Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow Избранные работы по теории культуры

Межпоколенная передача социального опыта

Различные сообщества, тем более те, что находятся на разных ступенях исторического развития, формируют для себя самые разнообразные целеу- становки на будущее. В самом общем плане можно выделить три их основных типа:

  • • Эсхатологический, при котором общество ожидает неминуемой гибели трансцендентного свойства (конец света) еще при жизни нынешнего поколения или в ближайшем будущем и, соответственно, никаких планов касательно продолжения своего земного существования не строит.
  • • Традиционалистский, в целом ориентированный на максимально точное воспроизводство накопленного исторического и социального опыта, обрядов, нравственных установок, технологий жизнеобеспечения и социальной активности (традиции). В зависимости от системы оснований подобное традиционалистское мироощущение может выражаться, например, в магико-мистери- альной консервативности, при которой появление любой культурной новации воспринимается как святотатство, покушение на трансцендентальные основы Бытия и подлежит беспощадному искоренению. Другой тип традиционализма в меньшей степени связан с религией и построен преимущественно на авторитете этнических традиционных форм существования, что проявляется в низком уровне общего социокультурного развития, малограмотности, бедности, незначительной урбанизированности, слабости современной индустрии и т.п. Этот тип традиционализма можно было бы назвать этнографическим: религиозно-ритуальная сторона жизни играет в нем меньшую роль, а консервативные деревенские нравы и обычаи, нередко сохраняющие свое решающее влияние на жизнь малых и средних городов, — большую.
  • • Модернизационный тип характеризуется общим экзистенциальным настроем общества на исторический прогресс, на улучшение качества жизни посредством развития просвещения, науки и техники, но в основном — за счет повышения уровня личной свободы и возможностей конструктивной самореализации каждого гражданина в условиях открытого конкурентного рынка труда и таланта. Главная задача видится в том, чтобы воспитать внутренне свободного и хорошо образованного субъекта социальной деятельности, который добивается успеха и набора жизненных благ в честном соперничестве с конкурентами за счет собственных усилий: труда, инициативы, энергии, таланта и пр. Разумеется, такому типу исторической динамики сопутствует ускоренное научно-техническое, энергетическое и информационно-коммуникационное развитие, возрастающая урбанизация, растущее вложение национального богатства в социальную сферу, образование, науку, медицину и т.п. Именно такому типу культуры свойственна постепенная переориентация на превентивное предощущение будущего [об этом см.: 320].

Любой вариант исторической динамики (а она имеет место и у самых консервативных и, казалось бы, «застывших» в своем развитии обществ) включает процесс постоянного социокультурного воспроизводства данного общества или трансляцию накопленного исторического опыта следующим поколениям. На каждой из постпервобытных стадий своего развития общество становится все более разнообразным, социально стратифицированным, профессионально дифференцированным. В этих условиях передача всего массива исторически накопленного социального опыта всему социуму (или этносу) одновременно становится практически не возможной [628]. Даже в современных индустриальных и постиндустриальных обществах общеобразовательная школа и СМИ передают крайне упрощенную и предельно обобщенную часть общенаучной, социально-политической и общегуманитарной эрудиции, необходимой современному человеку. Как свидетельствует вся историческая практика человечества, наиболее эффективными объектами трансляции социального опыта являются малые группы (в которых происходит постоянное и непосредственное общение между людьми), максимально однородные по возрастному, а желательно и по социальному составу, но — что самое главное — отдельные человеческие индивиды.

Социализация вводит человека (группу людей) в основные правила общежития, разделения труда, стратификации общества, норм бытового и иного разрешенного поведения, в систему действующего законодательства, допустимых норм политико-идеологических суждений, в языки социальной коммуникации, а также предполагает освоение категорических запретов, принятых в данном обществе. Социализация требует самоопределения человека в существующих порядках социальной жизни и деятельности и его готовности к участию в них [об этом см.: 12]. Инкультурация связана с усвоением оценочных критериев добра и зла, красивого и ужасного, с введением в основы этики, эстетики, символики, принципов самоидентификации, в основной массив общей гуманитарной эрудиции этого народа и его национальной философии. Инкультурация требует от человека формирования своего персонального отношения к тем порядкам социальной жизни и деятельности, в которых ему предстоит участвовать: поддержки их, скрытой или явной оппозиции им и т.п. [496]. Такого рода обучение проходят иммигранты в чужой стране, но в первую очередь — молодое поколение жителей самой этой страны, ибо только таким путем конкретно-историческое сообщество в основных своих чертах может повторить себя в следующем поколении.

В числе основных механизмов социализации и инкультурации современной личности следует назвать такие институты, как воспитание, образование, просвещение, традиции, религии и, наконец, искусство. Если социализация преимущественно вводит человека в систему социальных отношений, их иерархию и особенности тех или иных социальных ролей, то инкультурация приобщает человека к таким компонентам включенности в общественную жизнь, как компетентность в сфере институциональных норм социальной организации и регуляции (законы), конвенциональных норм социальной регуляции (традиции, господствующая мораль, нравственность, мировоззрение, ценности, оценочные критерии, нормы этикета, обычаи, обряды и др.), компетентность в области кратковременных, но остроактуальных образцов социальной престижности (мода, имидж, стиль, жаргон, гендерные символы и т.п.); и, наконец, к полноте и свободе владения языками социальной коммуникации [об этом см.: 413].

Межпоколенная трансляция и закрепление в культуре каждого следующего поколения конкретного набора базовых ценностных ориентаций и образцов поведения, взаимодействия с другими людьми т.п. обеспечивают историческое воспроизводство данного общества, как целостности, и его уникальной культуры во всей глубине ее своеобразия. Разумеется, ни одно новое поколение не повторяет социального опыта предков буквально, но всегда более или менее интерпретирует и адаптирует его к новым обстоятельствам. Тем не менее, оно воспроизводит, пусть и вариативно, именно данный набор социальнотехнологических, интеллектуальных, эмоционально-образных, психикокомпенсаторных и иных правил жизни и ее оценок, представлений о добре и зле, о правильном и неправильном, сохраняя тем самым принципиальную культурную преемственность с предыдущими поколениями.

Таким образом, культурная жизнь общества (понимаемая не в отраслевом, а социальном смысле слова «культурный») заключается в «работе» общества с собственным социальным опытом — его наследованием, рефлексией, проверкой на практике и пр. и, наконец, — трансляции следующим поколениям. В соответствии с такой концепцией культура — это и есть социальный опыт, реализуемый в сегодняшней социальной практике, «отблеск вчерашнего дня», присутствующий в дне сегодняшнем [см.: 246]. Конечно, существуют и другие суждения о том, что такое культура, акцентирующие внимание на ее современных, актуальных свойствах. Но думаю, что представление о культуре, как социальном опыте, — наиболее операционально с точки зрения работы с понятием «культура», как научным концептом.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы