Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Туризм arrow Туризмоведение

Выбор номинации: туризмоведение, туризмология или туристика

В публикациях российских теоретиков туризма сегодня встречаются три параллельно употребляемых номинации «науки о туризме»: туризмоведение, туризмология, туристика. Очевидно, что у одной отрасли знания не должно быть три разных названия. И, следовательно, есть необходимость обосновать предпочтительность одной из трех перечисленных специальных номинаций.

Попытку прояснить этот вопрос предприняла в 2009 г. кафедра общей географии, краеведения и туризма Южного федерального университета (Ростов-на-Дону), создав творческую группу по вопросам анализа терминосистемы «Туризм». Наряду с заведующим кафедрой доцентом Г. П. Долженко и другими членами этой же кафедры в исследовательскую группу вошли Ю. С. Путрик - директор ВНИЛТЭ (1989-1991 гг.), профессор, заведующий кафедрой туризма Московского гуманитарного университета; Л. Б. Савенкова - профессор факультета филологии и журналистики ЮФУ.

Прежде всего, участники группы занялись изучением вопроса о лингвистическом обосновании названия науки о туризме в России. Наибольшие споры среди специалистов всегда вызывал термин «туристика». В российской специальной справочной литературе он зафиксирован в единственном издании - «Туристском терминологическом словаре» (1999).

По происхождению данная номинация является заимствованием. При этом в отношении содержания стоящего за ней понятия у зарубежных специалистов единства нет. К примеру, ряд ученых из Болгарии, Польши и Словакии (Е. Анджеевский, М. Бычваров, П. Мариотт) определяют туристику как науку, изучающую теорию и практику туризма. В то же время президент Всемирной туристской организации Джафар Джафари не разделяет их точку зрения, предлагая считать туристику наукой об истории научных взглядов на туризм [Зорин, Кварталь- нов, 1999].

Полагаем, неоднозначность семантики упомянутой номинации не свидетельствует в пользу достаточной ее авторитетности. И. В. Зорин указывает, что туристика признается самостоятельной наукой (научной дисциплиной) лишь в нескольких небольших странах мира, расположенных в Центральной Европе.

Оставив, однако, на время в стороне дискуссию о содержании данного понятия, имеет смысл оценить целесообразность придания статуса термина самой номинации «туристика». Обратимся к списку аналогичных по форме наименований наук, которые содержат суффикс -ик- [Зорин, Квартальнов, 2001], как это наблюдается в слове туристика: лингвистика, китаистика, славистика и т. п. Словообразовательный процесс в них подчинен следующей логической схеме: суффикс присоединяется к названию специалиста-ученого, занимающегося проблемами определенной области знаний. Выявляется следующая мотивация: лингвистика - это наука, объединяющая усилия лингвистов, китаистика - китаистов, славистика - славистов и т. д. Слово туристика в эту парадигму войти не может, так как номинацией «турист» обозначается не специалист по туризму, не исследователь 52

туризма, а человек, занимающийся туризмом в свободное время - путешествующий с познавательной целью или для отдыха.

Все перечисленные частные наблюдения дают основания прийти к следующему заключению: номинацию «туристика» на роль наименования науки о туризме в русскоязычных научных текстах использовать нецелесообразно. Она не отвечает необходимым требованиям точности и понятийной ориентированности, которые предъявляются к каждому термину на этапе его вхождения в соответствующую терминосистему.

Рассмотрим два других наименования. С точки зрения синхронного словообразования обе номинации довольно близки по морфемной структуре.

Элемент -ведение, являясь конечной частью сложных существительных, вносит значение: ‘наука или научная дисциплина, названные в первой части слова (например, литературоведение, обществоведение и т. п.)’.

Аналогичную роль играет элемент -логия: номинации, содержащие его, включают сему ‘наука, знание’ (например, биология, геология, филология). Правда, здесь вряд ли можно говорить о полноценных сложных словах. Тем не менее семантическая близость элементов -ведение и -логия позволяет считать номинации «туризмоведение» и «туризмология» словообразовательными синонимами.

Теперь сопоставим степень потенциальной «пригодности» номинаций «туризмоведение» и «туризмология» с позиций их «групповой целесообразности», рассмотрев ряды наименований иных областей знания, бытующих в русском языке. Обратимся к «Грамматическому словарю русского языка» А. А. Зализняка с его почти 100 000 слов.

Первой по активности использования является модель с финалью -логия (как у слова туризмология), например: генеалогия, курортология, ларингология, минералогия, педология, физиология и т. д. Всего в словаре содержится более 200 подобных наименований.

По продуктивности заметно отстает от нее модель, по которой построен термин «туризмоведение». Номинаций типа краеведение, музееведение, землеведение, почвоведение, обществоведение, книговедение и т. д.. немногим более 50. Опора на квантитативный параметр, на первый взгляд, приводит к мысли о рациональности наделения статусом термина номинации «туризмология». Однако необходимо проанализировать содержательную сторону номинаций обоих рядов.

В первом из них нет исконно русских корней (исключением можно считать слово советология), значительная часть таких номинаций относится к заимствованиям, их левые части нередко не способны функционировать в качестве самостоятельных словоформ (самостоятельно не употребляются генеа-, педо-, физио- и др.), а объектом называния служат в первую очередь науки с достаточно развитой теорией. Правда, перечисленные характеристики не могут быть применены ко всем без исключения номинациям ряда (ср.: слово курорт функционирует в качестве самостоятельного, а курортология является практико-ориентированной дисциплиной).

Второй перечень наименований наук, оканчивающихся на -ведение, напротив, по большей части состоит из обозначений наук прикладного характера, ср.: архивоведение, землеведение, краеведение, китаеведение, лекарствоведение, музееведение, рыбоведение, правоведение и т. д. Левые части, входящие в производящую базу, функционируют в русском языке в качестве самостоятельных словоформ, причем значительная часть их носит исконный характер либо относится к числу хорошо освоенных русским языком иноязычных лексем. Скорее всего, эти сложные номинации относятся к числу относительно новых, возникших в языке XX в. Поскольку наука о туризме носит прикладной характер, слово туризм используется как самостоятельное и освоено русским языком более столетия назад, авторы данного исследования считают логичным предпочтение номинации туризмоведение [Потиха, 1970].

Следующей задачей группы явилась разработка дефиниции термина «туризмоведение», поскольку термин не считается полноценным, пока отсутствует его словарное определение.

В процессе разработки дефиниции у творческой группы возникли сомнения по поводу определения туризмоведения просто как «науки о туризме». Может ли существовать подобная наука? Она должна тогда объединять в себе множество совершенно различных научных дисциплин: геологию минеральных лечебных вод и физиологию туризма, биоклиматические исследования и экономику туризма и т. д. Таким образом, проблема «правой части» термина заключается в полипредметности объекта дефини- рования.

Авторам исследования представляется рациональной следующая дефиниция термина «туризмоведение»:

Туризмоведение — это отрасль научного знания междисциплинарного характера, представляющая собой научное обеспечение туристской деятельности и слагающаяся из дисциплин, которые изучают туристские ресурсы, технологии их использования для создания условий восстановления физических и моральных сил человека, влияние туризма на природу и социум, процессы, происходящие в сфере туристской деятельности.

Туризмоведение представляет собой научно-прикладную составляющую часть туризма, объединяющую различные блоки научных дисциплин, не становясь, однако, «наукой о туризме».

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 
Популярные страницы