Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow Избранные работы по теории культуры

Культура сохранения информации

Далее нам необходимо рассмотреть историческую динамику развития средств фиксации, хранения и распространения знаний (информации).

В первобытную эпоху у людей, так же как и у животных, был единственный инструмент запечатления информации и хранения ее — память, а инструментами ее распространения являлись прежде всего устный язык, а также языки жестов, церемониальных поз, ритуальных обрядов и бытовых поступков, которые демонстрировал человек — носитель информации [об этом см.: 677]. Со смертью человека вся информация, хранившаяся в его памяти, пропадала. Некоторым дополнением к этим языкам являлась изобразительная деятельность (условные знаки, фигуративные рисунки, скульптура), которая тоже несла определенную информацию, и она могла сохраняться сколь угодно долго, пока эти изображения были доступны пользователям. Однако событийно-понятийный репертуар подобных изображений был чрезвычайно узок, и о степени их значимости в жизни первобытных людей (в том числе и о функциональной значимости передаваемой ими информации) мы ничего определенного сказать не можем.

Со становлением письменности ситуация с фиксацией, хранением и распространением информации существенно улучшилась. Письменность (сначала пиктографическая, потом иероглифическая, а позднее и алфавитная) в принципе продолжила ту линию передачи информации, которая уже была намечена наскальными изображениями, но подняла ее на принципиально новый уровень социальной эффективности. Пиктографическая и иероглифическая письменность передавала в своих образах цельные понятия, а алфавитная символически изображала звуки, с помощью которых то или иное понятие произносится устно. В связи с этим возникла и проблема понимания письменности. Если изображение человека с большой долей вероятности означало именно человека в языке любой культуры, и это было более или менее понятно всем, то понимать алфавитную письменность могли лишь люди, специально ознакомленные со значением условных значков данного алфавита, а также владеющие устным языком, на котором выполнялась надпись [об этом см.: 578; 102]. Ведь и слово «человек» на разных языках обозначается разными наборами звуков. Однако письменность позволила решить одну важнейшую задачу: она создала возможность сохранения информации во времени независимо от срока жизни человека, который является источником этой информации, и возможность передавать написанные тексты на любое расстояние (то, что ныне называется словом «почта»). Алфавитная письменность расширила до бесконечности понятийный репертуар запечатлеваемой информации, поскольку любое понятие, обозначаемое словом, могло быть зафиксировано письменно [об этом также см.: 343; 26].

Но в это же время возникла и еще одна информационная новация. Текст, произнесенный или записанный человеком, отображает не только объективные смыслы того, что произносится или пишется, но и личную интерпретацию всего этого, принадлежащую тому, кто произносит или пишет. Т.е. такой текст является рассказом, нарративом, отличающимся известной долей субъективности [см.: 586]. Но уже в эпоху древнейших цивилизаций стали появляться первые записи, не являвшиеся чьим-то рассказом, а отражавшие информацию более или менее объективную, независимую от интерпретации рассказчика. Имеются в виду хозяйственные записи, военные приказы, политические и юридические документы. Помимо того стали появляться записи, содержащие информацию, полученную посредством инструментального измерения каких-либо параметров интересующего объекта — его длина и вес, устойчивость, плавучесть, измерялось расстояние между объектами, продолжительность процессов, осуществлялись измерения времени и т.п. Также стали появляться и описания различных природных явлений, событий, состояний, которые тоже тяготели к большей или меньшей объективности. Это представляется важнейшим содержательным сдвигом в вопросе сохранения информации, которая перестала отображать только субъективные оценки самого рассказчика, но стала более или менее объективированной.

Таким образом, мы видим, что произошло определенное отчуждение информации от ее источника [об этом см.: 496], появилась возможность ее автономного существования в качестве социально значимого феномена и как синхронной, так и диахронной ее трансляции. Однако при всей культурной значимости появления письменности ее социальная значимость была сравнительно не велика, поскольку число грамотных людей в цивилизациях аграрной эпохи было совершенно незначительным.

В середине XV века в Европе был изобретен печатный станок. В Китае он появился несколько раньше — в XI веке, но это изобретение не привело к серьезным социальным последствиям. В Европе же социальные результаты появления печатного станка сказались довольно быстро [см.: 740]. Печатное дело не прибавило никаких новых содержательных возможностей существующим системам письменности, но оно обеспечило возможность массового тиражирования и массового распространения печатного слова. Разумеется, в XV-XVI веках число грамотных людей было невелико и ограничено в основном священниками, монахами и частью светской аристократии, но уже в XVII веке влияние книгопечатания на общественную жизнь Западной Европы стало очень значительным. В начале XVII века появились и первые газеты, т.е. средства массовой информации, рассчитанные на широкие слои городского населения. Но по-настоящему влияние печатного слова проявило себя в XIX веке, когда грамотность охватила основную массу городского населения Западной Европы и Северной Америки, и гражданское общество стало в первую очередь «читающим обществом» [об этом также см.: 628].

На этом развитие средств фиксации и трансляции информации, естественно, не остановилось. В средине XIX века были изобретены фотография и телеграф, на рубеже XIX-XX веков телефон, звукозапись и кинематограф. Изобретение фотографии, звукозаписи и кинематографа было важным шагом в направлении развития документальной точности фиксируемой информации. Ее стало возможным записывать не как чей-то рассказ и не как выполненный кем-то рисунок, неизбежно обладавшие признаками субъективного интерпретирования, а как звучание и изображение, зафиксированные в своем натуральном проявлении. Теперь фиксировался собственно звук, а не его символическое изображение буквами или нотными знаками, подлинный вид, а не его интерпретативная зарисовка. Одновременно выросла и возможность тиражирования и распространения информации, зафиксированной новыми техническими способами, равно как технические возможности дистанционной связи и передачи информации через телеграф и телефон.

На рубеже XIX-XX веков появилось радио, а ближе к середине XX века телевидение, ставшие к концу века основными средствами массовой информации, передаваемой также не в виде пересказа и зарисовки, а в форме натурального звучания и изображения, что имело гораздо больший социальный эффект, нежели газетный способ подачи информации.

И, наконец, последняя принципиальная новация в рассматриваемой области (по состоянию на время написания этого текста) — это изобретение компьютера (точнее цифровой технологии записи и тиражирования информации) и становление Интернета как нового средства массовой коммуникации [548]. Все эти события можно считать возникновением нового способа фиксации информации, ее сохранения на электронных носителях, а также тиражирования и трансляции. Новые технологии радикально упростили доступ к нужной информации любого потребителя, независимо от уровня его образования.

Но главное, как представляется, заключается в том, что скорость обработки информации и время, необходимое для принятия в связи с этим каких-либо решений, возросли во много раз, что самым существенным образом модернизировало процедуру управления любыми социально значимыми процессами. В XIX веке на то, чтобы информация о событии дошла до лица, принимающего решения, и его решение дошло до исполняющей инстанции, требовались часы, а то и дни. В XX веке, благодаря телеграфу, телефону и радио на это требовались десятки минут. Теперь на это требуются десятки секунд. То же касается и скорости обработки большого объема информации. Процедура управления самым радикальным образом повысила свою эффективность [об этом также см.: 13].

Мир необходимо познать, чтобы существовать в нем. Но это знание нужно каким-то образом сохранить и передать следующим поколениям. Это одна из задач культуры по обеспечению человеческой жизнедеятельности.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы