Прилагательные с суффиксом -ив- (-чив-, -лив-)

По мнению В.В. Виноградова, «суффикс -ив- в языке непродуктивен. Он обнаруживается в основах имен прилагательных, произведенных от существительных и обозначающих постоянное свойство, качество, склонность к чему-нибудь, обладание чем-нибудь в большой степени, например: ленивый, лживый, плешивый и др.»[1].

В произведениях Н.С. Лескова суффикс -ив- отмечен нами в прилагательном мстивый, значение которого соответствует типичному словообразовательному значению модели (основа существительного + -ив-): Я рукой на это махнул и забыл. Но .жених был мстив[2]. Окказиональный адъ- ектив мстивый имеет в системе языка однокоренной узуальный синоним мстительный, образованный от глагола мстить, - «склонный к мщению, предрасположенный, способный мстить»1. Создание для данного контекста новообразования мстивый, производного от субстантива месть со значением «намеренное причинение зла с целью отомстить за оскорбление»[3] [4], продиктовано необходимостью эксплицировать сему «мстительности» как номинирующую постоянную черту характера персонажа. Сема «предрасположенность», «склонность» в значении узуальной единицы мстительный не позволяла в полном объеме реализовать замысел автора, эксплицированный в окказиональном слове, а именно: мстивый - «намеренно причиняющий зло в виде отмщения».

«Вторичные образования от суффикса -ив- - суффиксы -лив- и -чив- - очень продуктивны. С помощью суффикса -лив- чаще всего от глагольных основ, а также и от основ имен существительных, обозначающих состояние, действие и свойство, производятся прилагательные со значением “склонный к действию или обладающий качеством, свойством, названным мотивирующим словом”»[5], например, молчаливый, терпеливый, хвастливый, болтливый и др. По аналогии с узуальными образованы окказиональные прилагательные, части которых свойственна множественность мотиваций: опаска/опасаться - (не)опасливый, риск/рисковать - рискливый, церемония/церемониться - церемонливый и др.

К деривационному значению модели (основа существительного/глаго- ла + -лив-) сводится семантика следующих лесковских образований: церемонливый (бесцеремонливый), зыкливый и др.: Все без злобы, как зык- ливые телята брыкались[6]; Он слаб, сентиментален, слишком церемон- лив[7]. От существительного риск отмечено образование рисковый (просторечного характера - «готовый на всякий риск, очень смелый человек»). Такое же значение и у лесковского однокоренного прилагательного рискливый, созданного писателем в целях стилевой дифференциации и перед смягчением отрицательной оценки, так как просторечная лексема не была бы уместной в речи дворян.

  • - Мы, дворяне, обернулись к сохе и по сторонам не зеваем... А брат ваш, извините, -рутинер.
  • -Да, - говорю, -мой брат нерисклив[8].

Новообразования с аффиксом -лив- могут иметь тропеический характер. «Продуктивность данного суффикса в XVIII-XIX вв. обусловлена возможностью его присоединения к основам разных по структуре и семантике существительных и глаголов как книжно-славянского, так и народно-разговорного источника»1. Семантика ряда окказиональных образований уточняется благодаря контекстуальному окружению или рассчитана на аналитическое восприятие подготовленного читателя. Например, актуализация значения окказионализма сносливый проявляется через сопоставление его с однокоренным языковым синонимом выносливый. Адъ- ективы были образованы от переносных значений глаголов сносить и выносить: сносить - «стойко и безропотно вытерпеть что-либо неприятное (боль, лишения, страдания)»[9] [10]; выносить - «обладать способностью выдерживать что-либо неприятное»[11]. Таким образом, значение окказионального прилагательного в сравнении с узуальным осложнено семами ‘стойко, безропотно’: Наши женщины терпеливы, тягучи, сносливы[12]. Окказиональный адъекгив обладает большей, чем кодифицированная лексема, семантической конденсацией.

Авторское новообразование костливый создано от основы имени собственного Костя, что не свойственно данной модели, при его образовании использован суффикс -лив-, для того чтобы, в первую очередь, «увести» читателя от «автоматизма восприятия», связанного с привычной ассоциацией: кость - костлявый, - «очень тощий». Значение окказионализма, проявляющееся из макроконтекста, можно сформулировать так: костливый - «не только относящийся к Косте, но и свойственный ему», т.е. человеку (согласно тексту), для которого нет ничего святого, предателю, подлецу, способному продать родную сестру: Костик сжал руку Насти в своей костливой руке[13]. Благодаря ассоциативному соотнесению костливый- костлявый возбуждаются потенциальные семы ‘холодный’, ‘злой’, ‘плохой’, ‘опасный’ и подобные пейоративного характера. Слово костливый реализуется, на наш взгляд, как семантема в силу контекстуальной значимости. Возможно также, что смысловое «обыгрывание» более развернутое, т.е. в лексеме имело место и совмещение значений субстанти- вов Костя и кость - «порода, происхождение»[14]. Окказионализм является средством характеристики, усиленной узуальным глаголом сжал - «сдавил, стиснул», т.е. причинил боль.

Окказионализм петушливый создан автором с отступлением от узуальной модели, гак как производящей основой для него является существительное, обозначающее конкретный предмет. Значение образования петушливый можно определить через узуальный синоним задиристый, в отличие от которого авторское слово является семантически многоплановым, в его основе - эмоциональный образ, выполняющий в тексте стилистико-изобразительную функцию: Нрав он имел добрый, но мелочный и, что называется, «петушливый»1. Семантика окказионализма петушли- вый может быть интерпретирована как «такой, который хочет казаться важным, значительным, каким на самом деле не является, петушащийся», подтверждением тому служит актуализатор контекста мелочный.

Посредством суффикса -чив- от глагольных основ образуются качественные прилагательные с тем же значением, что и прилагательные с суффиксом -лив-: вспыльчивый, отходчивый, уживчивый и др. У Н.С. Лескова это образования зазнобчивый, {не) от cm о йч ивы й, сплывчивый, значение которых сводится к семантической сумме производящей основы и словообразовательного форманта: Да ведь он такой неотстойчивый, что так прицепится, точно пиявок .

Метафоричностью семантики отмечено окказиональное прилагательное сплывчивый, значение которого можно определить через узуальный синоним отходчивый - «неспособный долго сердиться»3: И точно, горячее да сплывчивое сердце их сейчас скоро и пройдет4. Следует отметить, что кодифицированный синоним является производным от переносного значения глагола отходить - «приходить в обычное, нормальное состояние»5, следовательно, образность его не является столь яркой, как у окказионального одноструктурного адъектива, мотивационной базой для которого послужил узуальный глагол сплыть - «стечь, переливаясь через край»6, в семантике глагола стыть наличествуют компоненты ‘без следа’, так как 'вода все унесет'.

На наш взгляд, автор в окказиональном слове эксплицирует сему интенсивности - ‘быстро’ - которая потенциально наличествует как в глаголе сплыть, так и во фразеологической единице {было да) сплыло - «о чем- либо безвозвратно утраченном»7. Мы предполагаем также, что при создании лексической единицы писатель применил прием метатезы: сплывчивый- вспыльчивый. В узуальном слове эксплицирована сема ‘быстро’- «быстро приходящий в состояние раздражения», как правило, вспыльчивые люди быстро и «отходят». Наше предположение подтверждается контекстом, где уточнение семантики окказионализма идет и за счет актуали- заторов: синонима горячий (вспыльчивый - «легко возбуждающийся»)8, и контекстного окружения скоро, пройдет. Таким образом, в контексте

  • 1 Лесков Н.С. Собрание сочинений в 12 т. М.: Правда, 1989. Т. 12. С. 57.
  • 2 Там же. Т. 5. С. 231.
  • 3 Словарь русского языка в 4 томах / под ред. А.П. Евгеньевой. М.: Русский язык, 1981-84. Т. 2. С. 720.
  • 4Лесков Н.С. Собрание сочинений в 12 т. М.: Правда, 1989. Т. 5. С. 180.
  • 5 Словарь русского языка в 4 томах / под ред. А.П. Евгеньевой. М.: Русский язык, 1981-84. Т. 2. С. 696.
  • 6 Там же. Т. 4. С. 266.
  • 7 Там же. Т. 1. С. 227.
  • 8 Там же. Т. 1. С. 337.

Н.С. Лескова сплывчивый обладает сложной образной семантикой - «быстро успокаивающийся после испытанного состояния раздражения».

Адъективы с суффиксом -ив- (-лив-1-чив-) в количестве 14 единиц (бунтливый, вздорливый, зазпобчивый, зыкливый, костливый, мсти- вый, неопасливый, петушливый, рыскливый, сносливый, сплывчивый, ссудливый, церемонливый, укладчивый) создаются Н.С. Лесковым с целью стилевой дифференциации по отношению к однокорневым производным с иным деривативным морфом. Ряд прилагательных имеет гропеиче- ский характер, единичные новообразования выступают в тексте в качестве семантем.

  • [1] Виноградов В.В. Русский язык (Грамматическое учение о слове). М., 1972.179 с.
  • [2] Лесков Н.С. Собрание сочинений в 12 т. М.: Правда, 1989. Т. 6. С. 376.
  • [3] Словарь русского языка в 4 томах / под ред. А.П. Евгеньевой. М: Русскийязык, 1981-84. Т. II. С. 307.
  • [4] Там же. С. 258.
  • [5] Виноградов В.В. Русский язык (Грамматическое учение о слове). М, 1972.179 с.
  • [6] Лесков Н. С. Собрание сочинений в 12 т. М.: Правда, 1989. Т. 2. С. 74.
  • [7] Толковый словарь русского языка / под ред. Д.Н. Ушакова. М.: ОГИЗ, 1938.Т. III.
  • [8] Лесков Н. С. Собрание сочинений в 12 т. М.: Правда, 1989. Т. 2. С. 61.
  • [9] Сорокин Ю.С. Материалы и исследования по лексике русского языка XVIIIвека. Л.: Наука, 1965. 392 с. С. 65.
  • [10] Словарь русского языка в 4 томах / под ред. А.П. Евгеньевой. М.: Русскийязык, 1981-84. Т. 4. С. 260.
  • [11] Лесков Н.С. Полное собрание сочинений в 30 т. М.: Терра, 1996. Т. 3.С. 131.
  • [12] Там же. С. 137.
  • [13] Там же. Т. 1-5.
  • [14] Толковый словарь русского языка / под ред. Д.Н. Ушакова. М.: ОГИЗ,1938. Т. I. С. 1986.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >