Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Консьюмеризация института политических консультантов в современной России

Трансформация частного политического консалтинга в России

Дифференциация рынка услуг GR-менеджмента

На современном российском рынке политического консультирования частный сектор пока полностью не уступает свои позиции в пользу внутрикорпоративного. Наименее исследована GR-сфера (government relations - связи с органами власти) российского института политико- консалтинговых услуг. Перед тем, как перейти к анализу этого сегмента российского политического рынка, необходимо разобраться с терминологией.

В политологической литературе не существует единого видения природы GR-менеджмента. Сторонники первого подхода нередко смешивают понятия лоббизм и GR. Они считают, что лоббизм можно трактовать довольно широко как любую деятельность граждан, бизнес-ассоциаций, политических партий и других групп влияния по отстаиванию своих активных интересов1.

Приверженцы второго подхода полагают, что лоббизм и GR - это не одно и то же. Так, российский учёный А.С. Автономов определяет лоббизм как взаимоотношения представителей негосударственных организаций с представителями государственных органов и органов местного самоуправления с целью добиться принятия (или непринятия) органами власти решений в соответствии с позициями специальных групп интересов[1] [2].

Другой российский исследователь В. Лепёхин считает, что наиболее мощные «группы давления» - это и есть власть. Тогда как давление разного рода гражданских общественных организаций и объединений на власть является периферийной практикой лоббизма[3]. В другой интерпретации пишет российский политолог А.Б. Белоусов, понимая под лоббированием чисто коммуникационное явление, поскольку оно основано на оказании влияния и договоренностях1. Российский специалист П.А. Толстых понимает под лоббированием одну из технологий GR-менеджмента[4] [5]. Таким образом, лоббизм является разновидностью политических технологий.

Американский специалист Б. Вулп справедливо отмечает, что внутрикорпоративные консультанты по GR отличаются от специалистов, нанимаемых по контракту тем, что сотрудники корпорации получают заработную плату и представляют интересы лишь одной организации - своего работодателя[6]. Поэтому новейшие исследования определяют GR как отдельную профессиональную деятельность[7]. Таким образом, можно прийти к выводу, что GR-менеджмент представляет собой специфический вид политико-консалтинговой деятельности в организации взаимодействия бизнеса и органов власти.

Украинский политолог Е.В. Гросфельд пришла к интересному заключению, что большое социальное значение GR-менеджмента состоит в том, что он, дополняя для традиционной политической системы партийное и территориальное представительство, благоприятствует включению в процессы создания и принятия политических решений всего множества групп интересов[8]. Это, в свою очередь, делает политику менее элитарной, более сбалансированной и социально ориентированной.

Получается, что GR-менеджмент с лоббистскими технологиями является отражением дальнейшей консъюмеризации института политических консультантов, когда к процессам формирования и принятия политических решений присоединяются группы интереса российского бизнеса.

Как правило, российские GR-менеджеры консультируют бизнес- клиентов по работе с политическими стейкхолдерами (от англ, stakeholder - держатель интереса) - группами влияния из политических деятелей или государственных служащих, которые обычно заинтересованы в финансовых и иных результатах коммерческих, политических или общественных организаций и обладающие для этого соответствующими политическими и другими ресурсами. Есть и обратное направление - GR-менеджеры консультируют политиков и чиновников по работе с бизнесменами1.

В современной политологии ряд зарубежных исследователей развивают идеи Р. Патнэма, проецируя проблему гражданского участия на социальные сети незападных политических систем. К примеру, М. Леви и А. Кришна усматривают в таких процессах положительную динамику демократизации развивающихся обществ[9] [10]. Иными словами, активная лоббистская

деятельность GR-менеджеров должна способствовать развитию гражданского общества и демократизации политической системы.

Более логично согласиться с мнением зарубежного исследователя Ш. Бермана, который утверждает, что ни сам по себе социальный капитал, ни неформальные социальные сети высокоразвитого гражданского общества не создают демократического участия и позитивных эффектов в сфере деэлитаризации политики. Кроме того, они могут порождать

антидемократические, тоталитарные движения, как это было, например, в случае с гражданским обществом поздней Веймарской республики

Германии[11]. GR-менеджмент, конечно, может быть только инструментом демократизации социума. Но его заказчики - группы интересов,

контролирующие различные неформальные социальные сети граждан, могут иметь антидемократические цели, если это способствует их материальной и политической выгоде.

Роль социальных сетей как источника лоббистской деятельности и GR- менеджмента была обнаружена зарубежным исследователем Р. Роузом, который выяснил, что 4/5 россиян пользуются сетями, которые способны помочь в любой ситуации - от поступления в университет до приобретения муниципального жилья1. Подобные политико-рыночные отношения между социальными сетями граждан и органами власти не являются уникальными для России. Похожие явления локализованы исследователем Левином в современной Италии[12] [13], а исследователем Т. Ши[14] замечены в

коммунистическом Китае. Подобное поведение можно расценивать как консьюмеристское, формирующее потребительское отношение к политике, когда граждане являются покупателями, а представители органов власти - продавцами разнообразных услуг.

Консьюмеризация российского института политических консультантов подразумевает конвертацию неформальных социальных сетей в

политический капитал. Как правило, политический капитал предполагает инкорпорированную способность к мобилизации коллективных действий и участию в этих действиях, способность субъекта репрезентировать интересы других агентов, которые делегируют ему права на представительство своих интересов[15].

Российский специалист в области политического маркетинга Е.В. Морозова выделяет три формы существования политического капитала: инкорпорированную (способности, диспозиции, опыт, имидж и др.), объективированную (организационные, материальные и финансовые ресурсы, находящиеся в распоряжении) и институционализированную

(структуры лидерства, элиты и другие элементы политической

стратификационной системы). К институционализированной форме политического капитала Е.В. Морозова относит лоббистскую деятельность1.

Согласно информации, собранной Экспертно-аналитической и информационно-рейтинговой компанией «ЮНИПРАВЭКС» в режиме рейтингового мониторинга, самыми востребованными видами услуг, предоставляемыми российскими GR-компаниями (к примеру, «Минченко GR-консалтинг»), являются помощь бизнесу и общественным организациям в предоставлении услуг, предоставляемых государством:

  • 1. Государственное управление;
  • 2. Общегосударственные услуги (виды деятельности, связанные с

реализацией внешней политики и государственной безопасности,

обеспечением законности);

  • 3. Исполнительная и законодательная деятельность центральных, региональных и местных органов управления;
  • 4. Деятельность органов местного управления;
  • 5. Услуги «Электронного правительства»;
  • 6. Управление деятельностью в области прогнозирования и планирования;
  • 7. Государственное управление программами (здоровье, образование, культура, спорт, отдых, экология, жилищное строительство, социальные услуги);
  • 8. Обязательное социальное обеспечение;
  • 9. Управление и функционирование статистических служб;
  • 10. Управление и функционирование социологических служб[16] [17].

Экспертно-аналитическая компания также пришла к выводу, что

популярной лоббистской деятельностью в современной России является оказание политико-консультационных услуг GR-менеджеров самому государству:

  • 1. Консультирование по вопросам разработки законодательной и правовой базы, экспертиза законопроектов;
  • 2. GR-лоббирование, консультирование в области управления финансами, рейтинговый мониторинг;
  • 3. GR-сопровождение общественно значимых проектов в стране и за рубежом для формирования положительного образа государства;
  • 4. Экспертное консультирование по информированию граждан посредством связи с «Электронным правительством»;
  • 5. Выработка рекомендаций по стратегическим вопросам социально- экономического развития;
  • 6. Консультирование в области создания и реализации федеральных целевых программ (пакет сопровождающей документации, сметно- финансовые расчёты, паспорт программы, основные направления, сроки реализации, ожидаемые результаты и др.);
  • 7. Консультирование по вопросам развития системы транспарентных бизнес-процессов в обществе, получение государственных субсидий для бизнеса;
  • 8. Консультирование по GR-деятельности в общественных и некоммерческих организациях;
  • 9. Консультирование по вопросам получения/распределения государственных грантов/субсидий/субвенций;
  • 10. Консалтинг по государственным и межгосударственным коммуникациям[18].

Следовательно, GR-консультации имеют спрос, как у бизнеса, так и у чиновников с политиками.

В современной России сложилось несколько неформальных социальных сетей, которые, нанимая GR-менеджеров, лоббируют свои интересы. К примеру, сеть кадетов, популяризируя собственные принципы воспитания молодежи и ценности патриотизма, идеологически и организационно поддерживает образовательные учреждения не только в кадетских корпусах, но и путем создания военно-патриотических клубов, объединяя свои усилия с казачеством. Развитие образовательных учреждений кадетско-казачьей направленности было осуществлено путем лоббирования в Законодательном Собрании Краснодарского края закона «Основные направления государственной политики по улучшению положения детей в Краснодарском крае на 2003-2010 гг.».

Другие примеры. Форумом «Мама в сети» была пролоббирована краевая программа «Поддержка частных детских садов в Краснодарском крае». Усилиями группы интересов российских немцев была принята Федеральная целевая программа развития социально-экономической и культурной базы возрождения российских немцев на 1997-2006 гг., продленная позднее до 2011 г.1

Положительную динамику показывает и рынок GR-услуг. Как видно из приложения 2, наиболее большие успехи рынок GR-услуг делает в своей инфраструктуре, представленной различными организациями[16] [17]. Этому же способствует и активное развитие российского бизнеса как такового, что также свидетельствует о большом уровне консьюмеризации института российских политических консультантов.

Между тем, можно заметить и отрицательную динамику в развитии отечественного рынка услуг в сфере GR. Как видно из результатов опроса, показанного в приложении 3, специалисты утверждают, что существующий рынок GR-услуг требует не только прочной законодательной базы, но и крупных финансовых затрат в связи с необходимостью кардинального пересмотра рыночных условий и модернизации всех технологических процессов - инфраструктурных «GR-цепочек» с учётом вступления страны в ВТО1.

Из опросов становятся понятны не только преимущества российского GR-менеджмента, но и его крупные недостатки, которые без законодательного урегулирования гражданскому обществу сложно решить.

Всё более популярной лоббистской технологией, которую практикуют российские GR-менеджеры, становится бенчмаркинг (от англ, bench - место, marking - отметить). Он представляет собой непрерывный аналитический процесс, с помощью которого осуществляется систематическое сравнение эталонных GR-показателей с показателями конкурентов и/или партнёров с целью достижения высоких и мировых стандартов качества фирмы или государственных услуг.

В качестве успешно реализованного GR-проекта крупнейший специалист в области лоббизма В. Зимин приводит GR-кейс российской компании «ИМА-консалтинг», работавший на Администрацию Президента Российской Федерации[21] [22]. Техническим заданием лоббистской фирмы была реализация пяти общественно значимых проектов, как в России, так и за рубежом: «GR-сопровождение 300-летия Санкт-Петербурга», «Россия - почётный гость Франкфуртской книжной ярмарки», «Участие России в 50-й Венецианской биеннале», «Глобальная энергия» и «Кубок Кремля». В этих проектах позитивный образ страны продвигался за счёт демонстрации достижений в социально-политической сфере, культуре, науке и спорте. Была сформулирована стратегическая цель создания представления о России как о цивилизованной стране с рыночной экономикой, осуществляющей демократические реформы и разделяющей общечеловеческие культурные и моральные ценности, но умеющей отстаивать собственные национальные интересы.

Позиционирование идеологемы «Россия - страна передовых технологий» продвигалось на Франкфуртской книжной ярмарке целым комплексом средств. Обеспечивалось техническое оснащение павильона «Форум» (плазменные панели, компьютеры, мультимедийные проекторы, экраны для демонстрации видеопродукции, информационные табло). Одновременно была создана экспозиция «Мультимедиа-кафе», где в режиме нон-стоп демонстрировались мультимедийные продукты по истории культуры и литературы России, проводились интерактивные презентации, викторины, рассчитанные на молодёжную аудиторию. Акция «Россия - Новые страницы: взгляд из космоса» подразумевала сеанс связи с экипажем Международной космической станции. Проведение сеанса осуществлял Центр управления полётами, доставку сигнала проводила в выставочный павильон «Форум» Всероссийская государственная телерадиокомпания, использовавшая Мобильную станцию спутниковой связи «Fly Way».

Для акции «Книга Жизни - новые страницы», проводимой на русском, английском и немецком языках, компанией «Иматек» была разработана специальная компьютерная программа. Как только участник акции заканчивал писать своё высказывание, при нажатии кнопки «Save» написанный текст автоматически распечатывался, параллельно все тексты выводились на плазменный экран. Для ярмарки был подготовлен первый выпуск информационной системы «Книжный бизнес в России», где была представлена информация о современном российском книгоиздании, российских писателях. На компакт-диске представлялась информация об участниках «Авторской программы» - биографии более 100 российских авторов на разных языках. К этому было изготовлено слайд-шоу на немецком языке, которое использовалось во время дискуссий и чтений.

Для проекта «Участие России в 50-й Венецианской биеннале» одним из

основных направлений использования спонсорских средств было

совершенствование инфраструктуры российского павильона,

телекоммуникационных и компьютерных сетей. Многие зарубежные масс-

78

медиа высоко оценили результаты этого проекта. Кроме того, во всех проектах были разработаны и активно функционировали при поддержке специалистов «ИМА-консалтинг» интернет сайты (www.russia-frankfurt.ru, www.spb.300.com,www.ipc-spb.ru,www.labiennale.ru). Для выбора наиболее эффективного способа подачи информации по проекту «300-летие Санкт- Петербурга» даже была проведена психографическая экспертиза сайта www.spb.300.com.

В результате GR-кейс компании «ИМА-консалтинг» получил наивысший рейтинговый индекс (А+++1+++1+++) и «Золотой сертификат UNi» как лидер бизнес-услуг в рейтинговой номинации «Связи с органами государственного и муниципального управления» UNi (GR) международного интегрированного рейтинга GR-компаний, проводимого компанией «ЮНИПРАВЭКС». Помимо этого, «ИМА-консалтинг» стала лауреатом национальной премии в области развития общественных связей «Серебряный Лучник» в номинации «Лучший проект» за разработку программы «Новая Россия: подходы к формированию имиджа государства». Успешная консьюмеризация политико-консультационных услуг этой фирмы очевидна. Она работает в более чем 70 субъектах России, а также в Швейцарии, Украине, Франции, Италии, Великобритании, ФРГ и Кипре[23].

Помимо «ИМА-консалтинг» имеется ряд российских компаний, оказывающих услуги политико-консалтингового характера в сегменте GR. Среди них также Консалтинговая группа «Полилог», которая обеспечивала прозрачность деятельности Постоянного комитета Союзного государства России и Беларуси, разрабатывала эффективные инструменты коммуникации между российскими и таджикскими участниками проекта строительства Сангтудинской ГЭС-1 в Таджикистане. Клиенты «Полилога» - Федеральное дорожное агентство Министерства транспорта РФ, Министерство экономического развития и торговли РФ, ОАО «Газпром нефть», ФК

«Уралсиб» и др. Между тем, компания не рискует полностью сосредоточиться на GR-менеджменте и оказывает ряд других коммерческих услуг: организовывает деловые мероприятия, корпоративные съезды, PR-

консалтинг, создаёт журналы и газеты («Vitality», «Ингосстрах Report» и т.п.) 1

GR-менеджментом занимается и ЗАО «НИИЭП» (Научно- исследовательский институт по изучению проблем экономики и права). Однако, компания также не решается полностью специализироваться в этой сфере, предлагая консультативные услуги в сфере финансов, инвестиций, экономики, научных исследований и аутсорсинга[24] [25].Существуют и другие российские фирмы, предлагающие консультационные услуги в сфере GR- менеджмента, однако они, как и лидеры рынка, предпочитают предлагать разнообразный спектр консультативных услуг в юридической, финансовой и психологической сферах, чтобы не обанкротиться.

Известной консалтинговой организацией в области GR-менеджмента выступает Центр по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти. Руководитель - П.А. Толстых. Заказчиками Центра являются ведущие российские и западные корпорации, профессиональные ассоциации и отраслевые объединения, депутаты Федерального Собрания РФ, комитеты Государственной Думы, главы региональных администраций. Тем не менее, организация оказывает и другие услуги - консалтинг по международному бизнесу, исследованиям и аналитике[26].

Кроме Администрации Президента, в России существуют и другие группы интересов в органах власти, которые могут нанимать GR-менеджеров для эффективного взаимодействия с бизнесом и организациями гражданского общества. Это, в первую очередь, авторитетные депутаты Государственной Думы РФ, депутатские объединения (фракции и группы), межфракционные депутатские объединения, комитеты и комиссии Государственной Думы РФ, аппараты палат Федерального Собрания РФ, Правительство РФ и др1.

Помимо государственных органов, в России имеются группы интересов от бизнеса, выступающие активными заказчиками GR-консультаций. В первую очередь, это крупные корпорации федерального уровня: ОАО Газпром, Российский союз промышленников (РСПП), Торгово- промышленная палата России, Ассоциация строителей России, Ассоциация региональных банков России, Роснефть, Норильский никель, ОАО РЖД, «Вимм-Билль-Данн», ОАО «ЕВРОЦЕМЕНТ групп», «Русские машины», «Металлоинвест» и др. Крупной группой интересов значится и Русская православная церковь[27] [28].

По данным научного исследования «Лоббизм в ЦФО: анализ, мониторинг, информация», проведённого в 2006-2007 гг., лоббистскими группами интересов российского регионального уровня являются: Ассоциация внешнеэкономической деятельности предприятий и организаций Ярославской области «Яринтеко», Фонд «Меценат» (Тульская область), Фонд поддержки предпринимателей (Орловская область), Ассоциация промышленных предприятий (Липецкая область), Ассоциация мебельной и деревообрабатывающей промышленности РФ (Костромская область), Калужская ассоциация игорного бизнеса, Ассоциация деятелей игорного бизнеса Рязанской области, Воронежская топливная ассоциация, Ассоциация ГГ-компаний Белгородской области и т.п[29].

По мнению российского политолога П.А. Толстых, фирмы, нанимающие специалистов по лоббистским технологиям, стремятся завуалировать свой частный интерес, выдавая его общественным. Политолог предполагает, что здесь есть прямая зависимость: чем больше частный интерес замаскирован под публичный, тем с большей вероятностью лоббируемая инициатива беспрепятственно и в максимально сжатые сроки проходит все процедуры государственных согласований и принимается в виде политического решения1. В этом также заключается характер консьюмеризации института российских политических консультантов.

Ещё одним популярным направлением в сфере российского GR- менеджмента становится GR-коучинг (от англ, coach - тренер, репетитор, наставник)[30] [31]. Коучинг подразумевает элитное индивидуальное консультирование и социально-психологический тренинг по мотивации личности. С помощью технологий коучинга консультанты учат любого представителя государственного или муниципального управления достигать своих целей, прививают ему навыки «самообучаемости» и выработки новых алгоритмов поведения, эффективного взаимодействия с людьми, развивают у него эмоциональный интеллект приёмами креативного мышления на основе аналитико-синтетической переработки информации.

Рост привлекательности технологий коучинга в среде политиков и бизнесменов произошёл благодаря тому, что современные компании-лидеры прошли через этап совершенствования корпоративного построения.[32] Хотя от представителей органов власти поступает не так много заказов на GR- коучинг, по сравнению с лидерами крупного бизнеса, проведённые опросы показали их определённую заинтересованность в этих консультационных технологиях, что показано в приложении 4.

Как видно из результатов опросов, политические лидеры занимают вторую строку клиентской базы коучей (24%). Тогда как высшие «эшелоны власти» пока не так заинтересованы в их услугах (1%). В исследовании в качестве экспертов принимали участие руководители Центра поддержки корпоративного управления и бизнеса, представители Клуба бизнестренеров, руководители компаний «ММ-класс» (Москва), «Алекса-групп» (Новосибирск), «Кадровые технологии» (Екатеринбург).

Рынок российского коучинга в основном сконцентрирован в крупных городах - Москве, Санкт-Петербурге, Калининграде, Нижнем Новгороде, Перми, Пензе, Самаре, Екатеринбурге, Челябинске, Тюмени, Новосибирске, Владивостоке, Магадане и др.

Набольшим спросом у представителей органов власти пользуется так называемый лайф-коучинг (от. англ, life - жизнь)1 означающий экспертное консультирование политического руководства, повышение личной эффективности управленцев, а также персональный коучинг политиков. Так или иначе, современный российский GR-коучинг активно развивается не за счёт спроса со стороны политиков и чиновников, а благодаря поступательному развитию бизнес-элит[33] [34]. Многообещающие тренды коучинга ощущаются на примерах последних опросов, что видно в приложении 5.

В среднем, цены на коучинг начинаются от 12 000 руб./час. Коуч со средним стажем 6-11 лет может рассчитывать на сумму от 18 000 руб./час до 40 000 руб./час. Иногда цена одного часа работы профессионального коуча может быть свыше 90 000 руб. При проведении lR-коучинга в ходе организации и сопровождения IPO - International Public Offering - первичного публичного размещения акций - цена за час консультации может быть и выше. При этом длительность работы коуча примерно составляет 5-15 сессий в режиме личного консалтинга «face-to-face». Дистанционный режим коучинга «phone-to-phone» предлагает расценки по телефону до 3500

руб./час, а по электронный почте до 3000 руб./час. В системе ценообразования услуг коучинга применяется формула ЭФФЕКТ = Э+Ф1+Ф2+Е+К+Т. Здесь Э - эмоциональные затраты, Ф1 - физические затраты, Ф2 - финансовые затраты, Е - ежегодные затраты, К - креативные затраты и Т - телекоммуникационные затраты1.

Вместе с тем, существуют и препятствия в полноценном развитии российского коучинга, который до сих пор не представлен в Общероссийском классификаторе видов экономической деятельности (ОКВЭД). Наибольшие пробелы связаны с полным отсутствием нормативноправовой базы по GR-коучингу. Особенности проблем российского коучинга видны в приложении 6, где представлены результаты последних опросов[34] [21].

Другой популярной лоббистской технологией работы с политическими стейкхолдерами является grass-roots lobbying (от англ, корни травы). Это методика лоббирования, подразумевающая использование инициатив групп людей по отношению к политикам или чиновникам с требованием поддержать определённое предложение, выгодное GR-менеджеру. Сам термин появился в выступлении американского сенатора от штата Индиана А. Бевериджа в 1912 г. на съезде созданной им Прогрессивной партии, где он провозгласил, что «партия возникла из корней, из той почвы, которая является основными людскими потребностями[37]. Применение grass-roots lobbying так же встречается в российских регионах. Например, в Рязанской области по инициативе руководителя местного отделения Торгово- промышленной палаты был инициирован митинг предпринимателей малого бизнеса перед зданием областной Администрации, ставивший своей целью не допустить повышение арендной платы за пользование помещениями. В итоге, ставка оплаты не изменилась[38].

Однако недобросовестные GR-менеджеры не заинтересованы в конкурентных лоббистских технологиях, осуществляемых без их контроля, хотя такие встречаются. Например, показательна grass-roots lobbying на примере самоорганизации жителей Южного Бутово в Москве. Часто недобросовестные GR-менеджеры, пользуясь пробелами в законодательстве, практикуют лоббистскую технологию astroturfing (ироничное англ. - «засев космической лужайки»), когда на политиков и бизнесменов оказывают давление липовые акции из подкупленных участников и подставных лидеров1.

Отсутствие нормативно-правовой базы в сфере GR-менеджмента создают благоприятные коррупционные условия в практике применения лоббистских технологий[39] [40]. Российские политики также пользуются лазейками пробелами в законодательстве, по сути, осуществляя коррупционную лоббистскую деятельность. Политики получают от связанных с ними фирм финансовое вознаграждение за оказанную лоббистскую помощь. Например, в 2002 г. зампред бюджетного комитета Госдумы В. Резник продал за 10 млн. долл. 50,2% акций питерской страховой компании «Русь» немецкой страховой группе ERGO.

В 2007 г. фонд «Депутатский» члена фракции КПРФ в Государственной Думе С. Штогрина получил от компании «Филипп Моррис» 22 500 долл. Иногда политические деятели, ранее не участвующие в бизнесе, становятся обладателями крупных пакетов акций. К примеру, в 2006 г. стало известно, что заместитель Председателя Государственной Думы РФ, член фракции «Единая Россия» Л. Слиска является соучредителем в крупнейшем промышленном объединении Саратовской области «Трансмаш». Тогда рыночная стоимость её 19% пакета акций оценивалась в $60 млн[41]. Получается, что российские парламентарии составляют определённую конкуренцию GR-менеджерам, используя коррупционные механизмы. Российский политолог А. Павроз считает, что положение могло бы улучшить придание юрисдикции институту лоббизма в России, наравне с юрисдикцией политических партий, правительства и судов1.

Такой коррупционный фон, возникающий из-за отсутствия законодательной базы лоббизма, заставляет российские политические партии всё меньше привлекать частных политических консультантов, в том числе, и GR-менеджеров со стороны специализированных компаний[42] [43]. Партийное руководство больше настроено на деятельность внутрикорпоративных политических консультантов. Эту тенденцию в институте российского политического консалтинга специалисты фиксируют с конца 1990-х гг.[44], что определяет специфику российской политической консьюмеризации.

В настоящее время в российских компаниях, как и политических партиях, наблюдается динамика привлечения для политического консультирования внутренних специалистов, а не внешних, из других независимых фирм. К примеру, для минимизации политических рисков российская компания ОАО «ВымпелКом» создала в своей структуре Департамент по отношениям с органами власти. Консультанты из подразделения проводят переговоры с Министерством информационных технологий РФ и связи по вопросам лицензирования и частот, обеспечивают бесконфликтные отношения с органами власти, выстраивают корректную политику с Федеральной антимонопольной службой России, добиваются преференций и государственных заказов для фирмы, проводят аналитику политических решений, влияющих на бизнес[45].

Тем не менее, частный отечественный рынок GR-услуг сохраняет неплохой тренд поступательного развития, составляя крупную конкуренцию внутрикорпоративным консультантам и активно развиваясь в рамках процесса политической консьюмеризации.

Подводя итоги, важно отметить, что российский GR-менеджмент выступает одним из наиболее динамичных видов политико-консалтинговых услуг, развивающихся в частном сегменте. Причина такого состояния кроется в наличии постоянного спроса на консалтинг по эффективному взаимодействию государства и бизнеса. Таким образом, коммерческие организации в сфере GR заняли свою нишу в российском политическом рынке.

Отечественный GR-менеджмент претерпевает основные явления политической консьюмеризации - профессионализацию,

институционализацию, маркетизацию и технологизацию.

Условия для положительных трендов российского GR-менеджмента задаются деятельностью групп интересов в российском бизнесе. Таковыми являются ОАО Газпром, Российский союз промышленников (РСПП), Торгово-промышленная палата России, Ассоциация строителей России, Ассоциация региональных банков России, Роснефть, Норильский никель, ОАО РЖД и другие организации. Все они стремятся стараниями политических консультантов получить крупные контракты с государством, добиться принятия выгодного законодательства, сохранить доминирующее положение в конкретном сегменте рынка или расширить свой бизнес.

Заказчиками GR-услуг могут быть и сформировавшиеся в России крупные социальные сети, которые часто заявляют о себе и отстаивают собственные интересы. Хотя эта часть российского гражданского общества предпочитает не нанимать профессиональных GR-менеджеров со стороны частных фирм, а старается самостоятельно применять grass-roots lobbying.

Политические стейкхолдеры из среды государственной власти и местного самоуправления также мотивированы в заказе таких популярных GR-услуг, как бенчмаркинг. Власть ориентирована на эффективный диалог с различными представителями бизнеса, как отечественного, так и зарубежного формата. Особенно большим спросом у политиков пользуется

элитная форма консалтинга - GR-коучинг.

87

Вместе с тем, у российского GR-менеджмента есть крупные проблемы. Среди них можно назвать большие пробелы в законодательной базе по GR- менеджменту, неясные должностные обязанности в GR-консалтинге, а также отсутствие на GR-рынке субсидий и грантов от государственных и муниципальных органов. Имеются крупные затраты на формирование «GR- цепочек». Пробелы в законодательстве о лоббизме формируют благоприятную среду для коррупции сферы отношений власти и бизнеса, создают прецеденты для применения «чёрных» политтехнологий вроде astroturfing.

Так или иначе, современный российский GR-менеджмент является наиболее сильным сегментом частного политико-консалтингового рынка, который в обозримом будущем может составить сильную конкуренцию традиционной сфере отечественного PR-менеджмента.

  • [1] Любимов А.П. История лоббизма в России. М., 2005. С. 56.
  • [2] Автономов А.С. Азбука лоббирования. М., 2004. С. 13.
  • [3] Лепехин В. Лоббизм в России и проблемы его правового регулирования //Региональные элиты: подходы кизучению. М., 1997. С. 57-58.
  • [4] Белоусов А.Б. Дискретная модель лоббистской коммуникации //Полис, 2006. №4.
  • [5] Толстых П.А. Субъектный статус лоббизма и Government Relations //Исторические, философские,политические и юридические науки, культурология и исскуствоведение. Вопросы теории и практики, 2012.№4(18). Ч. П.
  • [6] Wolpe В., Levine В. Lobbying Congress: how the system works. Washington, 1996. P. 9-17.
  • [7] Конышев B.H., Сергунин A.A. О понятийном аппарате в исследованиях феномена лоббизма //ВестникБалтийского федерального университета им. И. Канта, 2011. Вып. 6.
  • [8] Гросфельд Е.В. Лоббизм и Government Relations: контуры теории //Грат. Сер. Полшшопя, 2011. №6(80).Листопад-Г рудень.
  • [9] Федорченко С.Н., Федорченко Л.В. Потенциал востребованности специальности GR-менеджера нароссийском рынке политического консультирования //Материалы 77-й международной научно-техническойконференции ААИ. Книга 14. М.: МГТУ «МАМИ», 2012.
  • [10] Levi М. Social and Unsocial Capital //Politics and Society, 1996. Vol. 24; Krishna A. Enhancing PoliticalParticipation in Democracies: What is the Role of Social Capital? //Comparative Political Studies, 2002.Vol. 35.№4.
  • [11] Berman S. Civil Society and the Collapse of the Weimar Republic //World Politics, 1997. Vol. 49.
  • [12] Роуз Р. Достижение целей в квазисовременном обществе: социальные сети в России //Общественные наукии современность, 2002. №3.
  • [13] Левин И.Б. Италия после Первой республики //Политические институты на рубеже тысячелетий. Дубна,2001. С. 347-349.
  • [14] Shi T. Political Participation in Beijing. Cambridge, 1997. P. 3-19.
  • [15] Радаев B.B. Понятие капитала, формы капиталов и их конвертация //Экономическая социология, 2002. Т. 3.№4.
  • [16] Морозова Е.В., Мирошниченко И.В. «Инвесторы политического капитала»: социальные сети вполитическом пространстве региона //Полис, 2009. №2.
  • [17] Зимин В. GR в России: горизонтальная «вертикаль власти» //Пресс-служба, 2009. №11.
  • [18] Там же.
  • [19] Морозова Е.В., Мирошниченко И.В. «Инвесторы политического капитала»: социальные сети вполитическом пространстве региона //Полис, 2009. №2.
  • [20] Зимин В. GR в России: горизонтальная «вертикаль власти» //Пресс-служба, 2009. №11.
  • [21] Там же.
  • [22] Зимин В. GR-кейсы: бенчмаркинг для специалистов по связям с органами государственного имуниципального управления //Пресс-служба, 2009. №12.
  • [23] Зимин В. GR-кейсы: бенчмаркинг для специалистов по связям с органами государственного имуниципального управления //Пресс-служба, 2009. №12.
  • [24] POLILOG [Сайт] URL: http://www.polylog.ru (дата обращения: 25.08.2012).
  • [25] ЗАО «НИИЭП» [Сайт] URL: http://niipep.ru (дата обращения: 25.08.2012).
  • [26] Центр по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти [Сайт] URL: http://www.gr.ru (датаобращения: 25.08.2012).
  • [27] Любимов А.П. История лоббизма в России. М.: Фонд «Либеральная миссия», 2005. С. 29-32.
  • [28] Толстых П. Лоббист Божьей милостью //Forbes, 2010. 6 апреля.
  • [29] Лоббизм в ЦФО: анализ, мониторинг, информация //Lobbing.ru. Журнал о лоббизме и GR, 2008. 81
  • [30] Толстых П.А. Теоретико-методологический категории «интерес» //Исторические, философские,политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики, 2012.№5(19)4.11.
  • [31] Дауни М. Эффективный коучинг: Уроки коуча коучей. /Пер. с англ. М.: Добрая книга, 2008. С. 3-15.
  • [32] Паппэ Я.Ш. Российский крупный бизнес: первые 15 лет. Экономические хроники 1993-2008 гг. М.: Изд.дом ГУ ВШЭ, 2009. С. 5-21.
  • [33] Лисицын Д. Вопрос дорогого стоит //Секрет фирмы, 2010. №12(304). 10 декабря.
  • [34] Зимин В. GR-коучинг как фактор развития конкурентной среды: cui bono? //Пресс-служба, 2011. №12.
  • [35] Зимин В. GR-коучинг как фактор развития конкурентной среды: cui bono? //Пресс-служба, 2011. №12.
  • [36] Там же.
  • [37] Grass roots lobbying //Профессиональный словарь лоббистской деятельности (составитель П.А. Толстых).М., 2009.
  • [38] Лоббизм в ЦФО: анализ, мониторинг, информация //Lobbing.ru. Журнал о лоббизме и GR, 2008. 84
  • [39] Паскаль T. Игры на зелёной травке: Grassroots Vs. Astroturfing [Электронный ресурс] //«РЯОтект» [Сайт]URL: http://www.protektgroup.ru/articles/PR_l 1/р_1 l.htm (дата обращения: 25.08.2012).
  • [40] Брянцев И.И., Баранова Л.К. Коррупция как форма теневого лоббизма //Зарубежный опытзаконодательного регулирования лоббистской деятельности в системе мер противодействия коррупции иперспективы его использования в Российской Федерации. М., 2008. С. 25-28.
  • [41] Толстых П. Теневой парламент России. За что и как бизнесмены платят депутатам Государственной Думы//Forbes, 2009. 25 октября.
  • [42] Павроз А.В. Законодательное утверждение лоббизма в России в контексте глобальной конкуренцииюрисдикций //Государственная служба, 2011. №3(71).
  • [43] Фрумкин К. Рынок вредных советов //Компания. 05.09.2011. №32 (669).
  • [44] Гончаров В.Э. Политический консалтинг в России: конец эпохи всемогущества //Политая, 1999. №2(12).
  • [45] Коробейникова Н.Ю. GR-коммуникации в условиях развития современного российского бизнеса (напримере компаний «Вымпелком» и «Связьинвест» //Бизнес. Общество. Власть, 2010. № 4.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы