ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ СУДЕБНОЕ ЗАСЕДАНИЕ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

Гражданское законодательство Российской Федерации как правовая среда гражданского общества.

Материалы Международной научно-практической конференции: в 2 т.

Краснодар: Просвещение-Юг, 2005. Т. 1.

ГПК РФ 2002 г. предусматривает новое положение - возможность проведения предварительного судебного заседания (ст. 152). Предварительное судебное заседание представляет собой не самостоятельную стадию процесса, а процедуру подготовки дела к судебному разбирательству, обязательной по каждому делу (ч. 2 ст. 147 ГПК). Но само предварительное судебное заседание является факультативным этапом подготовки, о чем свидетельствует текст ч. 1 п. 13 ст. 150: вопрос о проведении предварительного судебного заседания разрешается в случаях, предусмотренных ст. 152. Однако из сопоставительного анализа ст. 150 и 152 ГПК следует, что в некоторых ситуациях предварительное судебное заседание должно проводиться обязательно. Так, если при подготовке дела к судебному разбирательству, проводимой в рамках ст. 150, истец заявит об отказе от иска, то для закрепления этого распорядительного действия (ч. 1, 2 ст. 39 ГПК) необходимо разрешить вопрос о проведении предварительного судебного заседания, ибо процессуальной реакцией суда на отказ истца от иска является прекращение производства по делу (ч. 3 ст. 173, ст. 220 ГПК). По мнению Верховного Суда РФ, определение о прекращении производства по делу на стадии подготовки дела к судебному разбирательству может быть вынесено только в предварительном судебном заседании[1].

Правила о предварительном судебном заседании вызывают серьезные критические замечания.

  • 1. Когда ст. 123 Конституции РФ указывает на то, что разбирательство дел во всех судах открытое, а слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом, то она тем самым формулирует «облик» реализации судебной власти, он предполагает для завершения дела в суде первой инстанции обязательное предварительное стандартное судебное разбирательство. Этот стандарт, естественно, обозначается в гражданско-процессуальном законодательстве и строжайшим образом расписан в гл. 15 ГПК. Статья 152 ГПК, повествующая о предварительном судебном заседании в стадии подготовки, никакого отношения к судебному разбирательству не имеет, ибо даже сама процедура предварительного судебного заседания определяется не законом, а единоличным судьей, который его проводит. Это посягает не только на принципы процесса, но даже и на его аксиомы. Предварительное судебное заседание должно проводиться в закрытом режиме, ибо начало гласности распространяется только на разбирательство дела, что следует не только из содержания ст. 123 Конституции, но из содержания ст. 10 ГПК.
  • 2. Хотя ч. 2 ст. 147 ГПК предусматривает, что подготовка к судебному разбирательству проводится судьей с участием не только сторон, но и других лиц, участвующих в деле, предварительное судебное заседание проводится с участием только сторон. Но ведь есть дела, которые должны рассматриваться с обязательным участием прокурора (ч. 3 ст. 45 ГПК), государственных органов, органов местного самоуправления для дачи заключения по делу (ч. 1 ст. 47 ГПК). Имеют право вступить в дело на стороне истца или ответчика третьи лица, не заявляющие самостоятельных требования на предмет спора (ст. 43 ГПК), и это вступление может предопределяться принципиальными указаниями материального закона (см., например, ст. 462 ГК). Объяснения, которые обычно дают в ходе традиционного процесса эти лица, участвующие в деле (ст. 35, 174, 190 ГПК), могут иметь определяющее значение для непринятия судом отказа истца от иска или неутвержде- ния им мирового соглашения (ст. 39, 173, 220 ГПК). Проведение процесса и его возможное завершение на этапе предварительного судебного заседания совершенно не учитывает этих соображений.
  • 3. Согласно ч. 3 ст. 152 ГПК по сложным делам с учетом мнения сторон судья может назначить срок проведения предварительного судебного заседания, выходящий за пределы установленных сроков рассмотрения дела. Быть может, это самое неожиданное и ошеломляющее правило, оно «спрятано» в ординарной статье ГПК, а его читатель и не догадывается, что лишается смысла содержание ст. 154 ГПК о сроках рассмотрения и разрешения гражданских дел, которая открывает главу «Судебное разбирательство». Превращается в пустую и фасадную декларацию указание

ГПК о том, что одной из важных задач гражданского судопроизводства является не только правильное, но и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел (ст. 2 ГПК). Отныне сроки рассмотрения дел определяет всегда единолично судья, притом в стадии подготовки дела. И еще о сроках. Согласно ст. 148, 150 ГПК в случае, например, обязательного процессуального соучастия (ч. 3 ст. 40 ГПК) судья должен привлечь в стадии подготовки всех обязательных соучастников, но если по какой-либо причине он этого не сделал (иногда - намеренно!), он может исправить свою ошибку в стадии судебного разбирательства, и здесь вступает в силу новое «превосходное» только для судей правило: «после привлечения соответчика или соответчиков подготовка и рассмотрение дела производится с самого начала». От такого правосудия надо только бежать.

ГПК допускает возможность завершения гражданского дела в предварительном судебном заседании без вынесения судебного решения путем прекращения производства по делу, если, положим, истец отказался от иска или стороны заключили мировое соглашение, но признание ответчиком иска - одно из кардинальных распорядительных действий - не дает оснований для завершения процесса в стадии подготовки. Почему? Ответ на этот вопрос мотивируется сугубо формальными соображениями: согласно ч. 3 ст. 173 ГПК при признании ответчиком иска и принятия его судом принимается решение об удовлетворении заявленных истцом требований. Но, тем не менее, мы понимаем, что нет аргументов здравого смысла, элементарной логики, которые бы оправдывали перенесение дела в судебное разбирательство при признании ответчиком иска, но одновременно оправдывали бы завершение дела без перенесения его в судебное разбирательство при отказе истца от иска и заключения мирового соглашения[2].

4. ГПК РСФСР 1964 г. даже в его позднейшей редакции исходил из непоколебимого, не знавшего исключения постулата: «Если процесс возбуждается, с постановлением решения по делу, он может быть завершен только в стадии судебного разбирательства». Новый ГПК допускает возможность завершения гражданского дела с принятием решения и фиксирует это в таком тексте: «В предварительном судебном заседании может рассматриваться возражение ответчика относительно пропуска истцом без уважительных причин срока исковой давности для защиты права и установленного федеральным законом срока обращения в суд. При установлении факта пропуска без уважительных причин срока исковой давности или срока обращения в суд судья принимает решение по делу об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу» (ч. 6 ст. 152). Итак, в стадии подготовки в предварительном судебном заседании при некоторых условиях, предопределенных, в частности, ст. 199, 205 ГК РФ, судья не только может, но и обязан вынести решение об отказе в иске в случае пропуска сроков исковой давности.

Правила об исковой давности чрезвычайно сложны, но материально-правовой их смысл с позиции действующего российского гражданского законодательства не может оспариваться. В свое время это хорошо было показано известным специалистом в данной области М. Я. Кирилловой, которая, полемизируя с А. А. Добровольским, рассматривавшим исковую давность с преувеличением в ней роли процессуального элемента, писала, что решение вопроса о восстановлении срока исковой давности или об отказе в нем может быть правильным лишь тогда, когда выяснится наличие или отсутствие самого нарушенного материального субъективного права1. Вот почему все вопросы материального права, связанные с пропуском срока исковой давности, требуют полноценного судебного разбирательства, и его предметом является не только демонстрация умения правильно интерпретировать правила гл. 12 ГК об исковой давности, но и все положения гражданского законодательства, регулирующего взаимоотношения сторон[3] [4]. Если бы было позволительным говорить не только о неправильных судебных постановлениях, но и о неправильных законах, то как раз ч. 6 ст. 152 ГПК следовало бы отнести к таковым. В ч. 6 не содержится ответа на вопрос, как должен поступить судья, если он признает причину пропуска исковой давности уважительной. Процессуалисты (это их норма!) констатируют: если причины пропуска срока исковой давности признаны уважительными, то судья выносит определение о восстановлении пропущенного срока1. Это суждение ошибочно, ибо, судя по содержанию ст. 205 ГК, срок исковой давности может быть восстановлен только в решении суда по результатам судебного разбирательства[5] [6]. Автор не учел, что восстанавливать определением можно только процессуальные сроки (ст. 112 ГПК), но не сроки исковой давности, являющиеся материально-правовыми. Есть и другие ошибочные интерпретации положений ч. 6 ст. 152 ГПК.

Так, по мнению А. И. Зайцева действующий ГПК закрепил положение о том, что вопрос о неуважительности причин пропуска срока исковой давности может рассматриваться исключительно в стадии подготовки дела к судебному разбирательству - в ходе предварительного судебного заседания[7]. Но это уже прямо противоречит не только нормам ГК, но и ст. 198 ГПК, в которой нормы о содержании решения должны оцениваться с учетом того, что «автором» решения является суд, а не судья в стадии подготовки.

Но ошибки и трудности толкования правил ч. 6 ст. 152 ГПК спровоцированы самими этими правилами. Трудно найти ответ на вопрос, как должен поступить судья, если возражения ответчика относительно пропуска истцом срока исковой давности не соответствуют действительности, а если и соответствуют, то имеются обстоятельства, указывающие на уважительность причин пропуска этого срока. Правила об аналогии процессуального закона, известные только ГПК (ч. 4 ст. 1), не позволяют решить проблему.

Председатель Совета Федерации С. Миронов констатировал низкое качество законодательной работы при полном отсутствии ответственности разработчиков законопроекта[8]. Нормой стали нестабильность, частые случаи пересмотра законов. Содержание ст. 152 ГПК хорошо иллюстрирует это положение в законодательстве страны.

  • [1] Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005 № 1. С. 24
  • [2] См. подробно: Гапеев В. Н. Подготовка гражданских дел к судебному разбирательству. Ростов н/Д, 1998.С. 70-71.
  • [3] Кириллова М. Я. Исковая давность. М., 1966. С. 11 После принятиядействующего ГК позиция этого автора не претерпела изменений (см.: Гражданское право. Часть первая / Под ред. Т. Н. Илларионовой, Б. М. Гонгало,В. А. Плетнева. М., 2001. С. 257-258.
  • [4] О сложности толкования правил об исковой давности свидетельствует содержание известного постановления Пленума Верховного Суда РФ и ПленумаВысшего Арбитражного Суда РФ от 12, 15 ноября 2001 г. № 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности». См.: Российская газета. 2001. 8 дек.
  • [5] Гражданский процесс России / Под ред. М. А. Викут. М., 2004, С. 259(автор соответствующего раздела - Е. Г. Гришина).
  • [6] См. также: Фаршатов И. А. Исковая давность. Законодательство, теорияи практика. М., 2004. С. 168.
  • [7] Афанасьев С. Ф., Зайцев А. И. Гражданский процесс: Учеб.-метод, комплекс. М., 2004. С. 239-240.
  • [8] Миронов С. Нельзя жить по законам кризиса // Парламентская газета.2005. 2 марта.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >