ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ УИС СО СРЕДСТВАМИ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

СМИ играют большую роль в реализации государственной социальной политики, но по сравнению с материалами политического и экономического плана публикациям на социальные темы в центральных газетах отводится весьма скромное место. Собственно управленческий эффект журналистики проявляется в преобразовании социальной действительности, главным образом в изменении поведения массовой аудитории, институтов, коллективов, социальных групп и отдельных личностей. Через СМИ (ТВ, радио, периодическую печать, рекламные щиты, листовки и др.) осуществляется собственно массовая коммуникация.

Существуют различные виды массовой коммуникации. Например, будучи вовлеченной в процесс правового регулирования, массовая коммуникация приобретает существенные юридические качества и, таким образом, может быть определена как массово-правовая коммуникация. Она обладает двояким характером: с одной стороны, может способствовать противоправному поведению или, больше того, посягать на определенные права и свободы физических и юридических лиц (например, клевета), с другой стороны, способна стимулировать правомерное поведение (например, путем демонстрации стабильности правовой нормы и неотвратимости ее применения).

Одним из аспектов массовой коммуникации является крими- нализм. Существует два явления массово-коммуникационного характера, которые рассматриваются как очень активные факторы в системе детерминации преступности: криминализация населения, особенно молодежи и несовершеннолетних, и виктимизация населения. Оба этих явления возникают, в частности, под усердным воздействием системы массовой коммуникации. У населения формируется негативное представление о правоохранительной системе, возникает неверие в ее возможности.

В массово-правовой коммуникации прогрессируют негативные информационные процессы, то есть процессы криминогенного (в том числе и криминального) характера. Более того, криминальный мир с помощью системы массовой коммуникации формирует идеологическую основу современной преступности в России.

Далекие от понимания тактических и методических тонкостей деятельности оперативных служб представители прессы спешат выдать населению так называемую объективную информацию о чрезвычайном событии, «расшифровывают» тактические приемы контртеррористических подразделений, выставляют зачастую террористов чуть ли не народными героями, что существенно затрудняет работу правоохранительных органов.

Негативное представление о правоохранительной системе, неверие в ее защиту и правомерность ее деятельности в России формируются под воздействием системы массовой коммуникации. Средства массовой информации нацелены на более широкое освещение негативных и скандальных событий, так как существует уверенность (отчасти оправданная) в том, что именно эти материалы вызовут наибольший интерес. Такой акцент на негатив в СМИ неизбежно портит имидж многих российских государственных структур (и ФСИН России в том числе). Также в погоне за сенсацией журналисты нередко публикуют непроверенную и недостоверную информацию. В редких случаях отдельные нечистоплотные авторы опускаются до изобретения (измышления) сенсаций, чаще можно наблюдать как достаточно безобидной информации стремятся придать провоцирующий негативный оттенок скандальным заголовком. Такие издательские приемы наносят ощутимый вред деятельности государственных организаций.

Федеральная служба исполнения наказаний более уязвима в рассматриваемом отношении, чем другие государственные структуры. В отличие от иных служб ФСИН России не может иметь широкого контакта с общественностью, а режимность объектов УИС делает их закрытыми для широкой публики. Потому главным источником информации о деятельности пенитенциарной системы для широких слоев населения остаются различные СМИ.

Опять же в отличие от других государственных структур и организаций ФСИН России в своей деятельности непосредственно сталкивается с тем самым конкурентом, который в своих интересах стремится создать плохую репутацию различным учреждениям и службе в целом. Термин «конкурент» здесь используется условно, по аналогии с бизнес-организациями. Таковым для ФСИН России будут выступать осужденные к наказанию в виде лишения свободы. Возможно, кому-нибудь захочется поправить, что для ФСИН России осужденные являются не конкурентами, а клиентами. В какой-то мере это так: служба берет на себя не только исполнение наказания, но и заботу о жизненном благополучии, здоровье, образовании, нравственном исправлении осужденных (в меру своих сил и ресурсов). Если мыслить в таком ключе, их можно считать и клиентами правоохранительных органов (не в том смысле, что они их финансируют, а в том, что их деятельность взаимосвязана). Однако истинными клиентами правоохранительных органов являются государство и общество (законопослушные граждане). Именно они формируют для ФСИН России социальный заказ по приведению в исполнение судебных приговоров, связанных с лишением свободы. Осужденные не по своей воле находятся в местах лишения свободы, и в этом их интересы противоположны интересам УИС, которая обязана держать их там до истечения сроков приговоров. Не имея возможности на законных основаниях покинуть места лишения свободы и будучи вынужденными находиться в них весьма продолжительные периоды времени, осужденные, естественно, стремятся сделать свое пребывание максимально комфортным, установить там свои порядки. Добиться этого они могут лишь одним способом- спровоцировав давление на администрацию учреждений УИС со стороны вышестоящих или контролирующих организаций или даже вмешательство правительства в деятельность уголовно-исправительной системы страны в целом. Инструментами достижения этих целей служат жалобы в прокуратуру, а также рассылка сообщений на интернет-сайты. Прокурорские проверки признают подавляющее большинство жалоб осужденных необоснованными, но в то время, пока внимание администрации учреждения УИС отвлечено на проверяющих, осужденные оказываются предоставлены себе в большей мере, нежели в обычных условиях. Собственно, этого они и добиваются.

Еще худшие последствия для деятельности ФСИН России имеет размещение осужденными сообщений в средствах массовой информации. Тут уже, в отличие от проверок прокуратуры, отсутствует оценка объективности информации. Информация публикуется непроверенной и зачастую получает значительный резонанс как в самой стране, так и за рубежом. Для распространения своих сведений осужденные пользуются интернет-каналами и прибегают к помощи так называемых правозащитных организаций. В настоящее время появился целый ряд интернет-сайтов, на которых осужденные могут разместить информацию. Некоторые из них являются специализированными и предназначены для представителей криминального мира. Например, в 2009 г. в Интернете появилась социальная сеть, созданная по аналогии с «Одноклассниками», - «Сокамерники» (http://www.sokamemiki.net), где вместо мест работы и учебы зарегистрировавшиеся указывают места, где они отбывали сроки своих приговоров. Изобилует различными сообщениями осужденных сайт «Союз заключенных», который приобрел наибольшую известность в Сети. На данном ресурсе дело доходит и до прямых угроз в адрес руководства ФСИН России. В деятельности подобных сайтов во многом смешались интересы осужденных и криминального мира России. С помощью средств массовой информации отечественный криминалитет добивается своих целей и даже формирует идеологическую основу современной преступности в России.

Конституцией нашей страны (ст. 29) провозглашена свобода слова: «Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом». Однако и свобода слова имеет свои границы: информация, затрагивающая интересы, репутацию, честь и достоинство других людей или организаций, должна быть достоверной. Подобная трактовка понятия «свобода слова» закреплена в нормах международного права. В Международном пакте о гражданских и политических правах отмечается, что свобода слова сопряжена с некоторыми ограничениями, касающимися «прав других лиц, их репутации, а также охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья и нравственности населения» (ч. 3 ст. 19). Это положение нашло отражение и в Конституции РФ: «Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц» (п. 3 ст. 17); «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях зашиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства» (п. 3 ст. 55).

К сожалению, та информация, которая попадает в СМИ от осужденных, не соответствует действительности, она призвана оказаться неким инструментом воздействия на руководство ФСИН и Минюста России. Довольно часто осужденные пытаются представить как произвол правомерные и установленные существующими нормативными положениями действия сотрудников УИС. В частности, такая трактовка дается в случаях применения спецсредств или помещения осужденных в ШИЗО, произведенных строго в соответствии с существующими правилами. Показной, демонстративный характер имеют и акции осужденных, рассчитанные лишь на реакцию СМИ. Например, по сообщениям прессы в январе 2008 г. в Амурской области 700 осужденных вскрыли себе вены осколками стекла. На провокационную и чисто пропагандистскую суть данной акции указывает уже тот факт, что все осужденные, «предпринявшие попытку суицида», остались живы.

Фактически имеет место классический черный пиар со стороны конкурентов (то есть лиц, имеющих противоположные интересы), который, как и всякий черный пиар, не отличается чистоплотностью. Назначение черного пиара - опорочить организацию, учреждение, структуру или человека, чтобы добиться конкурентных преимуществ. Такая деятельность в отношении ФСИН России вполне может достичь, а в каких-то случаях уже и достигла своей цели. Под влиянием негативного общественного мнения, волны публикаций в СМИ и последовавших от стран Запада и международных организаций требований по гуманизации отечественной уголовно-исполнительной системы Правительство РФ вынуждено вводить дополнительные права и льготы для осужденных и в еще большей мере ограничивать применение карательных мер к нарушителям.

В чем же должен выражаться пиар деятельности ФСИН России? Естественно, речь не идет о публикации приукрашенных рекламных материалов на тему «как все хорошо в УИС». Данный путь не поможет разрушить тот незаслуженно негативный облик, который уже сформировался. Тем более не следует развивать пиар по образцу пиара политического. В этом отношении показательным является пример развернувшейся в последнее время в прессе критики PR-компаний муниципальных образований (преимущественно г. Москвы), в ходе которых расхваливались результаты их деятельности.

Осуществление PR во ФСИН России должно быть представлено, прежде всего, контрпиаром, то есть разоблачением недостоверной информации, публикацией опровержений. Следует также поддерживать постоянный контакт с представителями СМИ, предоставляя им в случае происшествий и провокационных акций со стороны осужденных официальную версию событий раньше, чем по этому поводу появятся различные домыслы.

В некоторых случаях репутацию организации нужно отстаивать и в судебном порядке. К сожалению, отечественное законодательство предоставляет именно государственным структурам весьма ограниченные возможности для этого. Пункт 7 ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации позволяет юридическому лицу право требовать по суду опровержения сведений, порочащих его деловую репутацию, если эти сведения не соответствуют действительности. К содержанию деловой репутации юридического лица относится любая информация о нем как элементе общественной системы. Помимо обязанности опубликовать опровержение ранее размещенной недостоверной информации суд может в соответствии со ст. 152 ГК РФ вынести решение о возмещении убытков и морального вреда. Компенсация морального вреда определяется судом в денежном выражении. Сумма компенсации должна быть соразмерна причиненному вреду. Последовательное применение данных мер позволит нормализовать информационное освещение деятельности ФСИН России в СМИ.

Сформулируем ряд рекомендаций по организации взаимодействия со СМИ. Прежде всего, следует остановиться на ошибках, которые нередко допускают руководители организаций при контактах с журналистами.

Первая (и самая грубая) ошибка - нежелание комментировать ситуацию. Нередко руководитель организации или представитель руководства на вопросы журналистов отвечает: «Без комментариев». Это является тактическим просчетом. Уклонение от разъяснений не только не поможет избежать огласки или резонанса в прессе, но придаст оценке и описанию события максимально негативную окраску.

Фактически искусство взаимодействия со СМИ - это умение дать нужную трактовку. Одно и то же событие может восприниматься по-разному в зависимости от того, как будет преподнесено в информационном (новостном) обзоре. Посредством должной и своевременной трактовки можно значительно сгладить общественный резонанс происшествия или вообще свести его восприятие до уровня незначительного события. Наоборот, при отсутствии комментариев со стороны организации трактовка будет негативной. Известно много примеров, когда незначительные происшествия или даже обыденные ситуации при недобросовестной трактовке раздувались до масштабов ЧП или скандала. СМИ в целях повышения читательской заинтересованности могут даже позитивные события, действия или явления интерпретировать в негативном ключе. В качестве оправдания в этом случае они используют как раз отсутствие информации со стороны организации (информационную закрытость).

Вторая ошибка - незнание ключевых журналов и иных СМИ, освещающих сферу, в которой работает организация. В дополнение к этому можно указать на отсутствие постоянного мониторинга информационного пространства (публикаций и сообщений отечественных и зарубежных СМИ) на предмет упоминаемости организации или ее деятельности. Отношения со СМИ носят двусторонний характер. С одной стороны, организация стремится передать информацию о себе в СМИ, а с другой - отследить информационный контент по ряду вопросов, в том числе о себе. Мониторинг СМИ полезен также для анализа и использования опыта других организаций в решении аналогичных стоящим перед данной организацией задач.

Третья ошибка - отсутствие учета национальной специфики при организации работы со СМИ. Методики работы со СМИ, сформировавшиеся в европейской традиции, в российских условиях зачастую оказываются нежизнеспособными. В отличие от принципов взаимодействия со СМИ, принятых на Западе, в России работа с ними строится на неформальном общении и личных контактах.

Четвертая ошибка - ориентация на создание только внешнего образа без попытки изменить содержание. Основная задача PR- деятельности - создание и поддержание репутации организации. Однако внешний (идеальный) образ в случае его несоответствия действительности быстро разрушается при столкновении представителей целевой аудитории с реалиями функционирования организации. Поэтому в PR-практике рекомендуется предоставление аудитории максимально правдивой информации при должной трактовке и наличии необходимых пояснений со стороны организации.

24

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >