ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ ВО ВТОРОЙ ЧЕТВЕРТИ XIX ВЕКА

Основной внешнеполитической проблемой для России в этот период стал восточный вопрос, обострившийся в 1820-х гг. Так называлась проблема будущего существования некоренных территорий Османской империи (Балканского полуострова, Севера Африки, островов Средиземного моря) и попытка ведущих европейских держав укрепить свои позиции в Средиземноморье. Для России к этим проблемам добавились еще и вопросы подчинения Дунайских княжеств (Молдавии и Валахии), безопасности Закавказья и Северного Кавказа. В 1820—1850-х гг. в восточном регионе Европы возникли три заметные кризисные ситуации: 1) в конце 1820-х гг. в связи с русско-иранской и русско-турецкой войнами; 2) в начале 1830-х гг. в связи с мятежом египетского паши против султана; 3) в начале 1850-х гг., когда целый клубок общеевропейских противоречий привел к началу Крымской войны.

Первый кризис восточного вопроса. Летом 1826 г. иранские войска без объявления войны вторглись в Закавказье, однако были разбиты силами Кавказского корпуса под командованием сначала Л.П. Ермолова, а затем И.Ф. Паскевича (рис. 10.4). В феврале 1828 г. был заключен Туркманчайский мирный договор, по которому к России отходила Восточная Армения, а Иран обязался выплатить 20 млн руб. контрибуции (кроме того, из Ирана переселились на родину 125 тыс. армян). В 1829 г. подстрекаемые духовенством и английскими дипломатами фанатики вырезали российскую дипломатическую миссию в Тегеране (во время резни погиб и А.С. Грибоедов, возглавлявший миссию). Шах лично извинился за разбой своих подданных и подарил Николаю I уникальный бриллиант. Не желая новых осложнений в Закавказье, император удовлетворился извинениями и подарком.

Рис. 10.4. И.Ф. Паскевич. Худ. Д. Доу

Весной 1828 г. турецкие власти захватили русские торговые суда, находившиеся в турецких водах, вместе с грузами, а купцов выслали за пределы страны. Это послужило поводом для начала новой русско-турецкой войны. Российским войскам удалось занять Дунайские княжества и активно действовать в Закавказье. Однако затем продвижение их за Дунай замедлилось, и только летом 1829 г. они оказались в 60 верстах от Стамбула. Николай I не хотел гибели Османской империи, справедливо полагая, что слабый сосед лучше, чем неизвестность вблизи собственных границ. Поэтому в сентябре 1829 г. был заключен Лдрианопольский мирный договор, согласно которому России передавались устье Дуная, восточное побережье Чёрного моря от Анапы до Сухуми и два района в Грузии. Кроме того, Османская империя открывала проливы Босфор и Дарданеллы для русских торговых судов и выплачивала 33 млн руб. контрибуции. В результате поражения турок в этой войне Греция в 1830 г. получила независимость.

Второй кризис восточного вопроса. В ноябре 1830 г. Россия была отвлечена от хитросплетений восточного вопроса восстанием, начавшимся в Польше. Зимой 1830 г. сейм принял решение о смещении Николая I с польского престола и провозгласил независимость страны. Против 50-тысячной армии повстанцев была направлена 120-тысячная правительственная армия под командованием И.И. Дибича (позже его сменил И.Ф. Паскевич). В конце 1831 г. русские войска штурмом взяли Варшаву, восстание было подавлено, сейм распущен. Царство Польское объявлялось неотъемлемой частью Российской империи, управляемой наместником императора. Поражение повстанцев было предопределено шляхетским характером восстания. Шляхта не хотела решать острые социальные проблемы, накопившиеся в стране, более того, она настаивала на восстановлении Польши в границах 1772 г. (до ее разделов Россией, Австрией и Пруссией), что было совершенно нереально.

Между тем в начале 1830-х гг. грозные события вновь потрясли Османскую империю. В 1832 г. правитель Египта Мухаммед-Али восстал против султана и двинул войска на Константинополь. Когда опасность распада империи стала реальной, султан обратился за помощью к Англии и Франции. Однако те отказали ему в поддержке, надеясь тем самым укрепить свое положение в Египте. Тогда на помощь Турции пришел Николай I, который подтвердил приверженность принципам Священного союза, требовавшим сохранения в Египте статус-кво. К тому же для России предпочтительнее было соседство слабой Османской империи, чем государства, находящегося под влиянием Англии или Франции.

В начале 1833 г. к Константинополю подошла русская эскадра с 30-тысячным корпусом под командованием А.Ф. Орлова. В результате удалось добиться примирения Мухаммеда-Ал и с султаном, а между Россией и Турцией был заключен Ункяр-Искеллесийский мирный договор. Его секретная часть гласила, что в случае военной опасности Россия обязывалась оказать Константинополю помощь, а Турция по требованию Петербурга закрывала Черноморские проливы для всех иностранных судов. Таким образом, Чёрное море становилось внутренним морем для России и Турции. Правда, просуществовало такое положение дел недолго. По настоянию ведущих европейских держав в 1840—1841 гг. были заключены две лондонские конвенции, которые гарантировали целостность Осмайской империи, коллективную помощь султану и устанавливали общеевропейский контроль над Черноморскими проливами.

Очередное обострение восточного вопроса в начале 1850-х гг. было предварено волной европейских революций 1848—1849 гг. Начавшись во Франции, революция быстро охватила Германию, Австрию, Италию, Дунайские княжества. Николай I предлагал европейским правительствам создать антифранцузскую коалицию и подавить «революционную гидру» в ее колыбели. 300-тысячная русская армия была готова к походу за Рейн. Однако ей пришлось действовать гораздо ближе. Весной 1848 г. русские войска были введены в Молдавию и Валахию, где подавили начавшееся там революционное движение.

В 1849 г. на грани развала оказалась Австро-Венгерская империя, когда войска венгерских повстанцев начали успешно громить правительственные вооруженные силы. По просьбе императора Франца Иосифа Николай I бросил 150-тысячную армию под командованием И.Ф. Паскевича в Венгрию и Галицию. Совместно со 100-тысячным австрийским войском ей удалось подавить сопротивление повстанцев и задушить освободительное движение в Венгрии. Австрийская империя была спасена российскими штыками, что не прибавило единства членам Священного союза, а вскоре этот Союз вообще был поставлен на грань развала. Однако прежде обратимся к событиям Кавказской войны.

Вопрос о дате начала Кавказской войны до сих пор остается предметом научных споров. Некоторые ученые относят развязывание военных действий между правительственными войсками и непокоренными горцами к первым годам XIX в. Другие настаивают на том, что они начались с 1816 г., когда командующим Отдельным Кавказским корпусом был назначен генерал А.П. Ермолов (рис. 10.5), проводивший покорение Кавказа чрезвычайно жестокими методами. Исследователи сходятся в одном — причины присоединения к России Северного Кавказа носили исключительно стратегический характер, а само присоединение было явной военной акцией. Дело в том, что после добровольного присоединения к империи значительной части Закавказья Северный Кавказ становился важным транспортным и стратегическим пунктом российской внешней политики.

Рис. 10.5. А.П. Ермолов. Худ. Д. Доу

Для успешной борьбы с горцами Ермолов решил выстроить новую линию укреплений по реке Сунже. Финансовая тяжесть возведения крепостей ложилась на местное население, облагавшееся денежными или натуральными повинностями. Горцы ответили на это или отказом, или прямым сопротивлением. В 1819 г. 90-ты- сячные российские войска начали массированное наступление на горные районы Дагестана и Чечни, вынуждая их правителей к насильственной присяге российскому императору. Это еще усилило негативное отношение к Петербургу. Движение горцев Кавказа, начавшееся в 1820-е гг., носило сложный, неоднозначный характер. В нем переплелись мотивы национально-освободительной борьбы, попытки крестьянства облегчить свое положение, желание феода- лизировавшейся местной знати укрепить свой престиж и сильное чувство религиозного протеста против «неверных» (немусульман), разрушавших традиционные устои жизни горцев.

Знаменем борьбы жителей Кавказа сделался мюридизм — особая разновидность ислама. Его последователи посвящали себя духовному совершенствованию, а потому не только выполняли заповеди Корана, но и вели аскетический образ жизни. К тому же они считали, что мусульманин не может быть подданным иноверца. Крестьяне, со своей стороны, видели в равенстве мюридов перед Аллахом социальное равенство всех людей независимо от их происхождения. К началу 1830-х гг. мулле Гази-Магомеду удалось объединить Чечню и горный Дагестан в военно-теократическое государство — имамат. Гази-Магомед призвал горцев к газавату — священной войне против «неверных». В 1832 г. первый имам погиб в бою с русскими войсками, и его пост занял Гамзат-бек. Однако в том же году он пал жертвой кровной мести, и третьим имамом стал Шамиль.

При нем возникли органы центрального управления имамата: Диван-хан, совет, состоявший из 32 человек, и Тайный совет для решения особо важных дел. Имамат делился на 52 округа, которыми управляли наибы (наместники имама). Все споры решались на основе шариата — свода законов, основанного на традициях ислама. Имамат получил государственные регалии: герб, знамя; были созданы армия и народное ополчение, куда зачислялись все мужчины в возрасте от 18 до 50 лет. Вооруженные силы имамата насчитывали от 20 до 30 тыс. человек. Все это позволило Шамилю вести крупные военные, в основном партизанские, операции против русских войск.

В 1843—1845 гг. Шамилю удалось нанести противнику несколько чувствительных поражений. Власть Шамиля была объявлена наследственной, однако период его удач оказался недолгим. Имамат, естественно, превращался в феодальное государство, а мюриды — в обычных правителей, затевавших постоянные распри друг с другом. Население имамата, недовольное растущими поборами и тяготами войны, стало отходить от движения. Попытки Шамиля вести военные действия совместно с Османской империей потерпели неудачу. После окончания Крымской войны российское правительство сосредоточило на Кавказе около 200 тыс. солдат и офицеров. В 1859 г. им удалось взять последние убежища Шамиля — аулы Ведено и Гуниб. Плененный имам был перевезен в Калугу, затем в Киев. В 1871 г. ему разрешили совершить хадж (паломничество) в Мекку, во время которого он и умер.

Война на Кавказе, унесшая жизни 77 тыс. русских солдат и офицеров, продолжалась и после пленения Шамиля. В ходе нее в Турцию эмигрировало более 150 тыс. горцев, не пожелавших оставаться под властью Петербурга, где их ждали не менее тяжелые испытания. Лишь в 1864 г. на Кавказе был подавлен последний очаг сопротивления и появилась возможность строить мирную жизнь.

Третий кризис восточного вопроса, хронологически тесно связанный с решающими событиями на Кавказе, разразился в начале 1850-х гг. Непосредственным поводом к Крымской войне 1853— 1856 гг. явился спор о святых местах в Иерусалиме и его окрестностях. Здесь столкнулись интересы православной и католической церквей, разрешить спор которых должен был турецкий султан, так как святыни находились на территории, принадлежавшей Османской империи. В этих условиях Николай I, теперь надеявшийся окончательно уладить все спорные территориальные вопросы с Турцией, допустил грубые дипломатические просчеты.

Он был уверен, что Австрия поддержит его в столкновении с султаном, будучи благодарной России за помощь в борьбе с венгерской революцией. Во Франции Наполеон III, занятый, по мнению российского императора, лишь укреплением собственных позиций в стране, не мог серьезно помешать планам Зимнего дворца. Англии же за соблюдение нейтралитета в русско- турецком конфликте Николай I пообещал Египет и Крит, которые, как и Балканы, должны были выйти из-под турецкого контроля. На самом же деле Россия начинала войну с Османской империей в обстановке полной дипломатической изоляции, поскольку истинной причиной восточного кризиса являлось желание ведущих европейских держав укрепить свои позиции на Балканах и в Малой Азии и не допустить распространения здесь российского влияния. Уже в 1853 г. Франция и Англия заключили антироссийский альянс, да и Австрия явно склонялась на сторону союзников.

В мае 1853 г. Россия предъявила Турции ультиматум и вскоре в нарушение международных договоренностей ввела войска в Дунайские княжества. В ответ Константинополь объявил России войну и начал наступление на Дунае и в Закавказье. В ноябре 1853 г.

адмирал П.С. Нахимов сжег одну из турецких эскадр в Синопской бухте, что послужило сигналом для вступления в войну Англии и Франции. Сосредоточив в Варне 70-тысячный экспедиционный корпус, они объявили о начале войны с Россией. В сентябре 1854 г. союзники начали высадку в Крыму под Евпаторией. Вскоре на реке Альме состоялось первое сражение с русскими войсками, проигранное не столько их солдатами и офицерами, сколько верховным командованием во главе с А.С. Меншиковым. Такой же результат дали еще два сражения между противниками, после чего союзники устремились к единственной российской военно-морской базе в Крыму — Севастополю.

В конце октября 1854 г. началась 349-дневная героическая оборона Севастополя. Чтобы противостоять морской артиллерии союзников, командование Черноморского флота затопило свои суда на рейде Севастопольской бухты, а матросы, солдаты и горожане под руководством инженер-полковника Э.И. Тотлебена возвели укрепления на слабых участках обороны города из подручных средств. Защиту Севастополя возглавил вице-адмирал В.А. Корнилов, а после его гибели — П.С. Нахимов. Против защитников города действовала 120-тысячная армия союзников, гораздо лучше вооруженная, обеспеченная обмундированием, продовольствием и фуражом. Однако ей понадобилось девять штурмов, чтобы занять господствовавшую над южной стороной города высоту — Малахов курган. Большие потери противник нес и от «поисков» (ночных вылазок русских отрядов в расположение осаждавших). Всего под Севастополем союзники потеряли 73 тыс. человек только убитыми.

В начале августа 1855 г. М.Д. Горчаков, сменивший А.С. Мен- шикова на посту командующего Крымской армией, предпринял неудачную попытку облегчить положение города, дав противнику сражение у Чёрной речки, но русские войска вновь потерпели неудачу. 27 августа начался последний штурм Севастополя, во время которого англо-французским войскам удалось овладеть Малаховым курганом. Непокоренные защитники города ушли по наплавному мосту на левую сторону Севастопольской бухты. Падение Севастополя предопределило исход Крымской войны, на который уже не могли повлиять ни успешные действия Отдельного корпуса на Кавказе, ни результаты нескольких столкновений российских и союзнических войск на Балтике, Кольском полуострове или на Камчатке.

18 марта 1856 г. был подписан Парижский мирный договор, по которому Россия лишалась южной части Бессарабии с устьем Дуная и освобождала занятую ее войсками Карскую область на Кавказе. Самым унизительным для России пунктом договора стало провозглашение «нейтрализации» Чёрного моря, т.е. России, как и Турции, запрещалось иметь на Чёрном море военный флот, а на его побережье — военные крепости и арсеналы. Черноморские проливы объявлялись закрытыми для военных судов всех стран, однако в случае начала военных действий Юг России оказывался открытым для вторжения неприятеля. Свобода плавания по Чёрному морю и Дунаю давала простор для широкого проникновения английских, французских и австрийских товаров на Балканы и в Малую Азию. Наконец, Парижский мир лишал Россию шансов на защиту интересов православного населения на территории Османской империи, на особое покровительство жителям Сербии и Дунайских княжеств.

Поражение в Крымской войне привело к изоляции России на международной арене, поставило под угрозу ее престиж великой державы. Оно означало крах николаевского режима, который не выдержал испытания первым же серьезным столкновением с европейскими армиями. Правительство России не смогло обеспечить войска современным вооружением. Система снабжения войск, разъедаемая взяточничеством и казнокрадством, страдавшая от нехватки удобных транспортных путей, не смогла выполнить свою основную задачу — обеспечить армию боеприпасами, продовольствием, обувью и т.п. Поражение в Крыму показало «верхам» и прогрессивной части российского общества, что дело не только в том или ином способе политического управления империей. Широкой критике подверглась основа существования страны — ее феодально-крепостническая система. На повестку дня был поставлен вопрос о необходимости структурных социально-экономических преобразований.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >