Польское восстание 1863 года: угроза большой европейской войны и отношения России с европейскими державами

Обострение польского вопроса и назревание восстания в Польше делало позиции России в Европе более уязвимыми. В 1861—1862 гг. русское правительство провело в Царстве Польском реформы, закрепив за ним административную автономию. Но в январе 1863 г. в крае вспыхнуло восстание, которое вскоре охватило и Северо- Западный край. Единственной европейской державой, оказавшей России некоторую поддержку в польских делах, была Пруссия. 8 февраля 1863 г. А.М. Горчаков и прусский генерал Г. фон Аль- фенслебен подписали русско-прусскую конвенцию, допускавшую возможность совместных действий русских и прусских войск против польских повстанцев. В то же время русско-прусская конвенция сделала польский вопрос предметом международно-правовых отношений и стала поводом для вмешательства правительств Франции и Англии в польские дела. Австрия — участница разделов Речи Посполитой, несмотря на заинтересованность в скорейшем подавлении восстания, не присоединилась к русско-прусской конвенции и действовала с оглядкой на Англию и Францию — сильнейшие европейские державы.

В первые месяцы 1863 г. Англия и Франция начали «дипломатический поход на Россию». Они вынудили Пруссию отказаться от выполнения «Альфенслебенской» конвенции. Пруссия ограничилась выставлением на русской границе военных кордонов. Затем Наполеон 111 пригрозил России разрывом, так как «общественное мнение во Франции... возбуждено против России», и требовал от Александра II принятия новых мер «в пользу Польши». Британский кабинет призывал Россию объявить в Польше амнистию и восстановить конституцию 1815г., дарованную краю Александром I. Трижды — в апреле, июне и августе 1863 г. правительства Франции, Англии и Австрии совместно представляли русскому правительству дипломатические ноты с протестом против действий русских войск в Польше. В нотах, врученных А.М. Горчакову 27 июня 1863 г., были сформулированы шесть общих требований к России: 1) перемирие (или прекращение кровопролития) и полная амнистия; 2) восстановление выборного представительства; 3) передача внутреннего управления краем польской национальной администрации; 4) свобода совести и обеспечение прав католической церкви; 5) признание польского языка единственным официальным языком; 6) приемлемые для поляков правила проведения рекрутских наборов. Самой резкой и надменной была риторика британского кабинета: Англия обвиняла Россию в жестокостях при усмирении восстания и требовала восстановить польскую конституцию 1815 г. По мнению англичан, польские дела должны были обсуждаться на европейской конференции. Французская позиция была мягче, официальный Париж предлагал «временное замирение» на основе status quo, а условием обсуждения польского вопроса на европейской конференции назвал согласие на это самой России. Франция, в отличие от Англии, не ссылалась на Венский трактат и польскую конституцию 1815 г. Австрийские пожелания были самыми умеренными. Вместо перемирия Австрия абстрактно призывала к прекращению кровопролития. Александр II считал требование перемирия с мятежниками «самым худшим из шести пунктов», так как это подразумевало признание повстанцев одной из сторон конфликта.

Ответы А.М. Горчакова содержали вежливый, аргументированный и дружеский по форме, но твердый отказ России от выполнения требований, представлявших собой вмешательство в ее внутренние дела. Западные державы были поставлены перед выбором: или решиться на интервенцию, или отступить. Англия не желала быть втянутой «в войну из-за польского вопроса». Русский царь даже отмечал, что «Англия умереннее других, Австрия же, из трусости, может быть еще хуже Франции». Вместе с тем официальный Лондон пытался спровоцировать Францию на разрыв и войну с Россией. Но Наполеон III не желал войны, которая могла обернуться для Франции тяжелейшими, если не катастрофическими, последствиями. Западные державы предпочли отступить. В сентябре 1863 г. британский министр иностранных дел Дж. Россель публично отверг возможность «начать из-за Польши войну с Россией», а в мае 1864 г., когда польский кризис миновал, назвал мысль о войне Англии с Россией из-за Польши «сумасшествием».

Осенью 1863 г. Наполеон III предложил европейским державам принять участие в конгрессе в Париже для обсуждения вопросов европейской политики. Призывая «перестроить на новых началах здание, подкопанное временем и революциями», он желал, в частности, пересмотра «трактатов 1815 г.», которые «почти всюду разрушены». Наполеон III мечтал предать забвению историческое поражение Франции в войнах начала XIX в. Александр II дал согласие участвовать в конгрессе, если на его проведение согласятся и «прочие державы». Австрия и Пруссия не решились отвергнуть французскую инициативу, но предлагали сначала договориться о круге вопросов, подлежащих рассмотрению на конгрессе. Англия же отказалась от участия в европейском конгрессе и заявила о намерении соблюдать «трактаты 1815 г.». Проведение конгресса стало невозможным.

Итак, антирусская коалиция не сложилась. Дипломатическое искусство А.М. Горчакова спасло Россию от войны с сильнейшими державами Европы. Австрия боялась войны. Противоречия между Англией и Францией, боровшимися за европейское и мировое лидерство, оказались непреодолимыми. Пруссия оказывала России свою умеренную поддержку в польских делах. Франция осталась одна. В Европе, где на первый план выходил вопрос об объединении Германии, вскоре «забыли» о Польше.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >