СОЦИАЛИЗАЦИЯ И ИНКУЛЬТУРАЦИЯ

В результате изучения материала данной главы студент должен:

знать

  • • социобиологические предпосылки социализации;
  • • исторический контекст социализации;
  • • возникновение института родительства;

уметь

  • • распознавать агентов и институты социализации;
  • • анализировать взаимосвязь понятий «социализация» и «инкультурация»;
  • • определять культурное своеобразие социализации;

владеть

  • • навыками определения специфики и нарушения гендерной социализации на практических примерах;
  • • навыками анализа того, как удлинение детства повлияло на формирование человеческой семьи.

СОЦИОБИОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ СОЦИАЛИЗАЦИИ

Социализация объясняет происхождение человеческих обычаев, норм, ценностей и самой личности, фокусирующей в себе все противоречивое многообразие общественных отношений. Человек, как известно, живет в обществе и быть свободным от него он не может, как бы того ни желал. Это и есть одна из констант социального поведения. Поэтому человек не только «существо разумное», но еще и «существо социальное». Причем социализация, т.е. становление человека в качестве Homo sapiens, начинается с самого рождения. Наши действия только отчасти являются продуктом природы. Все человеческое поведение прежде всего результат научения, или социализации.

Процесс подавления инстинктов и выработки «суперэго» часто называют социализацией. Я социализирован (т.е. преобразован в существо, способное жить в обществе), поскольку могу, благодаря усвоению культурных норм, жить и действовать среди людей и не выделяться. Мое поведение — как у всех, и внешний вид — как у всех. Со мной общаются другие, не испытывая никаких неудобств. Я понимаю их слова и жесты, поступки и намерения.

А может ли то же самое сказать человек с другой планеты? Или иностранец, приехавший к вам в гости? Для первого все окажется непонятным и непривычным, для второго — только часть. Но вы живете в своем обществе, приняты им, понимаемы им. Вам легко с русскими потому, что вы русский, а не американец. Американцу легко с американцами, выросшими в той же самой среде. Вы легко можете судить о намерениях и ожиданиях других людей, живущих в одной с вами стране.

Зачатки социальной организации существуют у пчел, муравьев: живут коллективно, существует разделение труда, оборона территории, контроль порядка, сложившаяся система отношений, есть социальная иерархия (рабочие, воины), т.е. почти как в человеческом обществе. Но у животных нет социализации в строгом смысле слова. Муравьи и пчелы — социальные животные, но социализации у нет, как нет и общества в нашем понимании. Собаки проходят социализацию (так, во всяком случае, говорят о них дрессировщики), т.е. приспосабливаются к человеку и его командам. Но они адаптируются к чужому обществу, своего у них нет. У человека есть свое общество, и социализируется он в своем обществе.

Поведение животных, ведущих коллективный образ жизни, хотя оно и похоже на человеческое, происходит инстинктивно. Инстинкт — биологические программы действия, которые врожденны и передаются генетически. Инстинкт предполагает однолинейное, жестко предписанное поведение (без вариантов); любое отклонение от инстинкта грозит смертью.

Как выяснили американские ученые, социализация и обучение, даже среди животных, обладают мощным экономическим коэффициентом. Если детеныши перенимают у матери, скажем, правильные приемы охоты, то они отчасти избегают повторения своих собственных ошибок и спасают себе жизнь. К сожалению, статистика свидетельствует, что чаще всего от зубов хищников гибнет молодняк. По всей видимости, с механизмами обучения передается не вся нужная для выживания информация.

Еще сложнее ситуация у людей, где смена поколений техники, моды и научных теорий обгоняет естественную смену поколений людей. В результате родители очень мало чему могут обучить своих детей. Чаще дети учатся у ровесников. Старшее поколение теряет традиционный авторитет в деле обучения, а вместе с этим растет сопротивление молодежи всему, что им говорят взрослые. Вторые считают, что добытый ими опыт на века, а первые видят в нем адаптацию к конкретному историческому периоду, не годящемуся для других эпох. Ускорение истории выталкивает старшее поколение из образовательного цикла, который в традиционной культуре продолжался в течение всей жизни. Даже для взрослых людей старейшины рода являлись непререкаемым авторитетом.

Живые организмы составляют естественную иерархию. Все их многообразие можно расположить на лестнице видов — от самых простых до самых сложных. Чем сложнее организм, тем дольше приходится ему приспосабливаться к окружающей среде. Насекомые рождаются уже взрослыми, т.е. готовыми нормально функционировать в своей экологической нише. Высшим организмам приходится труднее. Природа позаботилась о том, чтобы выделить специальный период времени, в течение которого новорожденный обучается и приспосабливается к взрослому миру. Этот период называется детством. У птиц он длится один сезон, у тигров, слонов и обезьян — несколько лет. Чем выше по лестнице видов, тем продолжительнее период адаптации.

Если построить иерархию живых существ от низших (насекомых) до высших (человека), то по шкале ОУ будет возрастать сложность организации психики живых существ, по шкале ОХ — плотность инстинктов (рис. 9.1).

Закономерность эволюции

Рис. 9.1. Закономерность эволюции: чем примитивнее существо, тем больше

у него инстинктов

У насекомых поведение инстинктивно на 100%. У слонов, волков уже меньше инстинктов и больше приобретенного поведения, которое передается родителями. У обезьян еще меньше инстинктов. У человека 80% поведения — социально приобретаемое.

Чем выше животное стоит на лестнице видов, тем продолжительнее период детства, тем меньшую роль играют инстинкты (рис. 9.2). Чем больше инстинктов, тем меньше роль родителей. У насекомых функцию родителей выполняет природа (врожденные программы поведения). Соответственно, чем меньше инстинктов, тем больше роль и ответственность родителей.

Эволюция и продолжительность детства

Рис. 9.2. Эволюция и продолжительность детства

Инстинкты животных наследуются генетически. Их врожденный характер проявляется в том, что в первый раз животное выполняет инстинктивное действие так же хорошо, как и в сотый. А все, что умеет делать человек, — это навыки, усвоенные им по мере накопления жизненного опыта.

Человеку всему приходится учиться, а значит, выполнять одно и то же с разной степенью совершенства в первый и сотый раз. Причем учиться он предпочитает не на чужих, как следовало бы существу разумному, а на своих собственных ошибках. Складывается впечатление, что каждому человеку за отмеренную ему жизнь надо накопить определенное число ошибок, иначе он не будет чувствовать себя полноценным существом или у него внутри что-то разладится.

Каким бы умным ни был человек, количество совершаемых ошибок не убывает. По этому показателю — числу ошибок, совершенных в течение жизни, — умный не отличается от дурака, мужчина — от женщины, богатый от бедного. Единственная разница может проистекать лишь в области продолжительности жизни: ясно, что 15-летний совершит в целом меньше ошибок, чем 70-летний.

Животные (особенно низшие) ошибок не совершают. Биологически запрограммированная модель поведения: нет двух разных возможностей достижения цели, нет вариативности поведения => нет ошибок. Таким образом, ошибки присущи только людям, так как они могут сравнивать варианты действия и выбирать наилучший, по их мнению. Оценка варианта как лучшего или худшего всегда относительна. Для того чтобы прийти к способности сравнивать и оценивать, нужно иметь интеллект, материальным носителем которого выступает мозг. Мозг — фабрика социального опыта, она самая крупная у человека и самая маленькая у низших животных. Человеку нужен мозг по двум причинам: а) победить в индивидуальном отборе; б) успешно адаптироваться к постоянно меняющейся вариантной социальной среде.

Период подготовки к взрослой жизни наиболее затянут у человека. Раньше считалось, что он ограничивается детством, сегодня в него включают период юности и молодости. Треть своей жизни человек обучается жить в самом сложном из существующих миров — в мире общественных отношений. Такой экологической ниши нет ни у одного из видов. В последнее время специалисты пришли к мнению, что человек обучается и переобучается всю свою жизнь. Таковы требования современного общества. Этот процесс получил название социализации.

Социализация представляет собой процесс усвоения культурных норм и освоения социальных ролей. Он означает превращение человека в социального индивида, зрелую разновидность которого именуют личностью.

Слабость человеческих детенышей компенсируется удивительной гибкостью и адаптивностью. Волк, носорог или слон способны существовать только в том климатическом поясе, в каком они были рождены. Человек может жить везде. И все это благодаря тому, что жесткую программу инстинктов, задающих один- два варианта действий, заменила совокупность навыков — система обученных практических умений, приобретенных путем передачи знаний и их практической тренировки. Недаром многие антропологи так и определяют культуру — как совокупность социальных навыков и умений.

Родившись без запрограммированного поведения, люди должны всякий раз заново обучаться тому, как интерпретировать окружающий мир и реагировать на него. Ничего такого животным делать не надо. Учиться каждый раз заново — тяжкий труд, на который отныне обречено было все человечество. Ведь с каждым новым поколением обученное исчезало и процесс приходилось повторять сызнова.

Но вновь природа оказалась небезучастной к людям. Этот недостаток компенсировался тем, что каждое новое поколение, вынужденное заново обучаться социальным знаниям, делало это немножко на более высокой ступени, чем предыдущее. Так накапливались и приумножались знания, так они постепенно развивались и углублялись, т.е. происходил культурный и социальный прогресс человечества. Биологическая эволюция закончилась, началась эволюция культурная.

Биологическая эволюция подарила человеку уникальный инструмент — мозг, способный улавливать самые невероятные сочетания звуков, и гортань, способную их производить. Все мы знакомы со скрипкой и роялем, которые также являются прекрасными инструментами. Беда их, так же как и гортани птиц, состоит в том, что настроены они на довольно узкий диапазон возможностей. Благодаря универсальности речевых возможностей человек создал языки самой разной сложности и самых разных видов. Язык стал своеобразным транспортным средством цивилизации: благодаря ему информация передавалась, создавалась, записывалась, дублировалась, переводилась и т.п.

Итак, социализацией мы называем продолжающийся всю жизнь процесс усвоения культурных норм и освоения социальных ролей. Под социальной ролью, как мы уже знаем, подразумевается такая модель поведения индивида, которая соответствует занимаемому им статусу (положению в обществе) и стремится воплотить на практике те права и обязанности, которые предписаны этому статусу. Понятие культурных норм несколько уже термина «социальная роль» и предполагает некоторую форму стилизованного воспитания (принятие правил этикетного поведения), зато для наших целей годится, как ничто другое. С его помощью мы закрепляем связь, которая существует между двумя процессами — социализацией и воспитанием. Но и более широкое явление — социальная роль — нами не утрачено, поскольку оно органично включено в состав социальной роли. Ничто не терять, а лишь приобретать по мере познания нового и расширения жизненного опыта — это не только девиз социологического познания, но и сущность процесса социализации.

Усваивать что-либо можно только теоретически. Нормы усваиваются. Роли осваиваются на практике; освоение — совокупность практических действий. Роль — динамическая характеристика статуса, или модель поведения. Когда вы осваиваете роль, вы вживаетесь в эту модель поведения.

Научение культурным нормам можно назвать процессом социализации. Конечная цель социализации — достижение конформизма с ожиданиями окружающих людей. Естественно, каково окружение, таковы и мы сами. По большому счету нас воспитывает ближайшая социальная среда, а не далекие к нам социальные институты и абстрактные нравственные принципы.

Правда, социализация как продолжающийся всю жизнь процесс подстраивания под ожидания «значимых других» никогда не бывает завершенной: стопроцентного соответствия нормам и требованиям среды никто из нас не достигает. Всегда остается некий зазор — степень отклонения (культурной девиации), показывающая уровень независимости наших мнений, взглядов, мыслей и поведения от мыслей и взглядов «социальных близких». Благодаря чему люди разнообразны и непредсказуемы в своих действиях. Хотя эта непредсказуемость распространяется скорее на конкретные, частные поступки и не распространяется на поведение в целом. Оно по большому счету предсказуемо. Слегка отклоняющееся от среднего стандарта поведение называют разнообразным, сильно отклоняющееся — девиантным, или нонконформизмом, а просто неординарное поведение зовут экстравагантным.

Социализация — обоюдовыгодный процесс. Без него индивид не сможет жить в обществе, учиться, создавать семью, трудиться и даже любить. Но и обществу без него никак нельзя. И неизвестно, кому он нужнее. Ведь через социализацию общество передает человеку самое главное — свои ценности, нормы поведения, законы, традиции, язык. А как еще оно может пересадить коллективное на индивидуальную почву? Социализируя индивида, общество одновременно — в одном пакете с социализацией — навязывает ему свою волю, манипулирует его сознанием, контролирует его поведение. Одним словом, делает с ним все, что захочет, а человеку и деться некуда, ибо жить в обществе и быть свободным от общества нельзя.

Социализация необходима человеку в силу следующих неустранимых причин:

  • • он лишен инстинктов, а потому должен усваивать все через обучение;
  • • имеет чрезвычайно длительный период детства, когда он зависим от взрослых и нуждается в их опеке;
  • • не может существовать ни на одной стадии своего жизненного цикла без общения и взаимодействия с другими людьми.

Вот и разберись после этого, сколько в каждом из нас от nature (биологии), а сколько — от nurture (воспитания)[1].

  • [1] Дихотомия nature vs. nurture, представляющая весьма удачную игру слов, —самая распространенный мотив учебников по социологии, как американских, так и европейских, в части разделов «Личность» и «Социализация».
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >