Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Актуальные проблемы совершенствования законодательства об административной ответственности: Материалы научно-практической конференции. 30 мая 2013 года, Москва -

О соответствии понимания административной ответственности научной истине

В «Критике чистого разума» И. Кант сказал, что в науке могут быть понятия, которые нам даны, мы их используем, ими оперируем, но они, к сожалению, до конца не раскрыты. Думается, что в российской науке административного права к таким понятиям относится понятие административной ответственности. Выражается э го в том, что административная ответственность трактуется в российской (ранее — в предшествующей советской) литературе по административному праву не целостно, но крайне односторонне.

Показательна в этом отношении позиция И. А. Галагана, написавшего по проблеме административной ответственности одно из наиболее фундаментальных и глубоких исследований. «Вопрос о соотношении ответственности и наказания (взыскания), — писал И. А Галаган, — должен быть решен в пользу их полного отождествления. Это однопорядковые правовые понятия. Они стоят рядом и одно без другого существовать не могут. Любая ответственность и есть то или иное наказание, которое является лишь юридической формой ее выражения и проявления»[1]. Аналогичным образом административная ответственность понималась и понимается в работах М.С. Студеникиной[2], Б.М. Лазарева, Д.М. Овсянко, Л. Л. Попова и других видных ученых-административистов. Такой подход к анализу проблемы административной ответственности, формировавшийся в нашей стране с середины XX в., стал концептуальным и сохраняет свою научную силу в науке административного права до настоящего времени, пережив распад страны и крушение коммунистического строя.

В учебнике «Административное право» под редакцией Ю. М. Козлова и Л. Л. Попова, изданном в 2000 г., читаем следующее определение административной ответственности: «это реализация административно-правовых санкций, применение уполномоченным органом или должностным лицом административных взысканий к гражданам и юридическим лицам, совершившим правонарушение».[3] А вот еще одно определение административной ответственности, пожалуй, самое свежее, которое сформулировано в учебнике «Административное право» Ю. А. Копытова, изданном в 2013 г.: «административная ответственность — это вид юридической ответственности, установленной КоАП РФ, основанной на применении уполномоченными органами исполнительной власти к физическим и юридическим лицам, совершившим административное правонарушение, административно-правовых санкций (взысканий)»[4].

Однако в Кодексе мы не найдем определения административной ответственности в форме дефиниции, которая в одном предложении кратко охарактеризовывает сущность предмета. Иначе говоря, отсутствует равное по точности и категоричности определение, которое дано административному правонарушению в п. 1 ст. 1 гл. 2 КоАП РФ. В Кодексе в п. 3 данной статьи законодатель несколько изворотливо дает понять, что административную ответственность можно толковать как административное наказание. Вместо того чтобы ясно и просто определить административную ответственность и сказать, что это реагирование государства на административное правонарушение в форме административного наказания, законодатель, находясь в состоянии раздвоенности, с одной стороны, побуждает субъект познавательной деятельности и правоприменителей рассматривать трактуемое понятие в односторонне нака- зательном смысле, а с другой стороны, сомневается в правильности подобного понимания и воздерживается от определения. Напрашивается вопрос: есть ли смысл использовать в науке и законодательстве понятие «административная ответственность», если отождествлять его с понятием «административное наказание»? Видимо, в этом резона никакого нет.

Концепция административной ответственности, разработанная в СССР и сохраняющая научную силу до настоящего времени, не отвечает научной истине, если под последней понимать соответствие знания предмету исследования. Основное заблуждение уче- ных-административистов, построивших данную концепцию, заключалось в том, что они частное (административное наказание) принимали за целое. Отождествлять административную ответственность и административное наказание нельзя. Первое понятие намного шире второго. Административное наказание — не единственная мера, а только одна из мер института административной ответственности. Административная ответственность есть системное образование, которое материализуется в производстве по делам об административных правонарушениях и включает в себя следующие элементы: 1) объяснение — доказывание; 2) правовую оценку в процессе рассмотрения дела и назначение наказания; 3) применение административно-правовых санкций к правонарушителю на основе правовой оценки[5]. Два элемента по ценности, значимости и даже своему процессуальному воздействию не уступают третьему элементу, то есть административному наказанию.

К сожалению, советские ученые-административисты разглядели в институте административной ответственности только один элемент, оставив без внимания (точнее — за бортом) другие элементы. Выдающийся русский философ Н. О. Лосский говорил, что можно увидеть, разглядеть какие-либо части, обособленные друг от друга, и не понять, что они образуют одно явление. Не всегда человеческий ум, даже при всей своей обширности, может понять, что части А, Б, С, внешне обособленные, составляют систему, одно целое. Если у них «есть единая основа, они принадлежат к одному целому»[6]. Это положение целиком относится к такому системному образованию, как административная ответственность, и ее процессуальной основе, какую составляет производство по делам об административных правонарушениях.

Непонимание административной ответственности как системного образования приводит к тому, что материал по этому правовому институту излагается в учебниках не целостно, а раздробленно, причем части целого находятся в разбросе, не пригнанные друг к другу. Например, в содержательном и интересно написанном учебнике административного права профессора А. Б. Агапова административное правонарушение и административная ответственность рассматриваются в гл. 15-17, а производство по делам об административных правонарушениях, в котором содержатся два других предшествующих элемента, рассматривается, вопреки логике, в гл. 20[7]. В таком изложении материал вступает в конфликт с логикой, приобретает в некотором смысле хаотичный характер и оказывает сильнейшее сопротивление студенческим познавательным способностям, мешая его понять и запомнить с первого чтения.

?? Зеленцов А. Б. профессор кафедры административного права РУДН, д-р юрид. наук, заслуженный юрист РФ

  • [1] Галаган И. А Административная ответственность в СССР. Воронеж, 1970. С. 13.
  • [2] Студеникина М. С. Соотношение административного принуждения и административной ответственности // Советское государство и право. 1968. № 10. С. 26.
  • [3] Административное право / Под ред. Ю. М. Козлова, Л. Л. Попова. М., 2000.
  • [4] Копытов Ю.А. Административное право: Учебник для бакалавров. М.,2013. С. 227.
  • [5] Подробный анализ системы административной ответственности см.:Бельский К. С. Административная ответственность: генезис, основные признаки, структура // Государство и право. 1999. № 12.
  • [6] Лосский Н. О. Избранное. М., 1991. С. 347.
  • [7] Агапов А. Б. Административное право: Учебник. М., 2004. С. 416,462.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы