Культурологический компонент образования как инструмент культурной модернизации.

Так, в вопросе изучения и освоения наследия национальных культур он предполагает историко-культурологическое прочтение традиции. В данном случае методология наук о культуре служит основанием для формирования исторического мышления в опоре на принцип достоверности (истинности, или правдивости) знания. В высшей школе, с учетом возрастной и социальной психологии студенчества как специфической социокультурной аудитории, процесс самоидентификации личности происходит не только на уровне усвоения базовых поведенческих моделей, но и активно затрагивает область сознательной, рефлексирующей мысли. Процесс личностной самоидентификации здесь предстает как поиск и выстраивание системы смысловых координат, которые привязаны к базовым онтологическим и аксиологическим основаниям, обнаружить которые удается в истории культуры, ее традициях и практиках. Как будет восприняты, поняты, осмыслены и продолжены традиции и духовное наследие русской и других национальных культур молодым поколением, такой вектор развития примет современная Россия, в которой процесс непрерывной культурной самоидентификации индивида и общества стал реальностью, как и для большинства национальных государств эпохи постмодерна.

В течение 6 лет с целевой аудиторией — студентами первого курса факультета экономики и менеджмента (ныне Института экономики и управления промышленными предприятиями) Московского института стали и сплавов, получившего статус национального исследовательского университета, мною проводились социокультурные исследования. В рамках авторского элективного курса «Духовные основы русской культуры» был организован диалог со студентами. Совместная работа преподавателя и слушателей была нацелена на создание социокультурного портрета молодого поколения[1]. Основным способом сообщения, на основе которого составлялся культурологический портрет аудитории, стали ответы студентов, позволявшие выявить ценностные ориентиры и представления о себе как о гражданах современной России, наследующих историческое прошлое своей страны и ее культуры. Анкетирование, мини-сочинения, подготовка научно-творческих работ, проведение конференций были призваны выявить в форме заинтересованного диалога значение духовно-культурных традиций России в современной жизни, в первую очередь, для самих молодых людей и в целом для общества.

Показательны результаты опросов студентов, осуществленных в течение шести учебных лет, с 2006 по 2011 гг. Анкета состоит из 12 вопросов, раскрывающих отношение молодого поколения к исторической России, ее духовно-культурному наследию.

Один из центральных вопросов анкеты «Связываете ли Вы восприятие современной России с ее историческим прошлым?» дает преобладающее количество положительных ответов, колеблющихся от 70 до 85 % из числа опрашиваемых. В учебном 2009 году был отмечен самый низкий показатель — 70 %. Многие из студентов находят в истории России события, достойные уважения, восхищения. Это самый высокий показатель, который практически приближается к 100 %. Но здесь доминируют ответы, как, правило, связанные с военным героическим прошлым России. Опыт побед по-прежнему «цементирует» и объединяет нацию. В российском историческом прошлом имеется немало примеров, вдохновляющих молодежь и служащих им моделью поведения. Однако разброс положительных ответов все же значителен — от 55 до 81 %. Студенты правдивы в том, что касается собственного опыта чтения русской литературы. Здесь отмечается самая низкая самооценка — 10,15,20 % тех, кто считает свою практику чтения достаточной. Важнейший вопрос, связанный с корреляцией метафизических и инструментальных ценностей: насколько современное студенчество связывает экономический успех и перспективы российской государственности с духовным наследием России? Ответ на этот вопрос дает более сложную картину, потому что учитывается многообразие религиозных традиций — от 60 до 75 % положительных ответов. Достаточно высок уровень положительных ответов среди тех, кто считает знание своих национально-культурных традиций условием взаимопонимания и уважения к представителям других наций и религий (69-82%). Меньше положительных ответов на вопрос «Считаете ли Вы, что сохранение Православия как культурообразующей традиции исторической России в условиях современности может способствовать укреплению Российской государственности и экономическому процветанию страны?» — от 47% (2007, 2011 гг.) до 64 % (2008).

Эти данные, полученные при работе с целевой студенческой аудиторией федерального вуза, иллюстрируют один из аспектов проблемы культурной идентичности современной России. Характерно, что студенты пытаются сформулировать свое отношение к задаваемым вопросам и даже анкеты сопровождают краткими тезисами, среди которых выделяются несколько повторяющихся тем. Так, например, в анкетах 2007-2008 учебного года можно было прочитать следующие высказывания: «Смысл героизма и подвига — жертва, которая равняет маршала и солдата»; «Жаль, что молодые люди мало что хотят или вовсе не хотят знать о традициях своей культуры»; «Если бы не прошлое — не было бы будущего»; «Не только религиозный опыт формирует личность»; «Необходимо преподавать предметы духовнокультурного содержания а) в школе для того, чтобы легче было студентам, б) а в вузе — чтобы был более серьезный подход»; «Большевиков ожидал крах из-за отношения к церкви»; «Православное государство никогда не будет лидером».

В анкетах 2008-2009 учебного года были высказаны пожелания по поводу содержания духовно-культурных образовательных курсов и практики их преподавания: «Необходимо изучать такие курсы на протяжении всего школьного и вузовского периода»; «Хорошо бы в школе, но сложно»; «Вызывать интерес к подобным курсам через вводные лекции с наглядными пособиями». Также присутствовали апологетические формулы типа: «Российская империя — это нерушимый, объединенный центр, который является мощной опорой для многих государств»; «Православие — символ единения»; «Именно познание национальной культуры делает человека “культурным”».

Определенной направленностью отличались и тезисы из анкет (2009- 2010 учебный год): «Мы должны уважать свою культуру, традиции, свою веру — именно вследствие этого складывается укрепленное и сильное во всех сферах государство»; «Основные духовно-культурные понятия должны быть обязательными для изучения, а для тех, кто хочет больше узнать в этой области, нужны дополнительные занятия»; «Человек, который чтит свои традиции, с уважением будет относиться к другим культурам»; «Каждый человек должен познать духовность своего народа. Она развивает и расширяет его кругозор и дает понять сущность русского народа, его обычаи»; «Без знаний о русской культуры будет невозможно осознать многие другие предметы»; «Именно на нашу страну ее прошлое повлияло в большей степени»; «Религия всегда объединяла русский народ». В 2010 и 2011 гг. эти высказывания пополнились максимами «Без знания прошлого мы обречены на повторение ошибок»; «Современная Россия без истории и памяти — ничто»; «Прошлое утеряно, т.к. взят курс на повторение Америки»; «Могущество России обеспечено ее прошлым».

Таким образом, справедливо утверждать, что современный взгляд на наследие национальной культуры, ее традиции акцентирует прошлое не ради прошлого, но как живую часть культурного опыта человечества, которая является гарантией развития исторического самосознания, условием движения к будущему. Данное направление представляется нам приоритетным в формулировании стратегии модернизации страны и выстраивания ее социокультурной и образовательной политики.

Определяя общие контуры задач культурно-политической модернизации, мы вынуждены констатировать, что национальная катастрофа, связанная с периодом радикальных реформ, пока не остановлена. Реформы, проведенные под лозунгами демократического и экономического либерализма, в значительной степени подменили сущностное содержание христианской идеи свободы, ощутимо обанкротив капитал западной либеральной политической традиции, о необходимости освоения которой говорили выдающие русские мыслители П.Б. Струве, Ф.А. Степун, Г.П. Федотов. Не случившееся либерально-культурное развитие российского общества, так необходимое в ситуации острой геополитической и экономической конкуренции, является вызовом для России как субъекта истории. Эта духовная и интеллектуальная провокация должна быть встречена во всеоружии знания и понимания, мысли и действия. Следовательно, речь может идти о новой стратегии духовно-культурного развития личности и общества, российской цивилизации как таковой. Реализация стратегии возможна только на основе глубокого изучения и понимания духовно-исторического опыта России, которое становится заданием для консолидированной научно-исследовательской, общественно-политической и любой иной профессиональной работы. Актуальность этого направления в общей проблематике культурного «делания» очевидна, но пока еще не обрела своих проектноинституциональных форм разрешения. В перспективе представляется необходимым выделить данное направление культурно-политической модернизации как самостоятельное.

На наш взгляд, опыт современной России дает определенную надежду на возможность сохранения национальной культуры в цивилизации постмодерна, но при одном условии: когда духовно-культурные традиции станут основой для развития национальных экономик и государств, участвующих в мировом проекте. Духовно-интеллектуальное наследие России, выполняя необходимую смыслообразующую функцию в жизни современного человека и общества, может стать «нашей философией» культурного дела — источником развития личности и нации. Подобное развитие личностного и социального потенциала России, на наш взгляд, открывается на пути синтезирования духа и разума, духовного опыта и культурной работы. В этой главной стратегии единства светского и духовного в качестве источника развития личности и нации, вероятно, сегодня и находится единственная формула выживания и созидания для России — России для нас самих и России для мира.

Современная ситуация в значительной мере «противится» подобному синтезу, в том числе и потому, что проект постмодерна можно рассматривать как отказ от христианской парадигмы культуры. В современном мире укореняется онтология «негарантированного бытия», которая создает имитационную форму антропологии с новой формой социальности — восставшими массами, молчание которых покупается потреблением услуг и имитацией демократических процедур. В то же время маклюэновская глобальная информационная деревня оказывается как бы за пределами культурной истории с ее национальными «версиями» духовно-интеллектуальных традиций. Теория «кажимости», развитая Ж. Делезом в «Логике смысла», приобретает статус формообразующей идеи нашей постсовременности. Симулякры заполняют пустоты общественного сознания, они активны, способны к репродукции и социальной мимикрии — шоу-бизнес проникает в политику, политика становится и бизнесом, и шоу, интеллектуальное сообщество — инструментом манипуляции общественным мнением, общество — потребителем политического и культурного зрелища и т.п. В связи с этим справедливо задать еще один важный вопрос: допускает ли информационный формат современности такой тип жизни человека и культуры, который связан с творческой стратегией развития личности, не теряющей связи с историей и культурой своего народа, или эти категории будут упразднены в практике информационного сообщества? И самое главное — должен ли настоящий вопрос быть поставлен в качестве основного для современной культурно-политической ситуации России?

Как представляется, национальные культуры, пережив катастрофы XX века и подойдя к опасной черте обрушения цивилизации, могут почерпнуть силы в своих традициях, реализовать творческий потенциал научного, духовно-философского, художественного знания в проекте современности. Это видение позволяет понять историческую перспективу развития духовно-нравственных и художественно-философских форм самосознания русской культуры в ситуации постмодерна с его новой формой производства социального — информационной.

Модернизационный проект, «озвученный» языком гуманитарной науки, политической прагматики, экономической целесообразности, умной современной литературы и искусства, способен генерировать идею социальной креативности, идею культурной работы на политическом поприще, а также идею творчества как актуального бытия человека, наследующего культурный и духовный опыт прошлого для созидания будущего.

В контексте задач развития, стоящих перед российским обществом, потенциал культуры, конвертируемый в науку и образование, представляется цементирующим началом самого процесса строительства современной России, ее политической нации. Модернизационный прорыв сегодня связан не только с созданием инновационной инфраструктуры экономики и прочных общественных и государственных институтов, но и с реальной культурной работой по производству смыслов и трансляции их в производство знаний. Только такая стратегия развития способна сохранить Россию как самостоятельного актора современности — в качестве одного из ее ведущих креаторов. В противном случае России придется пережить последнюю историческую драму — драму «выпадения из бытия». Но надежда все же остается — интеллектуальная воля, усиленная культурной работой, способна обозначить новый вектор культурно-политической модернизации нации в опоре на исторический опыт российской цивилизации и креативный потенциал общества и личности. Только в этой перспективе у современной России возможно будущее.

  • [1] Фрагменты исследования по данной теме публиковались в научных журналах: см. Жукова О.А. История русской культуры в вузе: историческое знание идуховная традиция// Вопросы истории. 2007. № 8. С. 3-9. Жукова О.А. Как изучатьрусскую культуру? Гуманитарная стратегия в системе вузовского образования//Вопросы культурологии. 2008. № 9. С. 42-45. Жукова О.А. Духовно-культурная стратегия развития личности и общества в контексте социальных изменений в России//Развитие личности. 2010. № 1. С.123-133. Какой тип культуры складывается в современной России? Круглый стол 12 марта 2010 года // Вопросы культурологии.2010. № 8. С. 93-120/107-110. (соавторы Агошков А.В., Васильев А.Г., Жукова О.А.,Запесоцкий А.С., Иконникова С.Н., Мосолова Л.М., Хренов Н.А. и др.) Жукова О.А.Духовный опыт и культура разума: религиозно-философская традиция в университетском образовании //Культурологический журнал. 2011, 1(3). Электронныйжурнал www.cr-journal.ru и др.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >