Качественные прилагательные с суффиксом -н- (-тельп-)

В современном русском языке с помощью суффикса -н- производятся как качественные, так и относительные прилагательные. Качественные прилагательные с суффиксом -н- в произведениях Н.С. Лескова представлены небольшим количеством (37 лексем), чем подтверждается их непродуктивность и в языке, так как окказиональные адъективы, как и узуальные, образованы по языковой модели (именная/глагольная основа + -н- {-лън-, -тельн-), но отличаются более широким кругом производящих:

  • • суффиксальные производные от основ узуальных существительных: вихор, вихрь - вихорный, вымогатель - вымогательный, миньон - миньонный, принцип - принципный
  • • производные с формантом -н- от основ диалектных существительных: шаломон - шаломонный',
  • • производные префиксально-суффиксального способа словообразования от предложно-падежных сочетаний: без рассудка- безрассудоч- ный, без эффекта - безэффектный, до века - довечный;
  • • отглагольные производные с суффиксом -н- и вариантами -лън-, -тельн-: досадить - досадительный, надувать - надувательный, оживить - оживительный, помогать - помогательный, утешить - утешный, хлопать - хлопальный;
  • • образования с префиксом не- от узуальных адъективов: книжный - некнижный, хладнокровный - нехладнокровный.

Окказиональные лексемы этой группы в художественных произведениях Н.С. Лескова выступают как микрообразы за счет метафоричности семантики. Так, структура диалектного субстантива «шаломон»- «юго- западный ветер» - амбивалентна по отношению к эмотивным семам. Но в производном адъективе шаломонный в значении «ветреный, непостоянный» содержится отрицательная коннотация, возникающая в силу того, что происходит «угасание» семы ‘юго-западное направление’ и актуализация семы ‘разностороннее движение’, которая сопровождается ассоциацией непостоянства, усиленной за счет контекстуального окружения: Ольга Александровна баба шаломонная, ее можно вертеть куда хочешь[1].

Значение же прилагательного вихорный, образованного от узуального вихор - «клок, прядь торчащих волос», не сводится к семантической сумме производящей основы и деривативного морфа. Размытость семантики устраняется за счет контекста, в котором данный окказионализм выступает в качестве синонима к названному выше адъективу шаломонный:

- Вихорная-то ведь его сюда прилетела!

- Ах боже мой, что за несносная женщина!1.

Контекст дает основания предположить в производном аппликацию семантики субстантивов вихор и вихрь в значении, эксплицируемом наречием вихрем - «стремительно, чрезвычайно быстро»[2] [3], включающем в структуру ЛЗ имплицитную сему ‘неожиданно’, реализующуюся в производном слове. Это предположение подтверждается синтагматикой: употреблением в тексте глагола прилетела в переносном значении - «быстро приехала, примчалась». В тексте прилагательное претерпело процесс субстантивации.

В.В. Виноградов указывал на то, что «всякое нарушение норм и правил в произведении должно быть эстетически оправдано»[4]. Каждое авторское новообразование Н.С. Лескова подтверждает это положение. Так, по модели (основа существительного + суффикс -«-) писатель создает суффиксальным способом окказиональное прилагательное инкогнитный от существительного incognito (итал.) книжного характера. Семантика адъ- ектива представляет сумму производящей базы и деривативного морфа. Новообразование, стирая границы между исконно русскими словами и иноязычными выражениями, способствует расширению лексического состава прозы и органично входит в текст художественного произведения: Дело дошло до того, что уже инкогнитные дамы на rendes vous его стали приглашать[5].

Прилагательное утешный представляет собой суффиксальное производное от глагольной основы утешить, известное как диалектное и устаревшее в значении «утешительный» - «доставляющий успокоение»[6]. Оболочке устаревшего слова Н.С. Лесков возвращает первичную словообразовательную наполненность семантики: «являющийся субъектом действия или состояния, названного мотивирующим словом»[7] [8]. Утешная мадамка вдвоем пришла1. В контексте Н.С. Лескова речь идет о женщине, которая, имея большое желание, не имела права вступить в брак, но неожиданно получила документы, позволяющие ей сделать это. Бумаги воспринимались как утеха - «радость»[9], по их получении женщина утешилась- «перестала огорчаться»1. От суффикса -н-, производящего качественные прилагательные, исторически ответвился суффикс -тельн- книжного характера. Н.С. Лесков использует его в адъективах, близких по значению окачествленным причастиям: Ему дали выпить мензурку препаровочного спирта для храбрости под видом осмелительных капель[10] [11] [12]. При образовании окказионализма осмелительный автором, с нашей точки зрения, учитывались и ассоциации словообразовательного характера, возникающие у носителей языка по аналогии: успокоиться -успокоительные (капли); осмелиться - осмелительные (капли).

Авторские новообразования Н.С. Лескова с суффиксом -тельн- имеют различный характер словообразовательной базы. Среди окказионализмов писателя довольно небольшое количество (20) отглагольных прилагательных с суффиксом -тельн-. вещательный, досадительный, злоупотребительный, прекратительный, посрами тельный и др.

В семантике образований данного типа актуальна не процессуаль- ность, свойственная мотивирующим их глаголам, а качественность, преобладающая в основе адъективов. С помощью имени прилагательного более тонко, чем посредством глагола, разнообразно и ярко выражаются характерные признаки, ер.:

дух вещает - дух вещательный',

работа посрамит - посрамительная работа и т.д.

Семантика оказиональных адъективов с суффиксом -тельн- осложнена коннотативным компонентом, часто отрицательного характера: Тульские мастера успели сделать посрамительную для английской нации работу[11]', Я живу одним - одна, жизнь веду самую прекратительную[14].

«Н.С. Лесков создает слово, вобравшее внутрь себя эпитет, в котором гнездится живое чувство. И эпитет этот всегда стилеобразующий»[15].

  • [1] Лесков Н.С. Собрание сочинений в 12 т. М.: Правда, 1989. Т. 4. С. 623.
  • [2] Лесков Н.С. Собрание сочинений в 12 т. М.: Правда, 1989. Т. 4. С. 619.
  • [3] Словарь русского языка в 4 томах / под ред. А.П. Евгеньевой. М.: Русскийязык, 1981-84. Т. 1. С. 179.
  • [4] Виноградов В.В. Стилистические функции словообразования мотивированных слов в художественной прозе // Языковые процессы современной русскойхудожественной литературы: Проза. М., 1977. С. 184-203.
  • [5] Лесков Н.С. Полное собрание сочинений в 30 т. М.: Терра, 1996. Т. 5.С. 248.
  • [6] Толковый словарь русского языка / под ред. Д.Н. Ушакова. М.: ОГИЗ, 1938.I-IVt. Т. 4. С. 10-14.
  • [7] Русская грамматика. М.: Наука, 1980. 783 с. Т. 2. С. 291.
  • [8] 1 Лесков Н.С. Собрание сочинений в 12 т. М.: Правда, 1989. Т. 6. С. 389.
  • [9] Словарь русского языка в 4 томах. Т. 4. С. 531.
  • [10] Словарь русского языка в 4 томах / под ред. А.П. Евгеньевой. М: Русскийязык, 1981-84. Т. 4. С. 532.
  • [11] Лесков Н.С. Полное собрание сочинений в 30 т. М.: Терра, 1996. Т. 3.С. 248.
  • [12] Лесков Н.С. Собрание сочинений в 12 т. М: Правда, 1989. Т. 2. С. 198.
  • [13] Лесков Н.С. Полное собрание сочинений в 30 т. М.: Терра, 1996. Т. 3.С. 248.
  • [14] Там же. Т. 5. С. 180.
  • [15] Чичерин А.В. Из истории эпитета // В мире Лескова. М.: Советский писатель, 1983. С. 294.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >