Конформизм и нонконфоризм

В научных публикациях явление конформизма рассматривается на двух уровнях.

  • 1. В границах исследования типологии обществ, психических типов либо общей теории общественных явлений; сюда можно отнести работы А. Токвилля, Дж. Милля, Г. Тарда, Э. Дюркгейма, Р. Мертона, Д. Рисмана, Ф. Знанецкого, С. Оссовского.
  • 2. В границах эмпирических исследований общественной психологии с применением группового эксперимента, стандартизированной ситуации, шкалирования, тестов, социометрии и т.д.; здесь наиболее значительными являются работы Ш. Аша, Э. Торндайка, подтверждающие тезис о склонности людей подчиняться мнению большинства либо тех, кто в их глазах является авторитетом.

Чаще всего в науке пользуются понятиями конформизма и нонконформизма, взятыми из обыденного языка, т.е. уже имеющими эмоциональную окраску и оценочную характеристику. В результате такой интерпретации понятие конформизма получает отрицательную оценку, а характеризуемый этим понятием субъект морально дисквалифицируется. Конформизм лишается тех положительных аспектов, которыми он, несомненно, обладает, так как определенная степень конформизма для любого общества столь же необходима, как и система норм.

Приклеивание кому-либо ярлыка нонконформиста может вызвать у нас три различные оценки:

  • 1) нонконформистов полагают за людей смешных и безвредных, пренебрегая их инакомыслием;
  • 2) нонконформисты вызывают возмущение и порицание;
  • 3) такие индивиды оцениваются положительно, в их исключительности усматривается наличие позитивных ценностей, например признаков гениальности и т.п.

Конформизм часто снабжается прилагательными «правдивый», «здоровый» и т.д. Элементы нонконформизма выступают в элитарных моделях, которые становятся тогда фоном для выражения требований, предъявляемых обществу (нонконформизм революционеров XIX в., модель стоического мудреца в учении Сенеки и т.д.). Нонконформизм как протест против мещанских взглядов был существенной чертой художественной богемы.

Касаясь изображения конформизма в художественной литературы, автор дает характеристику ряда литературных портретов в произведениях писателей различных стран: герой повести К. Филипповича «Памятник Антигерою», Отто Бэббит — «воплощенный конформизм» (в романе американского писателя С. Льюиса «Бэббит»), итальянский вариант конформизма — Марчелло с его стремлением быть таким, как все (А. Моравио, «Конформист»). Конформизм, воплощенный в этих образах, имеет ярко выраженную моральную (отрицательную) характеристику.

Иногда конформизм понимают как свойство, присущее людям определенного психического типа, — например, в исследованиях общественной психологии часто пользуются понятием «авторитарная личность». Такой подход присущ, в частности, Рисману и Зна- нецкому. Так, Рисман различает три психических типа, являющихся продуктом определенных стадий развития общества:

  • 1) руководствующийся традицией — доминирует в статичных обществах (средневековая Европа и современная Индия);
  • 2) руководствующийся внутренними принципами и ценностями — доминирует в динамических обществах (например, Америка периода индустриализации);
  • 3) руководствующийся внешними ценностями — доминирует в современном урбанизированном обществе.

Ф. Знанецкий в работе «Люди сегодняшние и цивилизации будущего» утверждает, что в каждом современном обществе существует три типа людей, формирующихся в период своего детства и юности тремя различными общественными кругами: воспитывающей средой (родители и школа), средой труда и средой увеселений, выделяя соответственно: а) людей хорошо воспитанных; б) людей труда; в) людей зрелищ. У Знанецкого конформизм неотделим от «хорошего воспитания».

При обыденной отрицательной оценке конформизма к этической эмоции часто присоединяется эстетическое осуждение: отвращение людей искусства к мещанству в большей степени было эстетическим. Конформист для них — человек невыразительный, «маленький человечек», бесцветный либо, подобно хамелеону, приобретающий любую окраску, не вызывающий положительных эстетических ассоциаций как в силу своей посредственности, так и за отсутствие физической красоты.

Нонконформизм обычно отличается совершенно иными эстетическими характеристиками, что легко проследить, обратившись, например, к истории автопортрета XIX—XX вв. Художники подчеркивают в своих автопортретах высокий лоб, выразительные глаза, экспрессивный жест или — в период романтизма — развеваемые «ветром творчества» волосы, небрежно наброшенный на плечи плащ — все то, что в различные эпохи означало бунтарство и одаренность.

Касаясь специфики образования понятий конформизма и нонконформизма, отметим живучесть в некоторых кругах индивидуалистических традиций, вызванных годами национальной зависимости и поддерживаемых романтической литературой, восхваляющей героя-индивидуалиста, противостоящего обществу. Однако и к пониманию конформизма современной социологией как типичного для жизни современных обществ, в которых человек не имеет «крайностей», т.е., иначе говоря, лишен индивидуальности, нельзя отнестись некритически.

Факт «униформизации» личности в буржуазном обществе несомненен. Эта тенденция была подмечена еще в конце XIX в. Дж. Ст. Миллем в его «Утилитарианизме» (1863) и с ростом урбанизации все более усиливается, но попытки буржуазных социологов объяснить потерю индивидуальности как цену, которую вынужден платить современный человек за блага научно-технической революции, несостоятельны.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >