В. Другие аспекты успешных научных исследований в области медицины

  • 535. Пример суррогатного материнства свидетельствует о широко распространенной в практике государств тенденции рассматривать новые законодательные акты, принятые в результате политическоих дебатов, в качестве императивных, не считаясь с их отрицательными последствиями для тех лиц, которых они касаются. Прогресс в области медицины и науки в современном обществе стимулирует изменения в социальной сфере. Но это по-разному воспринимается в разных странах. Одни страны пытаются адаптироваться к этим изменениям, другие поддерживают достигнутый прогресс, включая и те из них, которые пытаются сохранить социальный и экономический status quo с помощью законодательных мер и судебной практики. Суррогатное материнство может в обозримом будущем стать примером для других сфер, в которых успехи в научных исследованиях станут стимулом для социальных изменений.
  • 536. Например, открытия в области генетики могут, с одной стороны, оказаться полезны для медицины, с другой стороны, рождают проблему их использования в социально-экономической сфере для долгосрочного планирования занятости или страхованиия. Перед заключением контракта работодатели и страховщики заинтересованы в получении результатов генетических тестов, касающихся их наемных работников и держателей страховых полисов, поскольку они считают обнародование подобных данных вмешательством в свою личную жизнь. Что касается страхования, особенно страхования здоровья и жизни, в последние годы наблюдается стремительный рост законодательных актов, ограничивающих или запрещающих использование генетических данных.

Однако в законах, касающихся данной сферы, не указывается пространственная область их применения[1] [2]. Следует ли это классифицировать как предмет договорного права? В ЕС право, применимое к страховым контрактам, определяется ст. 7 Регламента «Рим I». Означает ли это, что суд государства-члена, законодательство которого носит ограничительный характер в данной сфере, согласится применять менее жесткое иностранное право для регулирования вопросов, подпадающих под его действие? Вряд ли. Если трансграничное страхование жизни и здоровья будет осуществляться чаще, чем это имеет место в наши дни, не исключено, что суды некоторых государств-членов попытаются принимать решения о применении их собственного рестриктивного законодательства и в этой сфере. Данная тенденция может распространиться и на новые области права, такие как биотехнологическое право или право по защите персональных данных. Явные различия в стандартах ЕС и США уже стали предметом дискуссий на дипломатическом уровне.

537. При анализе императивных законов основное внимание уделяют их формальным характеристикам, сфере действия и связи с общими коллизионными нормами. Эти аспекты будут рассмотрены в следующей главе.

Какие нормы законодатели и суды различных государств считают императивными и почему? На вопрос «почему» нет удовлетворительного ответа, поскольку пока не удалось разработать теоретически обоснованного объяснения причин, служащих основанием для применения той или иной правовой нормы или того или иного принципа независимо от отсылки коллизионной нормы к компетентному правопорядку. Подход с позиций общественного блага вполне приемлем, но недостаточен для объяснения того, что служит основанием для признания в качестве императивных столь разнообразных норм. Исходя из того, что источником этих норм служит практика правового регулирования государством различных аспектов жизни общества, их можно было бы классифицировать по тематическому признаку, однако такая классификация не может заменить теоретическое объяснение.

538. Вот два соображения, которые позволяют предположить, что теоретическое объяснение вряд ли возможно. Во-первых, императивный характер нормы меняется с течением времени[3]. При применении либеральных иностранных законов о разводе практика судов страны становится все более и более мягкой, как если бы принцип нерасторжимости брака исчез из права этой страны. Во-вторых, может случиться так, что норма, противоположная той, что считалась императивной, сама стала фундаментальным принципом и применяется в качестве императивной, хотя иностранное право будет регулировать соответствующие отношения иначе. Достаточно вспомнить, что в середине XIX в. Савиньи называл среди немногих «наиболее строгих действующих законов императивного характера» ограничения на приобретение евреями собственности. Он считал их дискриминационными1. В современном обществе многие формы дискриминации запрещены законом, а соответствующие коллизионные нормы исключают применение иностранного права, что противоречит принципу равного режима регулирования[4] [5]. Таким образом, в наши дни одобрение основополагающего принципа не более чем результат ограниченного восприятия изменений, имевших место в истории права, как фото выхваченного из контекста существовавшего когда-то права. Меняющуюся и «положительную» природу императивных норм следует принять. Она результат эволюции общественных и политических взглядов. Что это означает в контексте права — будет рассмотрено ниже.

  • [1] Гаагская конференция включила проблему суррогатного материнства в свою рабочую программу. Ее Постоянное бюро представило предварительный документ № 11от 11 марта 2011 г. Совету под названием «Вопросы МЧП, касающиеся положения детей, включая вопросы международных контрактов о суррогатном материнстве». См.:URL: http://www.hcch.net-work in progress-generalaffairs; Trimmings К., Beaumont P. Op.cit. P. 633.
  • [2] Однако есть и исключения. См., например, § 10147(c) Страхового кодекса штатаКалифорния (США), который ограничивает запреты заключать сделки по страхованиюжизни или доходов по нетрудоспособности только «в этом штате».
  • [3] «То, что вас шокировало вчера, не обязательно будет шокировать сегодня...»{Bureau D. and Watt М. Н. // Droit international prive. Vol. 1. P., 2007. P. 463).
  • [4] Savisny F. C. System des heutigen roemischen Rechts. Vol. 8. Berlin, 1849. S. 36—37.
  • [5] См., например, ст. 10 Регламента «Рим III».
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >