской Федерации, данному 19 мая 2010 г., является важным политическим решением. Оно свидетельствует о том, что политическая установка на формирование полноценного гражданского общества в России не сводится к декларативным формулам и обещаниям, чье исполнение отодвинуто в неопределенное будущее. С другой стороны, это решение показывает готовность искать и находить политические инструменты преодоления кризисных социальных явлений.

Для того чтобы эти инструменты обнаружили свою эффективность, нужно продумать историческую перспективу их применения. Открытость государственных и общественных институтов к эволюционному изменению является показателем их дееспособности. В ходе этой эволюции они могут формировать в себе ресурсы для решения все более трудных и масштабных общественных задач.

Для создаваемых по указам Президента России новых общественных организаций также может быть намечена ясная перспектива развития и повышения их общественной и политической роли. В целом эта перспектива определяется как последовательное усиление политической составляющей деятельности этих организаций и соответственно повышение их фактического статуса. Закономерным итогом этой последовательно реализуемой стратегии стало бы преобразование их в форму политических институтов, разделяющих ряд общих черт с органами законодательной власти.

Реальность современной ситуации на Северном Кавказе в самом существенном отношении определяется тем, что в этом регионе идет формирование единого политического пространства. Сейчас уже вполне очевидно, что реальное значение административного членения снижается перед лицом мощных интеграционных тенденций.

Есть целый ряд исторических и культурных предпосылок для сближения народов Северного Кавказа и для выработки единой «кавказской» культурной идентичности. Объективные условия и закономерности рыночной экономики (в отличие от внерыночного

«распила» бюджетных средств) также являются позитивным фактором интеграции.

В то же время имеются и негативные факторы, их воздействие ведет к таким формам «кооперации», которые равнозначны прямым проявлениям антисоциальной и антигосударственной установки. Одной из таких тенденций является возрастающая криминализация общества. Пестрый по своему этническому составу криминалитет в союзе с коррумпированным аппаратом объективно заинтересован в том, чтобы весь регион Северного Кавказа стал единой дугой напряженности и нестабильности: в этих условиях легче осуществлять теневой контроль над бюджетными ресурсами, выделяемыми на восстановление промышленной базы региона и на его социальную инфраструктуру.

Еще более отрицательным воздействием обладает идеологическая и политическая практика ваххабизма, вербующего своих сторонников в самых разных уголках Северного Кавказа. Это форма «объединения» Кавказа игнорирует сами основы конституционного устройства РФ и прямо нацелена на слом ее суверенитета.

Таким образом, целый ряд ключевых обстоятельств политической и экономической жизни ставит перед необходимостью придать процессам интеграции Северного Кавказа управляемый характер. Создаваемые сейчас общественные организации являются первым шагом в этом направлении. Следующим шагом стало бы повышение статуса этих организации в ходе их плавной трансформации. Это изменение статуса должно быть тщательно подготовлено. Основной формой такой подготовки станет постепенный рост компетентности тех, кто включен в их реальную работу. Политические полномочия, которыми могут быть по прошествии некоторого времени наделены эти изменившиеся институты, должны постепенно вызревать в их пределах.

Достижению этой цели могло бы способствовать привлечение к работе в этих организациях специалистов в разных областях управления и общественной жизни: экономистов, юристов, социологов. Если на первом этапе функционирования этих организаций приоритет должен отдаваться моменту авторитета, поскольку эти органы задумываются как форма представительства политической воли всего населения региона, то в дальнейшем баланс между авторитетом и компетентностью может плавно меняться. Для формирования более широкой компетентности в специальных вопросах можно использовать организационные методы, апробированные в Государственной Думе, такие как создание особых профильных комитетов.

Если же иметь в виду конечную цель этого процесса, то ею станет формирование полноценного политического органа, общекавказского по своему представительскому характеру и наделенного широкими полномочиями, позволяющими задавать стратегию согласованного развития всего Северо-Кавказского региона. Главное — избежать опасность превращения этих организации в малозначащие в политическом отношении структуры, «декорирующие» реальное положение дел, когда наличная административная система осуществляет свое господство в том социальном и политическом «просвете», который оставлен ей клановыми и теневыми образованиями, все в большей степени мобилизующими свои ресурсы для осуществления прямых антигосударственных целей.

Таким институтом могло бы стать Всекавказское Политическое Совещание (Всекавказский Общественно-политический Совет).

Создание такого органа способствовало бы достижению ряда важнейших целей. Во-первых, тем самым был бы обозначен единый политический субъект, по праву обладающий мощной представительской базой и выражающий волю к удержанию самобытности Северного Кавказа в условиях целостности и суверенитета Российской Федерации.

Во-вторых, был бы положен предел нарастающей политической деструктивности, с очевидностью и открыто выражающейся в формировании «альтернативной» политической субъектности так называемого «Имарата Кавказ». Одной политической воле была противопоставлена другая — позитивная — воля.

В-третьих, формирование такого органа позволило бы включить в общественное взаимодействие, нацеленное на консолидацию и согласие, чрезвычайно богатые ресурсы горизонтальной социальной координации. Значимость кланового фактора в общественной жизни данного региона — это неустранимый факт. Однако социальная энергия этого фактора может получить как позитивное, так и негативное разрешение. То же самое может быть сказано относительно другого ключевого фактора — религиозного.

Конкретные механизмы формирования и функционирования этого органа должны стать предметом предварительного аналитического осмысления и общественного обсуждения с учетом мнения всех заинтересованных сторон. Одно только остается несомненным: в его деятельность должны быть вовлечены все позитивные силы, то есть все те, кто апеллирует к традиции, стабильности и государственному суверенитету России.

Временной запас для создания такого института ограничен. Налаживание альтернативной субъектности идет полным ходом. Ее социальная база неуклонно расширяется. Нужно в ближайшие исторические сроки перехватить политическую инициативу. Политические ресурсы для консолидации общества на Северном Кавказе уже близки к исчерпанию. Необходимо срочно их аккумулировать, собрав в единое политическое образование все имеющиеся еще здоровые политические силы и ресурсы общественной консолидации. К сожалению, время обгоняет нас и недалек момент, когда кризис на Кавказе может войти в неуправляемую фазу. В этом случае придется вновь прибегнуть к последнему политическому средству — к решению общественно-политических проблем вооруженной силой. Социальная цена этого средства предельно велика, так же как и велик риск прогрессирующего обострения ситуации со все более активным включением в игру внешних политических сил.

В заключение одно частное, хотя и очень важное, замечание. Надо не просто принимать во внимание региональную и национальнокультурную специфику, но и ценить ее. Для культурной традиции народов Северного Кавказа исключительно важным является момент личного авторитета. Поэтому лицом, представляющим в общественном диалоге на Кавказе центральную власть, может быть лишь человек, чья фигура внушает несомненное уважения. Необходимо, чтобы авторитетные лидеры кавказских народов могли разговаривать с ним на равных и в то же время с полным признанием его исключительности и приоритета как представителя высшей политической инстанции, а следовательно, как проводника высшей политической воли.

Одних лишь качеств административной компетентности и личной порядочности здесь недостаточно. Таковы реалии региональной традиции, к которым нужно отнестись с пониманием их существенности и научиться их уважать.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >