Современное состояние популяции

В настоящее время существует 4 основных места гнездования вида в регионе: три из них находятся в восточной части Финского залива. Это Кургальский полуостров (Коузов, Кравчук, 2010, 2012), остров Сескар с прилегающими мелкими островами (Васильева, 2002) и Невская губа. Наиболее крупная восточная популяция (70-80 пар) сконцентрирована в Санкт-Петербурге и его окрестностях (Иовченко и др., 2010), а самая северная (20-30 пар) - в г. Сортавала (Попова, 2011). Небольшие гнездовые группировки существуют и в других местах (Коузов, Кравчук, 2012; Иовченко, 2014). Общую численность серых уток в известных очагах размножения в Ленинградской области можно оценить в 200-250 пар (Коузов, Кравчук, 2012). В регионе в целом данных недостаточно даже для ориентировочной оценки численности.

Особенности экологии в естественных и антропогенных местообитаниях

Используемые биотопы. В зоне экспансии серая утка использует разнообразные естественные и искусственные мелководные водоемы с богатой водной растительностью. В Санкт- Петербурге она начала гнездиться на Финском заливе, а затем быстро освоила внутренние водоемы (Иовченко и др., 2010). Выводки могут обитать даже на небольших эвтрофных водоемах с обилием погруженных растений вблизи жилых кварталов и огородничеств. Способна гнездиться отдельными парами, но предпочитает селиться в колониях чаек и крачек. Эта особенность способствует локальной концентрации гнездящихся серых уток. Высокая численность (8-14) пар наблюдалась на бывших иловых площадках ЮЗОС в 2008-2012 гг., где она гнездилась в основном на водоемах, расположенных вблизи поселений озерной чайки Larus ridibundus. Максимальная концентрация гнезд серой утки (около 20-25 пар) зарегистрирована в 2012-2013 гг. в двух крупных колониях чайковых на дамбах КЗС (Иовченко, 20126). В данном случае мелководья, благоприятные для выращивания выводков, удалены от мест гнездования на 2 км. В районе Кургальского полуострова гнездится на островах, заселяя все типы луговин, предпочитая высокотравные участки (Коузов, Кравчук, 2012). В Сортавале серая утка обитает на всех водоёмах и вполне адаптирована к условиям сильного антропогенного воздействия, однако за пределами города она не встречена (Попова, 2011).

На ЮЗОС гнезда устраиваются на берегах водоемов в зарослях высокой рудеральной растительности и злаков. На южном побережье Невской губы и о. Котлин гнезда находили на высокотравных открытых прибрежных лугах, иногда с ивами и ольхами, либо на прибрежных, обсохших участках так называемых "плавней" на заломах тростника или рогоза недалеко от окон воды с хорошо развитой погруженной растительностью. На дамбах КЗС, где утки вынуждены гнездиться на камнях - субстрате, неудобном для размещения кладки, в условиях дефицита растительности и большой конкуренции за места гнездования с хохлатой чернетью, серая утка показывает достаточно высокую степень пластичности в способах расположения гнезд. Они устраиваются чаще всего у основания и под прикрытием высоких травянистых растений или кустиков ивы и лоха, в куртинах стелющихся растений (чины или паслена сладкогорького), реже - совершенно открыто на щебне среди редких низких кустиков злаков или на толстом слое мелких фрагментов старых стеблей тростника, выброшенных на берег и формирующих обширные участки, иногда - в нишах между крупными камнями в волноотбойных бордюрах.

Сроки прилета. В Невской губе, по нашим данным, первые серые утки в 2003-14 гг. появлялись 17-25 апреля (в среднем 21 апреля, п=8), иногда с возникновением первых промоин и всегда до полного освобождения зоны прибрежных мелководий ото льда. В других основных очагах размножения первые птицы отмечались весной в сходные сроки, чаще всего в начале третьей декады апреля (Немцев, 1956; Попова, 2011; Коузов, Кравчук, 2012). В южной части региона основной пролет заканчивается в начале третьей пятидневки мая, на севере залеты регистрируются со второй декады мая по начало июня. Как правило, серые утки прилетают сформированными парами, даже в крупных скоплениях на стоянках это хорошо заметно.

В некоторые годы, при раннем вскрытии внутренних водоемов Санкт-Петербурга они могут появляться значительно раньше, в первой половине апреля: 4 апреля 2009 г. (пара); 8 апреля 2008 г. (2 пары), 11 апреля 2010 г. (пара); 11-14 апреля 2014 г. 5 пар на разных внутренних водоемах, к 17-20 апреля были уже обычны и в Невской губе. В Новгородской области в 2009 г. 10-15 птиц видели на рыборазводных прудах 4 апреля (Иовченко, 2014).

Сроки размножения. В основных современных очагах размножения сроки начала гнездования изменчивы и зависят от условий на конкретных водоемах, а не в целом на освоенной территории. В пределах Санкт-Петербурга в разных местообитаниях первые кладки могут появляться с первой по третью декаду мая. Наиболее ранние первые кладки начаты 8 мая (2008 г.), наиболее поздние - 14 июня. Пик начала нормальных кладок приходится на третью декаду мая - первую пятидневку июня. Общие сроки начала нормальных кладок укладываются в рамки изменчивости в других очагах размножения в регионе (Исаков, 1952; Меньшикова, 2005; Коузов, Кравчук, 2010; Попова, 2011; Иовченко, 2012а). Наиболее поздние повторные кладки взамен утраченных начаты

  • 22 июня 2012 г., 24 июня 2009 г., 24 и 25 июня 2013 г. Самое позднее зафиксированное вылупле- ние происходило 22 июля 2013 г. В другом гнезде
  • 23 июля 2012 г. еще продолжалось насиживание. Выводки с пуховыми птенцами в возрасте не более 5 дней отмечены в первой декаде августа, хотя такие поздние выводки немногочисленны. Они свидетельствуют о выраженной способности восстанавливать кладки взамен утраченных и о значительной растянутости сроков откладки яиц у этого вида в зоне экспансии у северного предела распространения.

Успешность размножения. В Санкт- Петербурге нормальные кладки содержали 6-12 яиц (8,94±0,25, п=35), повторные - 4-9 (6,78±0,52, л=9). Величина кладки на Кургальском п-ве - 7-11 яиц, в среднем 9,27±1,28 (п = 127) (Коузов, Кравчук, 2010, 2012).

Смешанные кладки (с хохлатой чернетью Ау- thya fuligula и длинноносым крохалем Mergus ser- rator) обнаружены в основном на КЗС, где их процент (12 кладок из 37, 32,43%) значительно выше, чем на Кургальском полуострове (12 из 65 кладок, 18,46%). При этом успех насиживания в выборке из нормальных кладок во всех местообитаниях Санкт-Петербурга значительно ниже (68,43 %, /2=38) по сравнению с Кургальским полуостровом, где он чрезвычайно высокий (94,33 %, /2=53).

В урбанизированных местообитаниях увеличивается количество факторов, снижающих успешность размножения. Среди выявленных причин гибели кладок в Санкт-Петербурге основными являются деятельность людей (фактор беспокойства, разорение гнезд, скашивание травы на КЗС в разгар гнездования) и стай бездомных собак. Последние не только разоряют гнезда, но успешно охотятся на птенцов и взрослых особей во время насиживания и линьки полетных перьев. В Сортавале отмечается активное хищничество серых ворон Corvus cornix и истребление ими части выводков (Попова, 2011).

Миграции на линьку. Послебрачные скопления самцов для отлета на линьку начинают формироваться в последней пятидневке мая - начале июня. Отдельные нераспавшиеся пары отмечались в местах гнездования до конца июня. Особенно крупные предотлетные скопления самцов (от 20 до 43 птиц) в Санкт-Петербурге наблюдаются во второй половине июня. К концу первой декады июля послебрачная миграция заканчивается. Часть самцов может оставаться на линьку в городе. В разные годы нелетных самцов (до 5 одновременно) видели на водоемах ЮЗОС во второй половине июля. Скопления серой утки на линьку у северного предела ареала вида были известны и ранее на Рыбинском водохранилище (Исаков, 1952) и о. Реймосар (Коузов, Кравчук, 2012).

Сроки отлета. В отличие от Кургальского полуострова, где большинство серых уток исчезает к середине сентября и в октябре они уже не отмечаются (Коузов, Кравчук, 2012), в Невской губе октябрьские встречи с ними - не редкость. В разные годы при нерегулярных наблюдениях в течение всего октября их видели 14 раз (38 особей). Поздно регистрируемые птицы, как правило, были в парах, иногда в трио с двумя самцами, реже одиночные самцы. Октябрьские встречи серой утки отмечены и в других местах Северо-Западного региона (Попова, 2011; Гилязов, 2010; Иовченко, 2014). К настоящему времени наиболее поздняя дата осенней регистрации серой утки в регионе - 23 ноября 2003 и 2013 гг. (Иовченко, 2013; Строи- лов, 2014).

Известные зоны зимовок птиц, обитающих в южной части региона, удалены на 1700 км (Мальчевский, Пукинский, 1983; Фетисов, Харитонова, 2005), что позволяет виду максимально использовать сезон благоприятных условий - с середины апреля по октябрь включительно. Зимой 2013/2014 гг. зарегистрирован первый факт зимовки серой утки в Санкт-Петербурге (Строилов, 2014).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как вид, исходно связанный с водоемами степной зоны, серая утка хорошо адаптирована к нестабильным местообитаниям. Она отличается повышенной подвижностью и при необходимости способна перемещаться в любое время года. Для нее характерна значительная индивидуальная изменчивость в проявлении и сроках миграционной активности, сроках начала и окончания размножения. Весенняя миграция уже сформированными парами обеспечивает возможность гнездования далеко за пределами основной части ареала, где вероятность встречи партнера крайне низка. Способность при подходящих условиях гнездиться рано и повторно в случае утраты кладки, а также близость мест зимовок позволяют виду максимально использовать сезон условий, благоприятных для размножения. Самцы могут линять на водоемах в зоне экспансии у северного предела распространения вида.

Толерантность к присутствию человека позволяет заселять водоемы, расположенные в населенных пунктах (Санкт-Петербург, Сортавала). Особенности экологии и территориального поведения серой утки могут способствовать дальнейшему быстрому освоению благоприятных (как естественных, так и антропогенных) местообитаний на Северо-Западе России.

БЛАГОДАРНОСТИ

Автор благодарит О.П. Смирнова и А.В. Пантелеева за помощь при проведении учетов в 2009 г. Работа выполнена при поддержке гранта СПбГУ 1.0.123.2010.

ЛИТЕРАТУРА

Андреев В.А. Редкие виды гусеобразных устьевой области Северной Двины // Рус. орнитол. журн. 2007. Т. 16, вып. 361. С. 731-738. Бианки В.В., Коханов В.Д., Корякин А.С., Краснов Ю.В., Панева Т.Д., Татаринкова И.П., Че- мякин Р.Г., Шкляревич Ф.Н., Шутова Е.В. Птицы Кольско-Беломорского региона // Рус. орнитол. журн. 1993. Т. 2, вып. 4. С. 491-586.

Бузун В.А., Мераускас И. Орнитологические находки в восточной части Финского залива // Рус. орнитол. журн. 1993. Т. 2, вып. 2. С. 253-255.

Васильева Н.А. Материалы к летней орнитофауне архипелага Сескар в Восточной части Финского залива. Беркут, 2002. Т. 11, вып. 1. С. 18-26.

Гилязов А.С. Динамика населения речных уток рода Anas в Лапландском заповеднике и в антропогенных ландшафтах Кольского п- ова в 1970 - 2009 гг. // Вестник охотоведения. 2010. Т. 7, № 2. С. 241-244.

Зарудный Н.А. Птицы Псковской губернии // Записки Императорской Академии Наук по физико-математическому отделению. 1910. Сер. 8. Т. 25, №2. С. 1-181.

Ильинский И.В., Фёдоров В.А. Материалы по птицам среднего течения реки Волхов (Ленинградская и Новгородская области) // Рус. орнитол. журн. 1997. Т. 6, вып. 16. С. 17-20.

Иовченко Н.П. Фауна позвоночных животных. Птицы // Экосистемы заказника "Раковые озёра": история и современное состояние / Под ред. Н.П. Иовченко. СПб.: изд-во С.- Петерб. ун-та, 2012а. С. 76-190 и 278-297. (Труды С.-Петерб. об-ва естествоисп. Сер. 6. Т. 6).

Иовченко Н.П. Роль комплекса защитных сооружений Санкт-Петербурга от наводнений в сохранении биоразнообразия и редких видов птиц Балтийского региона // Рус. орнитол. журн. 20126. Т. 21, вып. 825. С. 3125- 3139.

Иовченко Н.П. Поздняя осенняя встреча серой утки Anas strepera в Санкт-Петербурге // Рус. орнитол. журн. 2013. Т. 22, вып. 947. С. 3320-3322.

Иовченко Н.П. Пространственно-временное распределение серой утки Anas strepera в разных частях Северо-Западного региона России в конце XIX-начале XXI вв.: основные этапы и механизмы экспансии // Рус. орнитол. журн. 2014. Т. 23 - в печати.

Иовченко Н.П., Рычкова А.Л., Смирнов О.П. Стремительное освоение водоемов Санкт- Петербурга серой уткой (Anas strepera) в начале 21 века // Орнитология в Северной Евразии. Матер. XIII Междунар. орнитологии. конф. Северной Евразии. Оренбург, 2010. с. 144.

Исаков Ю.А. Серая утка // Птицы Советского Союза / Под ред. Г.П. Дементьева, Н.А. Гладкова. М., 1952. Т. 4. С. 428-437.

Кондратьев А.В., Лапшин Н.В. Редкие виды водоплавающих птиц Ладожского озера // 3-й междунар. симп. «Динамика популяций охотничьих животных Северной Европы». Петрозаводск, 2003. С. 111-116.

Коузов С.А., Кравчук А.В. Размножение серой утки {Anas strepera L.) в Ленинградской области // Вестник охотоведения. 2010. Т. 7, № 2. С. 254-258.

Коузов С.А., Кравчук А.В. Серая утка в восточной части Финского залива: история заселения, биология и миграции // Казарка. 2012. Т. 15, №2. С. 106-135.

Мальчевский А.С., Пукинский Ю.Б. Птицы Ленинградской области и сопредельных территорий: История, биология, охрана: в 2-х томах. Т. 1. Л., 1983. 480 с.

Меньшикова С.В. Водоплавающие и околоводные птицы Ропшинских прудов (Ленинградская область) // Рус. орнитол. журн. 2005. Т. 14, вып. 284. С. 291-309.

Минеев Ю.Н. Птицы заказника "Ненецкий" (Северо-Восток Малоземельской тундры) // Рус. орнитол. журн., 1994. Т. 3. Вып. 4. С. 319- 336.

Минеев Ю.Н. Отряд Anseriformes, гусеобразные // Фауна Европейского Северо-Востока России. Птицы. Неворобьиные. Т. 1, ч. 1. СПб. 1995. С. 15-67.

Молис Т.Ф. Орнитологические наблюдения на Раковых озёрах (Карельский перешеек) летом 1966 года // Рус. орнитол. журн. 2002. Т. 11, вып. 189. С. 604-621.

Немцев В.В. Охотничье-промысловые водоплавающие птицы Рыбинского водохранилища и пути их хозяйственного освоения // Тр. Дарвинск. гос. запов. Вып. III. Вологда, 1956. С. 91-292.

Пантелеев А.В. К орнитофауне Южного Прииль- менья // Рус. орнитол. журн. 2001. Т. 10, вып. 131. С. 95-100.

Попова С.Л. Численность и распределение серой утки Anas strepera в городе Сортавала (северо-западное Приладожье) // Рус. орнитол. журн. 2011. Т. 20, вып. 713. С. 2498-2502.

Строилов О.А. Зимующая серая утка Anas strepera на реке Красненькой (Санкт-Петербург) // Рус. орнитол. журн. 2014. Т. 23, вып. 965. С. 378-379.

Фетисов С.А., Харитонова Н.В. Территориальные связи охотничьих видов птиц Псковской области по данным кольцевания: 4. Серая утка Anas strepera, свиязь A. penelope, шилохвость A. acuta, Чирок-трескунок А. querquedula, широконоска A. clypeata // Рус. орнитол. журн. 2005. Т. 14, вып. 277. С. 63- 69.

Хлебосолов Е.И., Макарова О.А., Хлебосолова О.А., Поликарпова Н.В., Зацаринный И.В. Птицы Пасвика. Рязань, 2007. 176 с.

Храбрый В.М. Птицы Санкт-Петербурга. Фауна, размещение, охрана // Тр. Зоол. ин-та АН СССР. Т. 236. СПб. 1991. 275 с.

Hits J., Leito A., Leivits A., Luigujoe L., Magi E., Nellis R., Nellis R., Ots M., Pehlak H. Status and numbers of Estonian birds, 2008-2012 // Hirundo, 2013. V. 26, N. 2. P. 80-112. (in Estonian, English summary).

Iovchenko N.P., Ktitorov P.S. & Chuiko V.P. Anseri- formes fauna breeding at Lakes Rakovyye: modem status and tendences of its changes in the 20th century// Study of the Status and Trends of Migratory Bird Populations in Russia. Fourth issue. St. Petersburg, 2002. P. 44- 61.

Koskimies P. Karjalan linnustosta: Karjalan kanna- kaen seka Laatakan, Aunuksen ja Aanisen Karjalan linnustolli sista erikoispiirteista // Ornis karelica, 1979. N. 3. S. 68-69.

Leibak E., Lilleleht V., Veromann H. (eds.) Birds of Estonia: Status, distribution and numbers. Tallinn: Estonian Academy Publishers, 1994. 287 P-

Merikallio E. Finnish Birds. Their distribution and numbers. Helsinki, 1958. 181 p.

Meves W. Omithologiska iakttagelser, till storre delen samlade under en resa i Nordvestra Ryssland, sommaren 1869 // Ofversigt af Kongl. Veten- skaps-Akademiens Forhandlingar, 1871. N 6. S. 731-788.

Pakarinen R., Siikavirta H. Lintuja Karjalan merella // Linnut, 1993. V. 28, N. 5. S. 36-39.

Rantanen P., Silvennoinen R. Ilmajarvi // Alula, 2003. V. 9,N. l.S. 24-31.

Viksne J., Svazas S., Czajkovski A., Janaus M., Mishenko A., Kozulin A., Kuresoo A., Serebrjakov V. Atlas of Duck Populations in Eastern Europe. Vilnius: Akstis, 2010. 199 p.

http://www.luontoportti.com/suomi/en/linnut/gadwall (Дата обращения-25.03.2014)

THE GAD WALL (Anas strepera L.) IN NORTH-WEST RUSSIA: HISTORY OF RANGE EXPANSION, CURRENT STATUS OF POPULATION AND ECOLOGICAL FEATURES

Natalia. P. Iovchenko

St. Petersburg State University, Oranienbaumskoe sh., 2, Stary Peterhoff, St. Petersburg,

198504, Russia. E-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Some records and even the fact of Gadwall nesting on the territory of modem North-West Region of Russia have been reported at the end of the XIX century. During the XX century the Gadwall made several attempts to spread in the NW Russia. The stage of mass settlement has been observed since the beginning of the 1990s. and it comes mainly from the west. Settling species occurred by simultaneous influxes to different points of the region. Currently, the largest eastern population (70- 80 pairs) is concentrated in St. Petersburg, and the most northern is located in Sortavala (20-30 pairs). In the Leningrad Region breeding population is likely to be between 200-250 pairs. In the expansion area the Gadwall inhabits different highly productive natural and artificial shallow water bodies with rich aquatic vegetation. In St. Petersburg, it began to breed in the Gulf of Finland, and then quickly occupied inland waters. The species prefers to nest close to the colonies of gulls and terns. High numbers are found in the reservoirs of the former sludge beds and on dikes in St. Petersburg. In last case, the nearest shallow waters favourable for raising broods are 2 km distant from nest sites. As a species initially associated with steppe zone waters, the Gadwall is highly mobile. Considerable individual variability is obviously characteristic of the species during its migratory activity, breeding and moult. In different years (2003-2014, n=8), the average date of arrival in the Neva Bay is 21 April (17-25), but in inland waters in some years they can arrive in early April. Spring migration in pairs allow them to nest far away from the main part of its range. In St. Petersburg, Gadwall has protracted egg-laying season from the second pentad of May to the end of June. Renesting is enough common in urban habitats. Males can moult near the northern border of distribution. Known wintering areas of the birds living in the southern part of the NW Region are 1700 km distant. This allows them to use all the season of favourable conditions, from the second half of April through October. In the autumn-winter season of 2013-2014, one male in November and the first fact of wintering were recorded in St. Petersburg. Ecological features can help further rapid colonization of favourable (both natural and man-made) habitats in the NW Russia.

Key words: Gadwall, Anas strepera, NW Russia, history of area expansion, current distribution, population status, natural and man-made habitats, breeding, migrations, moult.

*ЭКОЛОГИЯ *

УДК 599:577.2:575 Л 7:591.4

Поступила в редакцию 03.07.2014 г.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >