Международные проблемы Ближнего Востока в начале XXI в.

Третья мировая война: поле боя — весь мир

Мы думаем, что войну с международным терроризмом можно считать третьей мировой войной.

Первую мировую войну можно назвать окопной.

Вторая мировая война, хотя и охватила огромные территории, все-таки имела четко очерченные границы поля боя.

Нынешняя война с международным терроризмом, которую можно считать третьей мировой войной, имеет ту особенность, что полем боя является весь мир. Терроризм стал глобальным явлением, его вспышки можно ожидать всюду и в любое время.

Нет такой золотой пули, которая могла бы победить терроризм.

Необходимо использовать весь комплекс мер в борьбе с этим злом.

В чем причины нынешнего бума «исламского терроризма»?

Некоторые теоретики, такие как Сэмюэл Хантингтон, видят в нынешнем противоборстве в мире сшибку или глобальное столкновение цивилизаций, войну между Демократией и Исламом и даже предрекают войну между Западом и остальным миром. Но такие утверждения в значительной мере перекликаются с мессианской риторикой Усамы бен Ладена, который призывает именно к такой войне. Различие между террористами бен Ладена и нищими и голодными жителями стран третьего мира, которых он пытается призвать к оружию, — это различие между группировками исламских радикалов, чья идеология противоречит основам религии, от имени которой они действуют, и миллионами мужчин и женщин, главная забота которых — накормить своих детей.

Нынешнее противоборство в мире — это не столкновение цивилизаций, а диалектическое отражение тех противоречивых процессов, которые идут в быстро глобализирующемся мире. В числе этих причин мы бы назвали и ошибки стратегов Запада, главная из которых состоит в том, что они считают свои духовные ценности универсальными, пригодными для всех народов. Но ведь мир состоит из народов и цивилизаций, имеющих разные системы ценностей. Мир был и остается полицивилизационным. Мы думаем, что в мире и в прошлом и в настоящем было бы меньше насилия, если бы Запад научился уважать культурную уникальность других цивилизаций.

Нынешняя мировая война — это война за души и сердца людей. Самая большая надежда на обеспечение прочного и долговременного мира — это глубокое понимание тех культурных факторов, которые делают идею джихада притягательной для столь многих людей в исламском мире.

Давайте попробуем ответить на такой вопрос: что заставляет группы исламских радикалов чувствовать себя отчужденными от своих собственных правительств и от большинства человечества до такой степени, что они готовы пожертвовать своими жизнями ради разрушения статус-кво? Что заставляет гораздо более многочисленные группы людей симпатизировать и поддерживать этих исламских радикалов и их войну террора?

В случае Аль-Каиды и нескольких других исламских террористических организаций можно назвать следующие основные факторы, порождающие недовольство десятков тысяч людей. Во-первых, правительства самых влиятельных мусульманских стран по своей природе авторитарные и недемократические. Во-вторых, правительства этих стран воспринимаются как светские или отступнические. В-третьих, эти государства воспринимаются как западные марионетки, сохраняющие власть благодаря поддержке «американских неверных». В-четвертых, считается, что США руководствуются только своими эгоистическими стратегическими интересами, и, в- пятых, американскую культуру считают разложившейся и упадочнической. Как пишет Майкл Доран, исламские радикалы «рассматривают современную западную цивилизацию как источник зла, распространяющий идолопоклонство по всему миру в форме секу- ляризма»[1]. Они считают многих лидеров влиятельнейших мусульманских стран отступниками. По их мнению, «неисламское поведение этих лидеров показывает, что они служат безбожному Западу, точно так же как когда-то мусульманские правители служили монголам»[2].

Как известно, война в Ираке не сделала мир более безопасным. Вопреки обещаниям Вашингтона, она не помогла уничтожить терроризм и урегулировать палестино-израильский конфликт. Палестинское урегулирование постиг крах. А война с терроризмом оказалась отброшенной назад. По данным Международного института стратегических исследований в Лондоне, в мире сейчас гораздо больше террористических группировок, чем год назад.

Если говорить о цене, которая уплачена за иракскую войну, надо добавить 1 тыс. убитых американцев, 10 тыс. иракцев, отчуждение европейских союзников от США, массовое усиление антиамериканизма по всему миру, особенно в арабских странах.

Война в Ираке 2003 г. показала, что в мире сложился новый баланс сил. Если раньше кто-либо и сомневался в недостижимой для всех других военной мощи США, эта война убедила самых упрямых скептиков.

В настоящее время США, обладая 4% населения и 7% территории земного шара, дают 30% мирового ВВП, 20 — мировой промышленной продукции, 15% международной торговли. На США приходится в настоящее время почти половина мировых военных расходов, и никакая противостоящая коалиция государств не способна создать контрбаланс силы. Со времен Римской империи ни одно государство не имело столь внушительного военного превосходства над всеми другими. Возникает новый мировой порядок во главе с США. Выражения «Pax Amerikana» и «американская империя» станут, вероятно, важнейшими терминами политического словаря XXI в.

В своей только что опубликованной новой книге «Выбор» Бжезинский утверждает, что у администрации Буша есть выбор: или господствовать над миром, или вести его за собой, но она все больше склоняется к первому. «Я обвиняю администрацию в том, — пишет Бжезинский, — что она фактически сказала остальному миру: «Кто не с нами, тот против нас», вынуждая остальных просто подчиниться или занять враждебную позицию по отношению к нам».

В данном случае с Бжезинским нельзя не согласиться.

Как правильно подметил американский исследователь Филлис Беннис в своей недавно вышедшей книге «До и после. Внешняя политика США и война против терроризма», «каждая империя в истории создавала свои собственные законы для управления своими обширными владениями и колониями. Фукидид писал о том, как Афины управляли Мелосом — островом, сопротивлявшимся греческой полонизации с помощью законов, совершенно отличных от тех, которыми управлялась метрополия. Римская империя в основном последовала этому примеру, имея одни законы для самого Рима и другие для своих обширных владений. Османская, Российская и Британская империи поступали так же. Наконец, в конце XX в. наступила очередь Вашингтона, который приобрел немыслимую до тех пор военную, экономическую и политическую мощь»[3].

Законы возникающей на наших глазах Американской империи пронизаны высокомерием, высокомерием абсолютной власти, которой не угрожает никакая другая глобальная сила. США требуют, чтобы все другие государства подписывали одобренные ООН договоры и другие международные соглашения, в то же время освобождая самих себя от этой обязанности. Так, США отказались признать Международный суд в 1998 г., отказались подписать в 1997 г. Конвенцию о противопехотных минах, Конвенцию о правах детей, Закон о морском праве, Договор о всеобъемлющем запрете испытаний ядерного оружия и другие. Особенно наглядно этот двойной стандарт Вашингтона в отношении Устава ООН и международного права был продемонстрирован нападением США на Ирак весной 2003 г. Стало ясно, что Вашингтон не собирается делать то, что он требует от других. Он полностью игнорирует ООН и присвоил себе право решать, когда и где он будет применять силу.

Европа не хочет утратить самостоятельную роль и стать пешкой на великой шахматной доске мировой политики, о которой писал Бжезинский.

Однако Европа только в том случае станет самостоятельным планетарным игроком, если ее ядро — Германия и Франция создадут единый блок Европейский Союз плюс Россия. Тогда ЕС превратится из «общего рынка» в геополитический субъект международных отношений.

Поэтому перед Россией сейчас стоит альтернатива: или примкнуть к европейскому ядру и составить сильный противовес Америке, или стать вассалом США и покорно следовать в фарватере их политики.

Америка будет создавать мировой порядок по собственной модели. Она не смирится с тем, что Китай становится планетарным игроком и уже играет ведущую геополитическую роль в Восточной Азии и в ЮВА.

Этим далеко идущим американским планам создания Рах Americana можно помешать, только если Европа плюс Россия плюс Китай станут планетарными игроками и если будут созданы новые международные институты по обеспечению глобальной безопасности и стабильности, если ООН превратится из наблюдателя в субъекта международных отношений. Для этого СБ ООН должен быть расширен: вместо пяти постоянных членов должно быть десять, в том числе Германия, Япония, Индия, Бразилия, Египет и ЮАР.

Обобщая все сказанное, следует констатировать, что в начале XXI в. мир явно отошел от биполярной системы и в международных отношениях наметилась тенденция развития в направлении однополярного мира. Эта тенденция представлена имперской политикой США, в основе внешней политики которых лежит комплекс военного, экономического и геополитического превосходства над всеми другими странами мира.

  • [1] Doran М. Somebody Else’s Civil war // How did this happen: Terrorism and theNew War. 2001. N.Y. P. 36.
  • [2] Doran М. Somebody Else’s Civil war // How did this happen: Terrorism and theNew War. 2001. N.Y. P. 41.
  • [3] Bennis Ph. Before and After. US Foreign Policy and the War on Terrorism. Gouster-shire, 2003. P. 104.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >