МОДЕРНИЗАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И ВУЗОВСКАЯ НАУКА

В реализации концепции модернизации российской системы образования пройден определенный этап. Насколько оправдались ожидания общества, связанные с реформированием важнейшего социокультурного института? Какие обнадеживающие результаты можно обнаружить в еще незавершенном процессе изменений образовательных практик средней и высшей школы? Выполняет ли система образования функцию развития социальной, политической, экономической сферы, которую ныне принято на нее возлагать?

К сожалению, реформирование российской системы образования продолжает производить впечатление череды мало продуманных проектов, конкурирующих между собой в скрытой для научно-педагогического, родительского и профессионального сообщества бюрократической логике борьбы. Вместе с тем необходимость проведения реформы системы образования очевидна, будучи определена экономическими и социокультурными процессами, происходящими в постсоветской России. Это показывает и тот факт, что дискуссионные площадки более не ограничиваются государственными институтами и педагогическими коллективами — они стали важны для большинства граждан нашей страны, поскольку все отчетливее становится понимание взаимосвязи между содержанием и качеством образования и возможностями развития личности и общества в условиях современности.

Три активных силы — общество, бизнес и власть — пытаются сформулировать свое видение образовательной системы, отвечающее стратегической задаче устойчивого развития. Очевидно, для дальнейшего движения по пути желаемых преобразований необходим глубокий анализ складывающейся на сегодняшний момент ситуации в образовательной, экономико-правовой, социальной и культурной сферах жизни. Другими словами, сегодня имеет смысл определить приоритетные направления и первоочередные цели реформы, обозначив конкретно ожидаемые результаты ее проведения, для чего, в том числе, необходимо соотнести на концептуальном и институционально-организационном уровне российский опыт модернизации образования с европейскими и общемировыми тенденциями в данной сфере.

Невозможно уйти от вопроса, который, кажется, напрашивается сам собой. Образовательная система, согласно принятым документам о ее модернизации, активно обновляется, но при этом современным запросам общества она не отвечает. Количество общих и частных проблем в ней не уменьшается, качество образования и в средней, и в высшей школе в целом падает, свидетельствуя о глубоком содержательном и институциональном кризисе. Без ответа на этот вопрос ожидаемый результат действий не понятен, поэтому и не удается до сих пор увидеть и оценить плоды реформаторских усилий. В противном случае мы должны будем признать, что на концептуальном уровне изложенные цели, задачи, модели и методология модернизации образования ошибочны, а по форме реализации — просто провальны, что во многом продемонстрировали «сбои» последнего абитуриентского лета с результатами Единого Государственного Экзамена в качестве вступительного в вузы. Разрыв между общеобразовательной и высшей школой ликвидировать пока не удается, а рассматривать ЕГЭ как результат многолетнего целостного образовательного и воспитательного школьного процесса представляется сомнительным. Между тем образование как институт социализации и трансляции знаний играет всю большую роль в усложняющемся современном мире, становясь основой социального капитала человека и обеспечивая возможности его самореализации.

Действительно, современность ставит перед человеком много сложных проблем. Масштаб социокультурных трансформаций приводит к устойчивому социально-психологическому эффекту: вся тяжесть и полнота ответственности за множество решений, действий и поступков, определяющих жизненные сюжеты и жизненные результаты, ложится на конкретного индивида. Прямое следствие подобных изменений — усложнение процедур рефлексии. Настоящий «сдвиг» в сознании и социальной практике приводит к довольно жесткой необходимости формулирования новых концепций и стратегий культуры и образования.

Стратегия — это генерализация многих способов достижения целей. В этом смысле культура и образование как ее социализирующая система предстают в виде множественных способов достижения целей и соответствующих им способов коммуникации в условиях нового сообщества. В нем доминирует идеал рациональности и достижительности. Поскольку сам эффект социальности исторически неразрывно связан с фактом коммуникации, то справедливо в контексте современного типа цивилизации говорить о коммуникативных стратегиях культуры и гуманитарных технологиях образования как способе универсализации социальной коммуникации для передачи духовно-интеллектуального опыта человечества.

Можно выделить три основных способа-стратегии достижения социокультурных и личностных целей, значимых для современного типа культуры. Стратегия диалога предполагает межличностную и межкультурную коммуникацию, понимая бытие как общение. Стратегия творчества актуализирует акмеологические смыслы самореализации и трактует креативность как способ личностного и профессионального совершенствования. Стратегия знания включает в себя не только освоение языка и словаря культуры — его тезауруса, но и обеспечивает процедуру культурной идентичности в исторической преемственности социального опыта.

С учетом данных обстоятельств, на наш взгляд, необходимо осуществлять социально-философские, культурологические и психолого-педагогические исследования, связанные с инновационной моделью современного профессионального образования. Важным концептуальным обоснованием системы высшего образования выступает принцип культуросообразности образования, при котором культура и образование должны рассматриваться в качестве взаимосвязанных смысловых и структурных элементов социальной жизни и могут быть интерпретированы следующим образом:

  • как способ быть — в качестве актуальной формы бытия человека;
  • • как медиатор социальной системы, обеспечивающий продуктивное сосуществование социальных институтов;
  • • как историческая память (культура) — тезаурус смыслов, ценностей;
  • • как смыслопорождающая структура личности и общества;
  • • как технология передачи и наследования социальной информации;
  • • как способ трансляции и преемственности духовно-творческого опыта;
  • • как универсальные/специализированные способы социальной коммуникации.

Это говорит о том, что результаты высшей ступени образования не могут рассматриваться вне аспекта личностных смыслов профессиональных достижений. В противном случае любые модели образовательной системы могут оказаться формализованным критерием, предъявляемым к качеству образования, но не затрагивающим целе-ценностную структуру личности. В то время как именно личность в информационной культуре выступает тем центром социальной и интеллектуально-творческой активности, преобразующей реальность в новое качество жизни индивида и общества.

Исходя из данного понимания проблем образования, анализировать перемены, происходящие в России на уровне высшего профессионального звена, как представляется, необходимо с учетом общей идеологии развития, которая формулируется государством. Отметим, что государство в России исторически продолжает оставаться «главным реформатором» и заказчиком форматов содержания и моделей развития общества. Так, нынешним премьер-министром Д. Медведевым ранее были софрмулированы принципы развития, включающие четыре механизма оптимизации социально-экономической и культурно-политической жизни, — институты, инновации, инфраструктура, инвестиции. Система образования в данном видении предстает точкой, или зоной роста, которая реализует в себе все указанные четыре стратегии.

Институциональный подход предполагает субъектность системы образования в экономической и социально-политической жизни государства и общества, ее присутствия в качестве одной из сторон общественного диалога. Приоритетными для образования как социального института являются вопросы стратегии развития страны, культурных идеалов и ценностей, духовно-интеллектуального развития личности, социальных достижений человека и общества.

Инновационный ресурс образования связан с производством новых знаний, интегрируемых в практическую сферу жизни в качестве научных открытий и созданных на их основе технологий. Инновационным потенциалом обладает и гуманитарное знание, нацеленное на воспитание человека как социального творца и духовной личности.

Образование как инфраструктурный проект реализует стратегию развития городов и территорий, обеспечивающих создание благоприятной и творчески продуктивной социокультурной среды, научно-промышленных и научно-исследовательских комплексов, приносящих экономический эффект.

Инвестиции в образовательную сферу имеют два временных лага — долгосрочный и краткосрочный. Долгосрочная перспектива определяется эффектом от фундаментальных научно-исследовательских разработок, а также собственно вложением в человеческий капитал, краткосрочные результаты — финансово-экономической отдачей и социальным эффектом деятельности учебно-научных учреждений.

Мы можем видеть, что образовательный ресурс в этой формуле развития выступает основой позитивных изменений, ведущих к иному качеству жизни человека, общества и государства. При этом и революционный, и эволюционный способ социокультурных трансформаций в условиях ужесточения геополитической и экономической конкуренции вряд ли оправдан, да и возможен. Остается один путь преодоления сложившегося цивилизационного разрыва — путь мобилизации внутренних резервов для решения сложного комплекса вопросов, которые призваны обеспечить выживание и качественно иное существование государства и общества. Мобилизация — это всегда иной способ организации деятельности, основанный на продуктивном мышлении, мышлении креативном и инновационном, открывающем новое видение проблемной ситуации и способов ее решения. Такой подход и такая стратегия мыследеятельности, в первую очередь, характеризуют научно-исследовательские направления.

С точки зрения образовательных традиций научно-исследовательская деятельность в России и за рубежом имеет ряд отличительных черт. Различие обнаруживает себя как на институциональном, так и на содержательном уровне организации учебной и научной деятельности. Университетские комплексы Западной Европы и Северной Америки интегрируют научные достижения в учебный процесс, развивая прикладной характер знаний и практико-ориентированную составляющую профессиональной подготовки студентов. Фундаментальные исследования также в основном осуществляются в стенах университетов, превращая сам процесс обучения в элемент исследовательской деятельности. Характерно, что линия исследований со специфическим способом организации мышления учащегося и студента, составляет основу программ международного бакалавриата (IB). С уровня подготовки, соответствующего российской средней школе, вводится система Personal Project («Персональный Проект»), развивающая навыки исследовательского мышления в различных отраслях знания — гуманитарного и естественнонаучного. Одним из примеров плодотворного применения исследовательского подхода по международной программе IB является Московская экономическая школа, для выпускников которой, успешно прошедших испытания, открываются двери самых престижных университетов Европы и Америки.

Мировая практика и выводы экспертов по проблемам развития образования показывают, что институт образования все более понимается не как ретранслятор социального опыта и культурно-цивилизационных практик, а как инновационный инкубатор новых знаний и технологий. В условиях постиндустриального общества научно-образовательные комплексы могут стать и реально уже становятся локомотивом развития городов и территорий. При этом их ресурс и потенциал вполне может превысить потенциал собственно индустриального или торгового секторов экономики. Мультипликативный эффект научно-образовательных комплексов связан также с социализирующей, человекотворческой и культуротранслирующей функциями образования, которое выступает условием и способом развития потенциала личности.

Здесь, безусловно, необходимо говорить об оценке эффективности такого рода образовательной модели, интегрирующей учебные и научные задачи. Задача заключается в том, чтобы создать такую модель образования, которая бы позволила рассматривать систему передачи, накопления и открытия знания как инструмент развития. Следующая задача — определить критерии эффективности. Эксперты признают, что сегодня пока не выработана универсальная модель развития социо-экономической и культурной сферы, базирующаяся на образовании. Существует, скорее, философски выраженное видение общих целей образования как способа развития личности, сформулированное в известном докладе международной комиссии по образованию для XXI века «Образование: сокрытое сокровище». Изложенные Жаком Делором четыре принципа современного образования определяют фундаментальное единство личностного саморазвития и общественного блага: «научиться познавать, научиться делать, научиться жить вместе, научиться жить» [169]. С точки зрения традиций европейской философии тезисы Ж. Делора возвращают нас к идее античной пайдейи, которую справедливо назвать культурой выращивания гражданина полиса. Она вполне соответствует концепции общеевропейского дома с его идеологией демократического общества.

Следует признать, модель образования такого свойства, когда образование понимается в качестве института социокультурного и цивилизационного развития, восходит именно к европейским традициям культуры. Сам проект современности с технологическим перевооружением цивилизации на основе научных достижений, становлением мировой экономической системы и глобализацией принадлежит странам-наследницам христианской Европы. Другие цивилизационные центры вписываются в этот проект на разных условиях технологической, культурно-политической и экономической оснащенности, пытаясь использовать с разной степенью успеха новые возможности для устойчивого развития своих государств, национальных культур и благополучия народонаселения.

Каковы бы не были значительны достижения советской модели образования, приходится признавать, что жесткие условия современности требуют усилий по концептуальному и технологическому перевооружению российской системы образования, включая и проблему управления. Одним из путей превращения образования в институт развития является создание инновационных вузов-комплексов, реализующих модель исследовательских университетов (учебно-научно-промышленных комплексов). Это мощное средство оптимизации интеллектуально-творческих ресурсов, или, как нам представляется, креативный вариант мобилизации. Инновационное образование соединяет процесс обучение с созданием (открытием) новых знаний. Технологическая образовательная цепочка определена интеграцией фундаментальной науки, учебного процесса и производства с учетом меняющейся конъюнктуры рынка. Система образования в инновационном вузе предполагает ориентированность и взаимосвязь научных исследований и современной экономики, где ведущими формами обучения являются проектные разработки, тренинги, стажировки на производстве, в научно- исследовательских организациях, а учебный процесс неразрывно связан с новейшими информационно-коммуникативными технологиями.

Некоторые формы исследовательских университетов, или инновационных вузов-комплексов сегодня реализуются в практике российских вузов. Так, студенты принимают участие в реальных проектах в различных секторах экономики, а вуз проводит масштабные исследования фундаментального и прикладного характера. В содержании образовательных программ и учебных планов исследовательского университета заложен принцип выбора учебных курсов студентами, при этом основой выступает идеология фундаментального образования, что обеспечивает подъем вузовской науки в ее связи с экономикой за счет развития инновационной инфраструктуры. Инновационный вуз реализует многоуровневую систему подготовки, переподготовки, повышения квалификации и консультирования специалистов для инновационной деятельности в сфере образования, науки и промышленности, на базе вуза развивается центр трансфера технологий.

Еще одним значимым эффектом реализации модели образования в инновационно-исследовательском ключе является эффект капитализации. Его также можно обозначить используемым в нашем исследовании понятием «культурный капитал». Здесь культурный капитал — это знание, позволяющее его обладателю понимать и оценивать различные типы культурных отношений и культурных продуктов. В большей степени именно культурный капитал влияет на профессиональное продвижение после окончания высшей школы, а также на академическую успешность. Принимая во внимание европейскую интеллектуальную традицию культуры, П. Бурдьё расширил число «социальных» видов капитала, введя в его поле «капитал академической власти», «капитал научного престижа», «капитал интеллектуального реноме». Все эти виды капитала, согласно французскому социологу, успешно конвертируются в «капитал политической и экономической власти» [См.: 74].

Таким образом, университетские центры, осуществляющие учебные, исследовательские и культурно-образовательные программы, следует рассматривать как способ развития экономической сферы, культурной среды и социально-политической системы. Участвуя в глобальном проекте современности, российская система образования призвана не только отвечать возрастающей потребности экономической и социальной системы в некоторых группах специалистов, увязывая результаты образования и рынок труда, но и конкурировать в творческих идеях, определяющих образ будущего. В этом случае новая образовательная парадигма может быть реализована в модели института развития, в качестве которого и выступает научно-исследовательский образовательный комплекс, или инновационнообразовательный центр. Он оптимизирует интеллектуально-творческие потенциалы человеческих ресурсов и превращает их в экономический, социальный и культурный капитал. По сути этот путь является сегодня для России безальтернативным путем внутренней мобилизации в условиях экономической и геополитической конкуренции. Особую актуальность подобный тип развития через институт образования приобретает в связи с проблемой воспитания отечественной элиты, которая должна быть заинтересована в соработничестве со своим народом.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >