ОСОБЕННОСТИ ГРАЖДАНСКОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА У МИРОВОГО СУДЬИ (в соавторстве с В. А. Коваленко)

Судопроизводство у мирового судьи: материалы судебной практики и научно- практические рекомендации для мировых судей Ростовской области.

Научно-практическое пособие. Научн. ред. д. ю. н. проф. В. А. Блинников, д. ю. н. проф. Ю. А. Ляхов. Ростов-на-Дону, 2006.

По данным В. Лебедева - Председателя Верховного Суда РФ - в настоящее время на рассмотрение мировых судей передано 65% гражданских дел1. Это обязывает держать в центре внимания особенности той процедуры, которой подчиняются мировые судьи при рассмотрении гражданских дел.

Согласно ч. 1 ст. 1 ГПК порядок гражданского судопроизводства у мирового судьи определяется, помимо Конституции РФ, Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», ГПК и принимаемыми в соответствии с ними другими федеральными законами, также Федеральным законом «О мировых судьях Российской Федерации». Таким образом, как справедливо отмечается, на порядок рассмотрения гражданских дел мировыми судьями, по существу, распространяются все правила гражданского судопроизводства, закрепленные в ГПК[1] [2].

Согласно п. 2 ст. 1 Федерального закона о мировых судьях порядок осуществления правосудия мировыми судьями устанавливается федеральным законом. Это - одно из положений, обеспечивающих единство судебной системы. РФ. Согласно ст. 3 ФКЗ о судебной системе РФ это единство обеспечивается, в частности, путем соблюдения всеми федеральными судами и мировыми судьями установленных федеральными законами правил судопроизводства. В ГПК нет даже специального раздела, в котором были бы помещены правила рассмотрения гражданских дел мировыми судьями. Следует, однако, иметь в виду, что в силу тесного переплетения и взаимодействия судоустройственных и судопроизводственных правил положения законов субъектов РФ могут иметь решающее значение при констатации законности принимаемых мировыми судьями судебных постановлений. Согласно п. 1 ст. 1 Закона о мировых судьях порядок назначения (избрания) и деятельности мировых судей может устанавливаться и законами субъектов РФ. Поэтому если мировой судья был назначен (избран) с нарушением установленного порядка, то решение мирового судьи подлежит отмене, независимо даже от доводов апелляционной жалобы или представления, ибо дело рассмотрено судом в незаконном составе (ч. 1 ст. 330 ГПК, ч. 2 ст. 364 ГПК).

Точное определение круга дел, которые может и должен рассматривать мировой судья в порядке гражданского судопроизводства, имеет огромное значение в свете впервые появившемся в нашем конституционном законодательстве «права на законного судью»1. Согласно ч. 1 ст. 47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Надо с сожалением отметить, что действующий ГПК не заметил данного положения и прямо закрепил правило о том, что нарушение правил о подсудности должно влечь за собой безусловную отмену судебного постановления, правильность которого проверяется вышестоящим судом. И нарушение таких правил должно влечь за собой такую отмену в силу положений ч. 1 ст. 15 Конституции, ч. 3 ст. 5 ФКЗ о судебной системе, ч. 2 ст. 11 ГПК. В Определении от 10 ноября 2002 г. об отказе в принятии к рассмотрению жалобы закрытого акционерного общества «Завод Людиновокабель» на нарушение конституционных прав и свобод частью 3 статьи 31 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации Конституционный Суд РФ прямо подчеркнул, что соблюдение судом правил о подсудности дела является необходимым условием законности судебного акта2.

Применительно к деятельности мирового судьи конституционное положение о праве на своего судью приобретает особую специфику и подкрепляется следующими важными наблюдениями.

  • 1 См. подробно: Конституция Российской Федерации: Комментарий / Под общей редакцией Б. Н. Топорнина, Ю. М. Батурина, Р. Г. Орехова. М., 1994. С. 255-258 (автор соответствующего раздела - И. Л. Петрухин); Государственное право Германии. М.. 1994. Т. 2. С. 179-180.
  • 2 Конституционный Суд Российской Федерации: Постановления, определения. 2002 г. / Сост. и отв. редактор В. Г. Стрекозов. М., 2003. С. 542.

Закон о мировых судьях определяет полномочия мировых судей на рассмотрение строго определенных категорий дел не через категорию «подсудность», а через понятие «компетенция» (так называется ст. 3 этого Закона). Термин «компетенция» - конституционный, и он используется в важной статье, посвященной полномочию Конституционного Суда РФ. Согласно ч. 3 ст. 125 Конституции РФ Конституционный Суд РФ разрешает споры о компетенции между: а) федеральными органами государственной власти; б) органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ; в) высшими государственными органами субъектов РФ. Положение мировых судей (мировых судов, мировой юстиции) чрезвычайно сложно. Мировые судьи - суды субъектов Федерации, но это не значит, что субъект РФ имеет свою автономную собственную судебную власть, свою изолированную судебную систему1. С учетом этого когда речь идет о «подсудности» дел применительно к деятельности мирового судьи, то на самом деле определяется компетенция мировой юстиции в реализации судебной власти, и присвоение функций мировых судей иными органами, в том числе и судебными, должно признаваться юридически ничтожным.

Формулировка ч. 1 ст. 47 Конституции закрепляет право каждого на рассмотрение его дела не только тем судом, к подсудности которого оно отнесено, но и тем судьей, к подсудности которого оно отнесено законом. Это обязывает теперь федеральный закон разграничивать компетенцию не только между судами, но и между судьями одного суда и, во всяком случае, хотя бы должны устанавливаться принципы разграничения судебной власти между судьями одного суда. В самом общем виде этот вопрос законодатель пытался решить в ст. 18 Арбитражного процессуального кодекса РФ 2002 г., но он не решен специальным образом в новом ГПК.

Применительно к деятельности мировых судей длительное время было не ясно, как следует поступить в случае временного отсутствия мирового судьи, к подсудности которого отнесено то или иное дело. На этот вопрос был дан ответ в Федеральном законе от 30 ноября 2004 г. № 142-ФЗ. Согласно ст. 8 Закона о миро- [3] [4] [5]

вых судьях в редакции этого Федерального закона при прекращении или приостановлении полномочий мирового судьи, а также в случае временного отсутствия мирового судьи (болезнь, отпуск и иные уважительные причины) исполнение его обязанностей возлагается на мирового судью другого судебного участка того же судебного района постановлением председателя соответствующего районного суда. Если в данном судебном районе создана одна должность мирового судьи, то при прекращении или приостановлении полномочий мирового судьи, а также в случае временного отсутствия мирового судьи (болезнь, отпуск и иные уважительные причины) исполнение его обязанностей постановлением председателя вышестоящего суда или его заместителя возлагается на мирового судью, осуществляющего свою деятельность в ближайшем судебном районе. Статья 8 в рассматриваемой части устанавливает специальные правила о подсудности гражданских дел. Эти правила в течение длительного времени находились вне поля отраслевого гражданско-процессуального регулирования, они не носят технический характер, их происхождение обусловлено конституционными формулировками, и они должны строжайшим образом соблюдаться. Несоблюдение этих правил должно влечь обязательную отмену решения.

К числу, например, тех уважительных причин, о которых идет речь в п. 3 ст. 8 Закона о мировых судьях, нельзя относить уровень загруженности мирового судьи. Первый заместитель председателя Вологодского областного суда В. Шепель считает целесообразным в тех судебных районах, где действует несколько мировых судей, объединить их организационно и процессуально - и пусть мировой судья осуществляет деятельность в пределах не судебного участка, а судебного района; при этом В. Шепель предлагает предусмотреть должность старшего мирового судьи, которого могут избирать мировые судьи района и который наряду с другими обязанностями мог бы регулировать нагрузки между коллегами9. При всей внешней привлекательности такого рода предложения оно не может быть принято, потому что противоречит Конституции. Авторитетный комментатор конституционного текста М. В. Ба- 436

глай правильно констатирует, что изменение подсудности в связи с загруженностью судов недопустимо[6].

Круг дел, которые мировой судья может рассматривать в порядке гражданского судопроизводства, определен в ст. 23 ГПК в п.п. 2-8 п. 1, п. I[6] ст. 3 Закона о мировых судьях), (Федеральным законом от 14 февраля 2005 г. № 2-ФЗ ст. 3 Федерального закона о мировых судьях приведена в соответствие с правилами ГПК). При комментировании этого нормативного материала следует иметь в виду следующее.

1. Правила о подсудности гражданских дел должны рассматриваться в системной связи с правилами о подведомственности гражданских дел (ст. 22 ГПК). Вопрос о подсудности гражданских дел может рассматриваться только в том случае, если предварительно положительно решен вопрос о подведомственности дела суду общей юрисдикции (под упоминаемыми в ст. 22 ГПК судами следует понимать, естественно, те суды, которые обозначены в ч. 1 ст. 1 ГПК, т. е. суды общей юрисдикции). Например, в п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК указано, что мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятисот минимальных размеров оплаты труда, установленных федеральным законом на день подачи заявления. Но такой спор будет подсуден мировому судье в том случае, если он будет подведомственен суду общей юрисдикции, а не арбитражному суду. Равным образом мировой судья может выдавать судебные приказы по требованиям, обозначенным в ст. 122 ГПК, но и здесь только в том случае, если сами эти требования подведомственны суду общей юрисдикции.

Почему мировая юстиция сопровождает деятельность судов общей юрисдикции, но отсутствует в системе арбитражных судов, внятного ответа не существует. Имущественный спор между гражданами на определенную сумму может быть рассмотрен у мирового судьи, а тот же имущественный спор экономического характера между фермерами, хозяйствующими на территории отдаленного района Ростовской области, должен рассматриваться на территории г. Ростова-на-Дону, т. е. там, где дислоцируется низовое звено системы арбитражных судов - Арбитражный суд Ростовской области. Объяснить такое положение сейчас никто не может. Подобные ситуации доказывают, что в системе правил о разграничении компетенции между судами общей юрисдикции и арбитражными судами есть фундаментальные пороки, которые постоянно ставят под сомнение само существование арбитражных судов как самостоятельной ветви судебной власти. Добавим к этому, что, если когда-либо будет поставлен в практическую плоскость вопрос о концентрации судебной власти в одной организационной структуре, такое единение может быть осуществлено под эгидой Верховного Суда РФ, возглавляющего систему судов общей юрисдикции (ст. 126 Конституции). Такая унификация и должна быть осуществлена, если не будет доказано, что дела, ныне отнесенные к ведению арбитражных и конституционных судов, не могут быть переданы по принципиальным соображениям в систему судов общей юрисдикции. Поэтому если мы не можем обосновать отсутствие в системе арбитражных судов районных и мировых судов- звеньев, обеспечивающих их доступность для населения и малого бизнеса, надо или менять систему этих судов или ликвидировать их. Пока же, к сожалению, не решен вопрос даже о разграничении компетенции между различными системами судебной власти.

ГПК 2002 г. серьезным образом изменил нормативные представления о системе видов производств в гражданском процессе. В ГПК РСФСР 1964 г. производство в суде первой инстанции являлось не только базовым, но и единственным видом производства. Иные виды процесса, именуемые производствами - апелляционное, кассационное, надзорное, исполнительное (преимущественно) - продолжали процесс по тому же делу, которое было начато в суде первой инстанции, и образовывали не самостоятельный вид производства, а его стадии. В ГПК 2002 г. производство в суде первой инстанции продолжает оставаться базовым и кардинальным, но не единственным, и оно ныне не монополизирует процесс. Статья 22 (п.п. 1-4 ч. 1), определяющая подведомственность гражданских дел с учетом структуры ГПК, устанавливает, что исковые дела (п. 1 ч. 1), дела приказного производства (п. 2 4.1.) дела, возникающие из публичных правоотношений (п. 3 4.1), дела особого производства (п. 4 ч. 1) суд рассматривает в качестве суда первой инстанции (раздел II). Но дела об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов (п. 5 ч. 1), дела о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений (п. 6 4.1) образуют самостоятельные виды производств в гражданском процессе (см. раздел VI, гл. 45 раздела V ГПК). По тому, как сформулированы ст.ст. 22 и 23 ГПК следует, что мировой судья не может рассматривать гражданские дела, указанные в п.п. 5 и 6 ч. I ст. 22 (см. также ст. ст. 410, 418, 423 ГПК).

  • 3. Мировой судья в качестве суда первой инстанции может рассматривать не все дела, отнесенные к ведению такого суда. Из содержания п. п. 1-4 ч. 1 ст. 22, а также специфики структуры раздела II ГПК, имеющего 4 подраздела, можно сделать вывод, что само производство в суде первой инстанции подразделяется на 4 вида (см. наименование подразделов раздела II). Мировой судья не может рассматривать дела, возникающие из публичных правоотношений (п. 3 ч. 1 ст. 22 ГПК), дела особого производства (п. 4 ч. 1 ст. 22 ГПК). Он может рассматривать только дела искового и приказного производства (п.п. I, 2 ч. 1 ст. 22 ГПК)1.
  • 4. Согласно ст. 25 ГПК в случаях, предусмотренных федеральным конституционным законом, гражданские дела рассматриваются военными и иными специализированными судами[8] [9]. Согласно ст. 7 Федерального конституционного закона от 23 июня 1999 г. № 1-ФКЗ «О военных судах Российской Федерации»[10] военным судам подсудны гражданские и административные дела о защите нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, граждан, проходящих военные сборы, от действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений. Судя по содержанию ст.ст. 7, 10, 14, 15 указанного Федерального конституционного закона военным судам подсудны и дела искового производства1. Дела, подсудные военным судам, не могут рассматриваться мировыми судьями, даже если характеристика таких дел соответствует тем признакам, которые указаны в ст. 23 ГПК. Этот вывод базируется на содержании ч. 3 ст. 5 ФКЗ о судебной системе и ч. 2 ст. II ГПК.

Согласно ст. 5 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. № 137-ФЗ «О введении в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» до назначения (избрания) мировых судей в субъектах РФ дела, предусмотренные ст. 23 ГПК, рассматриваются районными судами. Предлагается в тех районах, где действует один мировой судья, рассмотрение дел поручить судьям районного суда. Аргументация такого предложения не лишена оснований2.

6. Родовая подсудность - это та часть полномочий того или иного звена судебной системы, которая характеризует его в качестве суда первой инстанции. Это настойчиво проводится в формулировках ст.ст. 23, 24 26, 27 ГПК, которые и устанавливают правила о родовой подсудности, т. е. устанавливают дела, подлежащие разрешению судами различного уровня. Поэтому ошибочны утверждения о том, что к подсудности мирового судьи кроме дел, указанных в ст. 23 ГПК, относятся дела об административных правонарушениях, отнесенные к компетенции мирового судьи (ст. 23.1 Ко АП) и по вновь открывшимся обстоятельствам в отношении решений, принятых в первой инстанции и вступивших в силу3.

Дела об административных правонарушениях вообще не являются гражданскими, и это вытекает из содержания ст. 22, подраздела Ш, раздела II ГПК, а также содержания КоАП РФ. В связи с этим Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума от 20 ян-

  • 1 См. также: Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 9 от 14 февраля 2000 г. «О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» (Российская газета. 2000. 24 февраля), Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный научно-практический / Под ред. М. А. Викут. М., 2003. С. 81 (автор соответствующего раздела - А. А. Грось). Иванов В. Д. Федеральный конституционный закон «О военных судах Российской Федерации» (научный комментарий). М. - Ростов н/Д, 2003. С. 20.
  • 2 Шепель В. Указ. соч.
  • 3 Афанасьев С. Ф., Зайцев А. И. Гражданский процесс: Учебно-методический комплекс. М., 2004. С. 118-119.

варя 2003 г. № 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» (п. 7) правильно констатировал, что ГПК РФ не определяет порядок производства по делам об административных правонарушениях, в том числе и порядок рассмотрения жалоб на постановления, вынесенные по делам об административных правонарушениях. Этот порядок с 1 июля 2002 г. устанавливает КоАП РФ[11].

Что же касается процедуры пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам, то она не является разновидностью производства в суде первой инстанции. Это подтверждается структурой ГПК и тем, как полномочия различных судов определяются в ФКЗ о судебной системе. Применительно к деятельности мирового судьи ст. 3 Закона о мировых судьях в п. 1 определяет компетенцию мирового судьи в качестве суда первой инстанции, в п. 2 указывает, что мировой судья рассматривает дела по вновь открывшимся обстоятельствам в отношении решений, принятых им в первой инстанции и вступивших в силу. Ясно, что пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам не определяет полномочий мирового судьи в качестве суда первой инстанции.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 23 ГПК мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела о выдаче судебного приказа. Судебный приказ относится к одной из форм судебных постановлений наряду с решениями суда, определениями суда и постановлениями президиума суда надзорной инстанции (ч. 3 ст. 1, ч. 1 ст. 13 ГПК). Выдача судебного приказа является прерогативой мирового судьи, правила этой выдачи составляют одну из особенностей гражданского судопроизводства у мирового судьи. Требования, по которым выдается судебный приказ, исчерпывающим образом перечислены в ст. 122 ГПК. По этим требованиям, как отмечалось, судебный приказ выдается в том случае, если они подведомственны судам общей юрисдикции, что следует из содержания ч. 3 ст. 22 ГПК. Существенную специфику имеют правила о подведомственности требований, основанных на совершенном нотариусом протесте векселя в неплатеже, неакцепте и недатировании акцепта (абз. 4 ст. 122 ГПК). Согласно ст. 5 Федерального закона от 2 марта 1997 г. № 48-ФЗ «О переводном и простом векселе» по требованиям, основанным на протесте векселей в неплатеже, неакцепте и недатировании акцепта, совершенном нотариусом, в отношении физического лица, юридического лица или индивидуального предпринимателя выдается судебный приказ и производится исполнение по правилам, предусмотренным главой II. 1 и разделом V ГПК РСФСР (хотя в тексте этого закона, как видно, имеются ссылки на ГПК РСФСР, его формулировки и формулировки нового ГПК в части подведомственности и подсудности требований, основанных на совершенном нотариусом протесте векселя в неплатеже, неакцепте и недатировании акцепта совпадают). На основании ст. 5 указанного Федерального закона в Постановлении № 3/1 Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 февраля 1998 г. «О некоторых вопросах применения Федерального закона «О простом и переводном векселе» в п. 1 разъяснено, что заявления о выдаче судебного приказа на взыскание задолженности по опротестованному в неплатеже, неакцепте (или недатировании акцепта) векселю рассматриваются судами общей юрисдикции независимо от субъектного состава участников вексельного обязательства1. Таким образом, в данном случае мы сталкиваемся с ситуацией, при которой экономическое по существу требование может быть рассмотрено не в арбитражном суде, а в суде общей юрисдикции.

Совокупность процессуальных правил, определяющих порядок выдачи судебного приказа, формулирует самостоятельный вид производства в суде первой инстанции - приказное производство (подраздел I раздела II ГПК). Выделение приказного производства в таком качестве в структуре ГПК 2002 г. является одной из выдающихся его особенностей. ГПК 1964 г. без достаточных на то оснований - и даже ошибочно - помещал приказную процедуру в подраздел I («Исковое производство») раздела II ГПК («Производство в суде первой инстанции»).

Приказная процедура имеет свои «странности», и теоретическое обоснование ряда правил этой процедуры весьма затруднено. Согласно ч. 2 ст. 126 ГПК судебный приказ выносится без судеб-

1 Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по гражданским делам. М., 1999. С. 352.

ного разбирательства и вызова сторон для заслушивания их объяснений. Но без разбирательства дела (ч. 1 ст. 123 Конституции) в условиях состязательного процесса (ч. 3 ст. 123 Конституции) исчезает само правосудие.

Совершенно не понятна юридическая сила судебного приказа. Этот самый приказ может быть отменен, если от должника в установленный срок поступит возражение относительно его исполнения (ст. 128, 129 ГПК). Возражение не должно быть мотивировано и само по себе означает приказ мировому судье отменить его. В тексте ГПК есть указание на то, что судебный приказ якобы вступает в законную силу (п. 1 ч. 2 ст. 377). Но ничего подобного быть не может, так как приказ не может быть обжалован во вторую инстанцию и в таком обжаловании нет необходимости, ибо должник, по существу, сам имеет право его отменить, а против взыскателя его выдать нельзя. Природа фундаментальных процессуальных построений не должна меняться по воле законодателя. Решение суда вступает в законную силу, и сущность этого важнейшего свойства судебного решения как судебного постановления хорошо отражена в ст. 209 ГПК. Строй этой важнейшей статьи ГПК не имеет никакого отношения (и не может иметь) к судебному приказу, процессуальный регламент выдачи которого и его отмены указывает как раз на то, что судебный приказ не может вступать в законную силу.

Этот вывод имеет большое практическое значение. Согласно ч. 1 ст. 6 ФКЗ о судебной системе вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов РФ, а также их законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории РФ. Судебные постановления, вступающие в законную силу и подлежащие неукоснительному исполнению, не должны проверяться теми, кому они адресованы, под углом зрения их законности или незаконности. Другие же постановления судов обязательно должны проверяться постольку, поскольку они являются «законными» (именно по этой причине при воспроизведении ч. 1 ст. 6 ФКЗ о судебной системе данное слово нами подчеркнуто). Коль скоро судебный приказ не вступает в законную силу, судебный пристав-исполнитель может его исполнять в том случае, если он соответствует закону. Если, положим, судебный приказ выдан по требованию о выселении гражданина из занимаемого помещения, то такое постановление суда является незаконным (грубо нарушена ст. 122 ГПК) и судебный пристав-исполнитель не может его исполнять.

Далее. Приказное производство гражданского процесса должно иметь своих участвующих в нем лиц. Кто они? Например, ст. 126 ГПК упоминает о сторонах. Статья 38 ГПК содержит общие принципиальные указания о том, что сторонами в гражданском судопроизводстве являются истец и ответчик. Но в приказном производстве таковых нет, и, наверное, в ст. 126 речь идет о «взыскателе» и «должнике». Странно в связи с этим построена ст. 34 ГПК, которая, определяя в общем виде лиц, участвующих в деле, не определяет их состава применительно к приказному производству.

Нет четкого ответа и на такой вопрос: могут ли быть рассмотрены требования, по которым выдается судебный приказ, в порядке искового производства. По нашему мнению, на этот вопрос надо отвечать утвердительно, и это подтверждает содержание упомянутого Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ 3/1. Согласно п. 4 этого Постановления иск о взыскании задолженности по требованиям, основанным на протесте векселя и в неплатеже, неакцепте и недати- ровании акцепта, совершенном нотариусом, может быть предъявлен в суд общей юрисдикции или арбитражный суд в соответствии с установленной подведомственностью в том случае, если истец не обращался с заявлением о выдаче судебного приказа1. Таким образом, в данном случае подведомственность дела может меняться в зависимости от того, в каком процессуальном режиме будет рассмотрено требование. Выбор этого режима принадлежит лицу, которое обращается в суд.

Согласно ст. 125 ГПК судья может отказать в принятии заявления о вынесении судебного приказа. Некоторые основания, по которым мировой судья отказывает в принятии заявления, страдают сугубой неопределенностью. Например, судья отказывает в принятии заявления в случае, если из заявления и представленных

1 Там же. С. 353.

документов усматривается наличие спора о праве. Такая формулировка позволяет судье отказать в принятии заявления по надуманному поводу, констатировав, по его мнению, наличие спора о праве. С другой стороны, из содержания ст. 331 (ч. 1) совершенно не ясно, может ли быть обжаловано определение об отказе в принятии заявления о вынесении судебного приказа в апелляционную инстанцию. Даже если допустить возможность этого обжалования, реализация такого права с практической точки зрения весьма сомнительна - лучше сразу предъявить иск по тому же требованию.

Неясности в правовом регулировании приказного производства дают основания теоретикам и комментаторам для весьма спорных утверждений. Так, Н. А. Громошина в авторитетном учебнике по гражданскому процессу высказывает мнение, что надо рассматривать приказное производство не как вид гражданского судопроизводства, а в качестве допроцессуальной, но в то же время альтернативной процедуры, осуществляемой судьей в целях ускоренной защиты прав кредитора и установления спорности или бесспорности требований. По ее мнению, судебный приказ не акт правосудия[12]. Отсюда следует, что приказное производство никакого отношения к гражданскому процессу не имеет. С этим тоже нельзя согласиться. Автору, на наш взгляд, следует более четко разграничить сущее и должное. Сущее - правила ГПК о судебном приказе - не перестает быть таковым потому, что эти правила противоречат должному. Должное, действительно, требует упразднения этих правил и установления порядка, при котором взыскание задолженности по бесспорным требованиям мог бы осуществлять нотариус путем хорошо известной исполнительной надписи, а возникший между заинтересованными лицами спор о праве, основанный на совершенной исполнительной надписи, рассматривался бы судом в порядке искового производства (ч. 3 ст. 310 ГПК). Вот и все! Занимаясь выдачей приказа, суд осуществляет несвойственные ему функции. Согласно ч. 3 ст. 127 ГПК судебный приказ составляется на специальном бланке (и это нечто новое в гражданско-процессуальном регулировании), и эти бланки, по существу, копируют те оттиски со специальных штампов с изображением т. н. исполнительной надписи, которую прикладывают нотариусы. Каждый такой бланк фиксирует результат рассмотрения дела, количество этих дел растет. Только рост этот предопределяется нецелесообразностью правовых постановлений.

Согласно п. 1 ст. 8 Семейного кодекса РФ защита семейных прав осуществляется судом по правилам гражданского судопроизводства, а в случаях, предусмотренных СК, государственными органами или органами опеки и попечительства. Следовательно, в тех случаях, когда защита семейных прав осуществляется го- сорганами или органами опеки и попечительства, вопрос о подсудности рассмотрения соответствующих правовых вопросов мировому судье, как отмечалось, не может и возникать. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 22 суды рассматривают и разрешают, в частности, исковые дела, возникающие из семейных правоотношений. Согласно п. п. 2-4 ч. 1 ст. 23 ГПК мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела о расторжении брака, если между супругами отсутствует спор о детях; дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества независимо от цены иска; иные возникающие из семейно-правовых отношений дела за исключением дел об оспаривании отцовства (материнства), об установлении отцовства, о лишении родительских прав, об усыновлении (удочерении) ребенка. Таким образом, значительная часть дел по спорам, возникающим из семейных правоотношений, находится в компетенции мирового судьи1. Верховный Суд РФ разъяснял вопросы, связанные с подсудностью семейных дел. Он отмечал, в частности, что, как видно из содержания ст. 23 ГПК, требования, вытекающие из осуществления личных неимущественных прав (родительских прав) и затрагивающие права и интересы ребенка, неподсудны мировому судье и, следовательно, дела по искам отдельно проживающего родителя об определении порядка общения с ребенком, о восстановлении в родительских правах гражданина, лишенного родительских прав, об отмене усыновления, а также дела по искам об определении места жительства ребенка, о передаче ребенка на воспитание, о порядке осуществления родительских прав, об устранении препятствий в общении с ребенком

1 См. подробно: Устюжанинов В., Сопожников С. Компетенция мирового судьи по рассмотрению дел, возникающих из семейно-правовых отношений // Российская юстиция. 2003. № 5. С. 41-42.

подлежат рассмотрению в районном суде, поскольку они затрагивают права и интересы детей1.

Согласно п. 5 ст. 23 ГПК мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятисот минимальных размеров оплаты труда, установленных федеральным законом на момент подачи заявления. Согласно ст. 1 Федерального закона от 19 июня 2000 г. № 82-ФЗ ( в редакции Федерального закона от 29 декабря 2004 г. № 198-ФЗ) с 1 сентября 2005 г. минимальный размер оплаты труда установлен в сумме 800 руб. в месяц[13] [14].

Согласно п. 6 ч. 1 ст. 23 ГПК мировой судья в качестве суда первой инстанции рассматривает дела, возникающие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе и дел о разрешении коллективных трудовых споров. Согласно п. 1 Постановления № 2 Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции все дела, возникшие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе и дел о признании забастовки незаконной, независимо от цены иска. При этом необходимо учитывать, что трудовой спор, возникший в связи с отказом в приеме на работу, не является спором о восстановлении на работе, так как он возникает между работодателем и лицом, изъявившим желание заключить трудовой договор, а не между работодателем и лицом, ранее состоявшим с ним в трудовых отношениях.

Мировому судье подсудны также дела по искам работников о признании незаконным перевода на другую работу, поскольку в указанном случае трудовые отношения между работником и работодателем не прекращаются. Все дела о восстановлении на работе, независимо от оснований прекращений трудового договора, включая и расторжение трудового договора с работником в связи с неудовлетворительным результатом испытания, подсудны районному суду. Дела по искам работников, трудовые отношения с которыми прекращены, о признании увольнения незаконным и об изменении формулировки причины увольнения также подлежат рассмотрению районным судом, поскольку, по существу, предметом проверки в этом случае является законность увольнения. Если возник спор по поводу неисполнения либо ненадлежащего исполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер (например, о предоставлении жилого помещения, о выплате работнику суммы на приобретение жилого помещения), то, несмотря на то, что эти условия включены в содержание трудового договора, они по своему характеру являются гражданско-правовыми обязательствами работодателя и, следовательно, подсудность такого спора (районному суду или мировому судье) следует определять, исходя из общих правил определения подсудности дел, установленных ст. ст. 23-24 ГПК1.

Согласно п. 7 ст. 113 ГПК РСФСР 1964 г. к подсудности мирового судьи относились дела об определении порядка пользования земельными участками, строениями и другим недвижимым имуществом. Аналогичному по содержанию положению п. 7 ч. 1 ст. 23 придается более универсальный, принципиальный и логичный характер: мировой судья рассматривает дела об определении порядка пользования имуществом2.

В особых отношениях находятся правила о подсудности мирового судьи и районного суда. Это соотношение, как правильно отмечается в литературе, позволяет говорить о существовании т. н. «подвижной родовой подсудности»: принятое к своему рассмотрению и разрешению гражданское дело с соблюдением правил родовой подсудности при его дальнейшем движении может приобрести признаки, относящие дело к подсудности районного суда3. Согласно ч. 3 ст. 23 ГПК при объединении нескольких связанных между собой требований, изменении предмета иска или предъявлении встречного иска, если новые требования становятся подсудны районному суду, а другие остаются подсудными мировому судье, все требования подлежат рассмотрению в районном суде. В этом случае если подсудность дела изменилась в ходе его рассмотре-

  • 1 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. № 6. С. 3.
  • 2 См. комментирующие разъяснения Верховного Суда РФ // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 4. С. 23.
  • 3 Гражданский процесс / Под ред. М. К. Треушникова. М., 2003. С. 413- 415 (автор соответствующего раздела - И. К. Пискарев).

ния у мирового судьи, то он выносит определение о передаче дела в районный суд и передает дело на рассмотрение в районный суд.

Правила о территориальной подсудности указаны в ст. ст. 28- 32 ГПК. Под территориальной подсудностью понимаются правила разграничения полномочий судов одного и того же звена с одинаковой родовой подсудностью[15]. Общее правило территориальной подсудности сформулировано в ст. 28 ГПК - подсудность определяется местом жительства или местом нахождения ответчика. Статьи 29-32 дают основания рассуждать о существовании других видов территориальной подсудности: альтернативной, исключительной, связанной и договорной.

Статья 33 ГПК определяет основания, при которых дело может быть передано в другой суд (кроме тех правил, которые сформулированы в ч. 3 и 4 ст. 23 ГПК). Согласно п. п. 1-3 ч. 2 ст. 33 передачу дела осуществляет суд, принявший дело к производству, на рассмотрение другого суда такого же уровня. Однако согласно п. 4 ч. 2 ст. 33 передачу осуществляет вышестоящий суд. Закон в этом пункте устанавливает, по существу, две группы оснований для такой передачи: а) невозможность замены судьи после отвода судьи, б) другие причины. Сформулированная таким образом вторая причина передачи дела в другой суд противоречит ч. 1 ст. 47 Конституции, игнорирует указания Конституционного Суда РФ, высказанные им в известном Постановлении от 16 марта 1998 г. по делу о проверке конституционности статьи 44 Уголовнопроцессуального кодекса РСФСР и статьи 123 Гражданского процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами ряда граждан.

  • [1] Ямшанов Б. Вячеслав Лебедев обобщил присяжных // Российскаягазета. 2005. 1 июля.
  • [2] Боннер Л. Т. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: проблемы применения. М., 2005. С. 9.
  • [3] См. подробно: Судебная власть / Под ред. И. Л. Петрухина. М., 2003.
  • [4] С. 410 - 418 (автор соответствующего раздела - М. В. Боровский).
  • [5] Шепель В. Плотность права на один квадратный метр // Парламентскаягазета. 2005. 12 июля.
  • [6] Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. М., 2005.С. 282-283.
  • [7] Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. М., 2005.С. 282-283.
  • [8] См. также: Гражданское процессуальное право / Под ред. М. С. Шакарян.М., 2004. С. 136 (автор соответствующего раздела - Е. Е. Уксусова); Гражданский процесс / Под ред. В. В. Яркова. М., 2004. С. 418 (автор соответствующего раздела С. К. Загайнова).
  • [9] Военные суды, судя по содержанию ч. 3 ст. 4, 22, 26 ФКЗ о судебной системе, специализированными судами не являются, и поэтому в наименованиии тексте ст. 25 ГПК допущена ошибка. Пока в РФ специализированных судов не существует.
  • [10] СЗРФ. 1999. № 26. Ст. 3170.
  • [11] Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по гражданским делам / Составитель А. П.Сергеев. М., 2004. С. 202.
  • [12] Гражданское процессуальное право / Под ред. М. С. Шакарян. М., 2004.С. 298.
  • [13] Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 12. С. 26.
  • [14] Российская газета. 2004. 30 декабря. См. разъяснения Верховного СудаРФ в связи с толкованием данного пункта ст. 23 ГПК // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 12. С. 26; 2004. № 3. С. 22.
  • [15] Осокина Г. Л. Гражданский процесс. Общая часть. М., 2003 С. 428
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >