Качественные адъективы суффиксального типа

В современном русском языке «численно преобладают суффиксы качественных прилагательных»1, значения которых весьма разнообразны. По сравнению с другими видами служебных морфем «суффиксальные характеризуются большей конкретностью»[1] [2], что ярко прослеживается при образовании адъективов с помощью формообразующих суффиксов, выражающих субъективную оценку. Однако транспозиционные суффиксы качественных прилагательных нередко способствуют развитию довольно расплывчатого признака. Семантика производной единицы при этом лишена однозначности и уточняется благодаря контекстуальному окружению.

Прилагательные с суффиксом -ист-

«Живым» и очень продуктивным является в современном русском языке суффикс -ист- , обозначающий обилие чего-нибудь, обладание множеством чего-нибудь, что названо мотивирующим словом - основой производящего существительного»[3].

В 67% случаев окказионализмы Н.С. Лескова с суффиксом -ист- образованы по узуальной модели (основа существительного + -ист-): бирюза- бирюзистый, зазноба - зазпобистый, колея - колеистый, ладья - ладьистый, крошка (крошить) - крошистый, недра - недристый, (во весь) опор - опористый, седло - седлистый, удой -удоистая.

33% новообразований писателя с формантом -ист- - отглагольные производные.

«При глагольной основе суффикс -ист- имеет значение: склонный что-нибудь делать или такой, кому присуща в сильной степени склонность, способность к какому-нибудь действию: развалистый, задиристый, идр.»1: (не) работать - неработистый, разметатьразмети- стый, надокучить - надокучистый.

Кодифицированные единицы, созданные по модели: основа производящего существительного + суффикс -ист-, имеют словообразовательное значение «обладающий множеством чего-нибудь, что обозначается производящей основой», например: каменистый, ухабистый, душистый, жилистый и др. Аналогичная семантика свойственна и окказиональным образованиям Н.С. Лескова: зазнобистый (от зазноба), крошистый, не- дристый: С пологой стороны горы выпирает крошистый камень', Он был человек особенный: видом неуклюж и недрист как кабан - одна пазуха в полтора обхвата[4] [5].

Однако ряду окказионализмов свойственны определенные особенности семантики. Так, прилагательные щекотистый, удоистая, надокучистый имеют кодифицированные однокоренные синонимы с суффиксом -лив-: щекотливый, удойливая, докучливый, - выступающим в значении «обладающий каким-либо качеством, свойством»[6].

При компонентном анализе узуальных единиц с суффиксом -лив- в их структуре проявляется сема интенсивности, излишества, присущая форманту -ист-:

щекотливый - «склонный к излишней тактичности»[7];

удойливая - «дающая много молока»[8];

докучливый - «надоедливый, навязчивый»[9] [10].

Например, создавая окказиональную единицу удоистая путем «возвращения» кодифицированной лексеме суффикса -ист-, писатель наполняет внутреннюю форму слова первичным содержанием производящей базы и деривативного аффикса - «с большим количеством»: Средства Голована к жизни заключались в его удоистых коровах1.

Некоторые прилагательные с суффиксом -ист- в системе языка развивают многозначность, например, землистый (содержащий землю) песок - землистый (напоминающий цвет земли) цвет лица[11].

Н.С. Лесков использовал данную узуальную модель в процессе метафорического переосмысления кодифицированного адъектива глинистый (содержащий глину) грунт - глинистый (цвета глины) голубь.

У многозначных прилагательных, образованных от вещественных существительных, каковым является и субстантив глина, в языке регулярно развиваются значения цвета, оформленные с суффиксом -ист-, например охристый - «желто-красный, цвета охры»1; сурьмянистый - «свинцовосерого цвета, цвета основной руды, из которой добывается сурьма (в 1 значении)»[12] [13]; фосфористый - «светящийся бледным цветом, подобно фосфору»[14] [15]. В процессе метафоризации узуального значения происходит перераспределение семантической нагрузки между деривативными морфами: суффикс -ист-, обладающий предельно конкретным значением, обретает функции суффикса -н-, «имеющего широкое значение относительности», в силу чего он может образовывать в том числе и отсубстантив- ные прилагательные от вещественных существительных со значением цвета, например, кофейный - «темно-коричневого цвета, цвета кофе»[16]. В ряду вещественных существительных охра, сурьма, кофе субстантив глина занимает особое место, так как для него признак цвета малоактуален, выступает лишь как вероятностный. Но в результате окказионального переноса в семантику адъектива глинистый Н.С. Лесков включает широкий спектр фоновых значений, поддерживаемых ассоциативными связями: в полутьме (о чем в контексте свидетельствует лексема серо) голуби похожи цветом на глину, их очертания лишены четкости, расплывчаты, а кому-то напоминают фигурки, сделанные из глины: В городе было еще серо, только глинистые голуби ворковали[17].

В других случаях автор, напротив, стремится к максимальной точности, создавая окказиональное образование, он использует трансформацию семантики суффикса -ист- в сторону уменьшения концентрации признака, что имеет место и в системе, например, золотистый - «цветом похожий на золото»[18]; серебристый - «цветом и блеском напоминающий серебро»[19]. Аналогичное значение -ист- имеет в новообразовании бирюзи- стый - «цветом похожий на бирюзу». Окказионализм бирюзистый концентрирует на себе внимание читателя и в силу того, что имеет однокоренной кодифицированный синоним бирюзовый, переносное значение которого- «имеющий цвет бирюзы»1. Очевидная дифференциация семантики подчеркивается и контекстуальными актуализаторами голубинкой отдает: У палиховских икон тон бирюзист, все голубинкой отдает[20] [21] [22].

Высокой степенью неожиданности среди отглагольных производных этого типа обладает окказионализм неработистый в силу целого ряда взаимодействующих факторов:

  • - значение «проявляющий способность охотно и много работать» производящей базы и характерное для суффикса -ист-, уже закреплено в языке за лексемами разговорного характера работящий и работяга, следовательно, не было необходимости создавать единицу работистый с тождественной семантикой;
  • - используя при образовании окказионализма неработистый одновременно суффикс -ист- и префикс не-, писатель тем самым усиливает значение «отсутствие качественного признака, названного корнем, в прилагательном», одним из компонентов структуры которого является и сема времени, утраченная уже в прилагательном работящий.

Исходя из семантики окказионализма, к нему можно подобрать синонимы (с учетом исторической эпохи и персонифицированной принадлежности высказывания): безделичий, бездеятельный, безделковьш, в которых префикс без- имеет привативное значение «лишенный чего-либо, не имеющий чего-либо»[23].

Префикс не- в окказиональной лексеме неработистый выступает «с оттенком умеренности, ограниченности признака, качества»[24].

Таким образом, аффиксы адъектива неработистый вступают в анто- нимичные отношения на внутрисловном уровне, создавая энантиосемию.

Авторское образование имеет ярко выраженную по отношению к кодифицированным однокоренным словам отрицательную коннотацию и в силу того, что употреблено в контексте градационной связи с семантическим усилителем - прилагательным лядащий/ледащий (простор., пре- небр.) - «тщедушный, дрянной, плохой, негодный, невзрачный, хилый»[25] [26]: Ты лядащий мужик, измигул неработистый1.

Слово ледащий, обладающее смысловой емкостью и негативной оце- ночностью, концентрирует в своей семантике те компоненты, которые наличествуют как в адъективе неработистый, так и в ряде контекстных синонимов (гнилой, рыхлый, ленивый, мертвый, коптящий небо и бременящий землю) в публицистических работах:

...спиритов... впрочем, много повсюду, и повсюду они представляют тот же гнилой, рыхлый, ленивый, мечтательный и бесстрастно увлекающийся тип ледащего человека, которого каким флагом ни покрывай, флаг тот ему не возвратит ни смелости, ни чести, и под каким именем этого ледащего человека ни показывай, он все будет хлам, коптящий небо и бременящий землю1.

Наши наблюдения показали: при агентивах диалектная единица ледащий, выступающая как строевое слово идиолексикона, выполняет особую функциональную нагрузку не только в художественных текстах разных периодов творчества, но и в ранней публицистике. Лексема полифунк- циональна: наряду с характеризующей и изобразительной выполняет кумулятивную и экспрессивную функции.

Уничижительная лесковская характеристика спиритов, данная с помощью пейоративной лексики, подчеркивает неестественность, навязчивость нового увлечения эмоциональных людей. Диалектизм ледащий выступает как аксиологически значимая единица, эксплицирующая наблюдательность русского народа, точность в оценках; мы относим слово к константам идиостиля Н.С. Лескова как представителя народной среды определенной исторической эпохи.

Диалектизмы как единицы общенародного, а не литературного языка в силу ограниченности их употребления не характерны для текстов публицистического стиля, что отражают статьи Н.С. Лескова 1860-х годов. В публикациях автора диалектные слова реализуются немногочисленными употреблениями в речи персонажей - представителей простого народа - как средство речевой самохарактеристики лиц.

Формант -ист- служит для усиления интенсивности признака, благодаря чему достигается смысловая и экспрессивная выразительность. Это особенно ярко проявляется в образовании зазнобистый от народно-поэтического субстантива зазноба - «страсть к женщине, любовное влечение»[27] [28].

Семантическая и стилистическая емкость окказионализма многократно усилена контекстным окружением: русская, катор.жная, любва: А это наша русская, катор.жная, зазнобившая любва[29].

Рассмотренные нами адъективы с формантом -ист- в количестве 15 единиц (бирюзистый, зазнобистый, колеистый, ладьистый, кроши- стый, надокучистый, недристый, неработистый, опористый, пари- стый, размет ист ый, седлистый, удоистая, уносистый, щекоти- стый) свидетельствуют о том, что писатель расширяет круг производящих основ за счет как конкретных, так и отвлеченных существительных, а также использует основы, уже послужившие для создания качественных прилагательных, но с другим словообразовательным аффиксом. В ряде случаев семантика окказионализмов осложняется фоновыми значениями, поддерживаемыми контекстом.

  • [1] Виноградов В.В. Русский язык (Грамматическое учение о слове). М., 1972.639 с.
  • [2] Немченко В.Н. Современный русский язык. Словообразование. М.: Высшая школа, 1984. 254 с. С. 23.
  • [3] Виноградов В.В. Русский язык (Грамматическое учение о слове). М., 1972.639 с. С. 181.
  • [4] Виноградов В.В. Русский язык (Грамматическое учение о слове). М., 1972.639 с. С. 185.
  • [5] Лесков Н.С. Собрание сочинений в 12 т. М: Правда, 1989. Т. 10. С. 135.
  • [6] Виноградов В.В. Русский язык...
  • [7] Словарь русского языка в 4 томах / под ред. А.П. Евгеньевой. М: Русскийязык, 1981-84. Т. IV. С. 349.
  • [8] Там же. С. 598.
  • [9] Там же. Т. И. С. 631.
  • [10] 1 Лесков Н.С. Собрание сочинений в 12 т. Т. 2. С. 195.
  • [11] Русская грамматика. М.: Наука, 1980. 783 с. Т. 2. С. 607.
  • [12] Словарь русского языка в 4 томах / под ред. А.П. Евгеньевой. М.: Русскийязык, 1981-84. Т. II С. 730.
  • [13] Там же. Т. IV. С. 309.
  • [14] Там же. Т. I-IV. С. 579.
  • [15] Виноградов В.В. Русский язык (Грамматическое учение о слове). М., 1972.639 с. С. 184.
  • [16] Словарь русского языка в 4 томах. Т. II. С. 116.
  • [17] Лесков Н.С. Собрание сочинений в 12 т. М.: Правда, 1989. Т. 10. С. 55.
  • [18] Словарь русского языка в 4 томах / под ред. А.П. Евгеньевой. М.: Русскийязык, 1981-84. T.I. С. 619.
  • [19] Там же. Т. I. С. 91.
  • [20] Словарь русского языка в 4 томах / под ред. А.П. Евгеньевой. М.: Русскийязык, 1981-84. Т. I-IV. С. 579.
  • [21] Лесков Н. С. Собрание сочинений в 12 т. М.: Правда, 1989. Т. 1. С. 423.
  • [22] Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4 т. М.: Русский язык, 1981-82.
  • [23] Словарь русского языка в 4 томах / под ред. А.П. Евгеньевой. М.: Русскийязык, 1981-84. Т. ЕС. 69.
  • [24] Там же. Т. II. С. 419.
  • [25] Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4 т. М.: Русский язык, 1981-82. Т. 2. С. 398.
  • [26] Лесков Н. С. Собрание сочинений в 12 т. М.: Правда, 1989. Т. 11. С. 14.
  • [27] Лесков Н.С. Полное собрание сочинений в 30 т. М.: Терра, 1996. Т. 1-5.
  • [28] Толковый словарь русского языка / под ред. Д.Н. Ушакова. М.: ОГИЗ, 1938.Т. I. С. 458.
  • [29] Лесков Н.С. Полное собрание сочинений в 30 т. М.: Терра, 1996. Т. 1-5.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >