ПРЕДМЕТ И МЕТОД ИСТОРИИ ПОЛИТИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ

Особенности предмета истории политических учений

Классическое наименование науки (и вузовского курса) «История политических учений» уже указывает на ее предмет: политические учения, рассматриваемые в историческом развитии. Однако требуют пояснения и термин «политические», и термин «учения».

Понятие политика и его производные употребляются в научном обороте не всегда однозначно. В советской философской литературе были распространены определения политики, в которых основным содержательным элементом политических отношений называлась борьба классов за определенный способ производства. В том же смысле экономисты говорили о политической экономии как науке об общественно-производственных отношениях людей. Правда, одновременно высказывались соображения, что для политики наиболее характерна прямая или косвенная связь с властью вообще и любой властной деятельностью. В последние годы многие отечественные ученые пропагандируют политическую науку без вхождения в нее наук о государстве и праве.

Представляются все-таки неоправданными как выведение политики за рамки государственно-правовой сферы, так и ограничение ее внутригосударственными рамками (например, определение политики как «искусства управления государством»). Уже этимология слова «политика» свидетельствует об односторонности и того и другого взгляда. По-гречески «полис» (государство), «политика» (государственные дела), «политический» (касающийся государства) означали рассмотрение в качестве политики всего, что связано с государственной властью. Конечно, такое понимание политики пришло не сразу. Но если вести речь об оформлении политической науки и связывать этот процесс с Н. Макиавелли, мы вынуждены констатировать трактовку им политики в неразрывной связи с государством. Впрочем, это было свойственно и древним римлянам.

Политические учения отражают политическую деятельность, обосновывают или, наоборот, отвергают определенное устройство государства, основные его функции и методы властвования. С этой точки зрения нуждаются в корректировке и уточнении выдержанные в марксистском ключе определения политической идеологии как совокупности основных положений и общих идей, выражающих отношение определенного класса к данному общественному строю и его взгляд на исторический процесс в целом. Связь политической идеологии с существованием государства не выделена здесь в качестве основного момента. Но даже такой широкий подход к политике, как марксистский взгляд на политическое господство классов, у классиков предполагал господство с помощью государственной власти[1]. Самым существенным в политике В. И. Ленин считал устройство государства, определяя политику как «участие в делах государства, направление государства, определение форм, задач, содержания деятельности государства»[2]. «Политическая сущность какого-нибудь вопроса, — писал К. Маркс, — заключается вообще в его отношении к различным властям политического государства»[3]. Политика сопутствует развитию государства и разделяет его судьбу. Вне государства нет и не может быть политики[4]. Политическая деятельность — это деятельность в связи, по поводу или через посредство государства.

Указание на связь политики (политических отношений) с государством как первостепенный ее признак необходимо из-за дискуссий о предмете политической науки и соотношении его с предметом истории политических учений. Разумеется, при изучении политической системы современного общества нельзя ограничиться рассмотрением устройства и деятельности государства. Однако деятельность политических партий и других общественных образований, равно как и их представителей (общественных деятелей), может быть предметом политической науки только в той мере, в какой указанные организации ведут борьбу за завоевание, упрочение либо использование государственной власти.

Современная политология практически полностью открещивается от изучения права. История политических учений, даже если бы она избрала своим предметом только учения о государстве, не могла бы игнорировать правовые теории, так как всякое государство развивалось в условиях определенного правопорядка, поскольку и само государство и его законодательство являлись во многом плодом соответствующих идей.

В разные периоды развития политической мысли многочисленные ее представители акцентировали внимание на различных проявлениях политики. Одним важно было показать совершенную организацию государства, другим — осмыслить политику в качестве искусства управления государственными делами в связи с личными качествами отдельных деятелей и т. д. Было замечено, например, что западная политическая наука является, с одной стороны, гипертрофированным, а с другой — усеченным социологическим комментарием конституционного права.

Как бы то ни было, политические учения всегда рассматривали общественные явления применительно к функционированию государства. В этом смысле политические теории прошлого имеют нечто общее с современной политической наукой, даже если последняя и социоло- гизировалась. Было бы неправильно отрицать преемственность в развитии политических учений. Политические учения прошлого, предварительно отфильтровавшись, вошли в ткань политической теории наших дней.

Теории, составляющие предмет истории политических учений, хотя и ставят во главу угла государство, не игнорируют и социальную структуру общества, отношение различных слоев общества к государству, роль других общественных образований в управлении государственными делами и т. д. В центре внимания всегда находились такие вопросы, как личность и государство, права человека, привилегии групп и сословий, правовые и революционные способы осуществления реформ, политические режимы, соотношение властей, смена форм правления, источники права и т. п. И выражались идеи по-разному — от политических мифов до политических трактатов, добротных сочинений и проектов конституций. Разумеется, в прошлом исследования проводились не на том уровне, на каком делает это современная политическая наука. Однако многие работы остаются интересными для нас до сих пор.

В каждом развернутом учении студент может выделить его содержательную часть, в которой дается решение того или иного вопроса (о происхождении государства и права, о смене одной формы правления другой, о конечных судьбах государства и права и т. д.); форму изложения (монография, политический памфлет, законопроект и т. п.); методологическую (мировоззренческую) часть (религиозную, светскую, материалистическую или идеалистическую и проч.); программно-оценочную часть, содержащую оценки и выводы (рекомендации) на перспективу. Первая и последняя части наиболее отчетливо могут демонстрировать общечеловеческие или классовые, демократические или клановые, передовые или отжившие социально-политические и собственно правовые ценности.

Распространено мнение, согласно которому от политических взглядов следует отличать правовые теории. Теорию права при этом объявляют наукой юридической, а теорию государства представляют как социально-политическую науку. Стремление ученых подчеркнуть специфичность исследования проблем государства и правовых вопросов вполне объяснимо, но это разграничение не должно препятствовать изучению социально-политического в праве и, наоборот, юридического (правового) в государстве.

Формально-позитивистским исследованиям государства и права всегда свойственна ограниченность. Весьма сложно представить изучение государственно-правовых явлений вне политики. Только естественноправовое мировоззрение ориентировано на внегосударствен- ные основания. Но коль скоро право — творение государства и один из инструментов осуществления его функций, коль скоро право — это государственная воля, учения о праве, несомненно, носят политический характер. И даже если не сводить все право к законам, даже если объявлять некоторые законы неправовыми, все-таки без упоминания законов не обходится ни одно представление о праве. О позитивном праве — законодательстве ведет речь и упомянутое естественноправовое направление. А закон, согласно известной формуле, «есть мера политическая, есть политика». Да и как может быть иначе, если каждый закон рождается в полемике (иногда в бескомпромиссной борьбе) разных политических сил, являя всегда победу той или иной партии (в редких случаях политический компромисс). Поэтому в конечном счете действительно все юридическое в основе своей имеет политическую природу. Поэтому, при всех оговорках, правильно вести речь о политико-юридических формах общественной жизни вообще, политико-правовой сущности законодательства в особенности и политико-правовой мысли в частности.

Предмет существующего сегодня курса истории политических учений составляют, помимо сугубо государствоведческих, взятые в историческом развитии преимущественно философские правовые идеи и в меньшей степенидогматико-теоретические взгляды юристов. Это одна из особенностей предмета. Здесь прежде всего рассматриваются те теоретические конструкции, в которых затрагиваются вопросы сущности, ценности, роли правовых явлений политической жизни.

Действительно, некоторые правовые теории, в целом или в отдельных своих частях, выполняют сугубо практические функции в области права (теории законодательной техники, систематизации нормативных актов и проч.). Однако и эти теории не должны выходить из сферы истории политических учений в той мере, в какой они выполняют определенные идеологические функции. Подлежат освещению и анализу не «юридическо-технические» части этих доктрин, а партийно-идеологические выводы, которые за ними следуют, и общетеоретические основания, на которых покоятся данные учения. Пример тому — правовая идеология римских юристов, концепции исторической школы права и др.

В предмет истории политических учений входят прежде всего концептуально оформленные, более или менее систематизированные, оригинальные взгляды и идеи, заслуживающие наименования «учения». Через призму авторского миропонимания в них отражается, как правило, массовая идеология народов, наций, классов и других общественных образований. Учение отдельного мыслителя является одновременно продуктом эпохи, и его познание наиболее плодотворно в рамках определенной школы, течения и направления в развитии политической мысли.

Учение — первичный феномен историко-философского процесса. Развитие или модификация какого-либо учения в работах исследователей означает формирование школы, а совокупность различных модификаций одного и того же учения, развиваемого разными школами, образует течение. Направление представляет собой совокупность течений (а следовательно, и учений), которые при всех своих расхождениях друг с другом разделяют некоторые общие, имеющие принципиальное значение положения, основные идеи. Сознавая относительность предлагаемых в науке дефиниций, мы все же считаем возможным их использование в учебном курсе истории политических учений.

Иногда проводят различие между политической теорией и политической доктриной. Первая устанавливает связи между фактами, и связь эту можно установить экспериментально. Доктрина же — суть совокупность ценностных суждений, суждений мировоззренческих и практических одновременно, но не поддающихся доказательствам.

В предмет курса не входят идеи на уровне обыденного сознания, хотя они могли стать основой для формирования теоретических конструкций того или другого мыслителя. Вместе с тем история политических учений не игнорирует наиболее значимые групповые и массовые идеи, игравшие свою роль в истории (идеи раннего христианства, идеи Реформации, Возрождения и т. д.).

Безусловно, учитываются время и география распространения идей. Учения формировались и продолжали свое развитие в разное время в разных частях света, в разных странах, в условиях разных политических режимов. Именно с учетом всех перечисленных обстоятельств и строится настоящий учебный курс. В нем сочетаются портретный, предметный, временной и страноведческий подходы к изложению материала. Весьма уместны и обобщения на уровне эпох, соответствующих типов государства и права. Мы понимаем, что в период рабовладения или феодализма учения существенно различаются именно своим обоснованием классовой структуры и того неравенства, которое устанавливается в обществе, независимо от времени или нахождения страны на соответствующем континенте. Особая близость в этом аспекте свойственна всем учениям буржуазного общества.

Каждый из названных подходов позволяет понимать множественность политических доктрин. Разные авторы в разное время по разным поводам в разных условиях не могли мыслить идентично. Кроме того, субъективные устремления этих авторов могли быть разными: от желания бесстрастно-математического исследования до откровенно продажного служения существующей власти.

История политических учений отражает все социальные функции науки: познавательную; мировоззренческую; праксеологическую; программную.

Было бы крайне односторонне сводить роль самих политических учений к служению тому или иному классу, к служению власти и на этой основе отрицать возможность их оценки в категориях истины. В той части, в какой мыслители описывали существующую политическую реалию, они могли следовать истинному положению дел или отходить от него, затем они могли давать правильные оценки (соответствующие положению дел) или в угоду кому-либо искажать настоящую картину. Искренние заблуждения и непреднамеренные погрешности в логике суждений, равно как и явный утопизм, также могли быть свойственны авторам. Но курс истории политических и правовых учений способен внести ясность и установить истину в понимании соответствующих высказываний.

Не оправданно также и принижение программной функции самих учений и настоящего курса. Такого рода сомнения приходят во времена развала государств, упадка обществ, господства синкретических обстоятельств. Однако это преходяще: случайное всегда уступает в итоге закономерному. А по большому счету предвидения серьезных мыслителей все-таки находили подтверждение в жизни. Их советами не без успеха пользовались сколько-нибудь образованные правители. И если отдельные теории никогда не воплощались в практике, то это не обязательно их характеристика. Кроме того, «еще не вечер». В любом случае ближе к истине представление истории политических учений в качестве процесса «накопления и трансляции знаний» о государстве и праве.

Традиционно в уяснении предмета данного курса принято разграничивать его с предметами близких учебных дисциплин.

Историю политических учений можно рассматривать как историю теории государства и права.

С историей государства и права связь тоже самая тесная: там — историческое развитие самих государства и права (государственно-правовых институтов), здесь — история идей о них. Изучение той и другой возможно только во взаимосвязи.

С отраслевыми юридическими дисциплинами связь прямая, но разной интенсивности. В тех из них, которые выходят на общее политико-правовое устройство (например, конституционное право, административное право), содержатся положения, идентичные по своему предмету тем, которыми располагает история политических учений. Только наш курс излагает эти положения в их возникновении и развитии. Чем дальше отраслевые юридические науки от общеполитических позиций, чем больше в них догматики, техники и естественнонаучного, тем меньше дает им современный курс истории политических учений.

Как любой другой курс, история политических учений связана с философией — этой общеметодологической наукой и определяющей дисциплиной и с историей философии, которая также содержит фиксацию исторически возникающего и развивающегося общетеоретического знания, концептуально оформленных его конструкций. Но предмет философии — более общего характера, не специализированный на политике: материя, мироздание, планетарный мир, общество, человек.

В той степени, в какой можно разграничить теорию государства и вообще юридическую науку с политической наукой и с политологией как особым вузовским курсом, следует видеть их связь и особенности предмета истории политических учений. Предмет политологии — политическая система, которая включает четыре органически связанные между собой подсистемы: политические организации (структуры); политические нормы; политические отношения; политическую идеологию.

Место истории учений — в последней подсистеме. Но в той части, в какой политическая идеология касается государства и права, она образует курс истории политических учений как равнозначный курсу истории учений о государстве и праве. В широком смысле история политических учений включает в себя все политологические идеи в полном объеме.

Таким образом, можно сказать, что история политических учений — наука одновременно теоретическая, историческая, политическая и юридическая.

  • [1] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 4. С. 298; Т. 21. С. 171.
  • [2] Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 23. С. 239.
  • [3] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 360.
  • [4] Ни здесь, ни далее мы пока не входим в содержательную характеристику. В последующем мы увидим самые разные характеристики политики, порой прямо противоположные. Читавший лекции в только что образовавшемся Казанском университетенемецкий профессор И. X. Финке определял политику как учение о благоразумии, учение о приличных средствах к достижению какой-нибудь цели. А ироничный французский поэт П. Валери полагал, что с самого начала политика была искусством мешатьлюдям заниматься тем, что их касается, к чему потом прибавилось искусство принуждать людей выносить решения о том, чего они не понимают. Если учесть при этом, чтопрофессор Л. С. Мамут системообразующим принципом политики считал отношение«повеление — подчинение», то будет не до поэтического сарказма.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >