Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Банковское дело arrow Банковские технологии и преступность

Банковские технологии и преступления совершаемые с их использованием в период 1930 г. - середина 80-х г. XX века

Основные положения кредитной реформы 1930—1932 гг., как известно, были определены постановлением ЦИК и СНК СССР от 30 января 1930 г.1, вступившим в силу с 1 апреля 1930 г. В преамбуле данного постановления, в частности, указывалось: «Существующая до сих пор система отпуска товаров в кредит в обобществленном секторе, проводившая к усложнению путей прохождения кредита и к затруднениям при его планировании, должна быть ликвидирована и заменена исключительно банковским кредитованием. Само банковское кредитование должно быть организовано таким образом, чтобы нуждающиеся в кредите предприятия и организации получали его, минуя посредствующие звенья». Несколько позже это положение было дополнено запрещением выдачи авансов и задатков, если последние не разрешены особо Министерством финансов СССР или Правлением Госбанка СССР. Прямое банковское кредитование стало осуществляться на основе кредитного плана, согласованного с высшими органами управления хозяйством, т.е. на началах плановоцелевого назначения, а также срочности и возвратности предоставляемых кредитов[1] [2].

В соответствии с рассматриваемым постановлением запрещалось отпускать товары и оказывать услуги друг другу (государственным органам, кооперативным организациям и смешанным акционерным обществам без участия иностранного капитала) в кредит, который заменялся исключительно банковским кредитованием.

В результате реализации постановления от 30 января 1930 г. все краткосрочное кредитование было сосредоточено в Госбанке страны на плановых началах и просуществовавшее, за некоторыми изменениями, до 1987 г. При этом объединениям и трестам, а в последующем министерствам, было предоставлено право перераспределять лимитные (кредитные) средства между входящими в их состав предприятиями.

Постановлением также были реорганизованы Всекобанк, Укра- инбанк и сельскохозяйственные кредитные организации. Филиалы первых двух банков были ликвидированы, а их работу постановлялось тесно связать с Госбанком. Центральный Сельскохозяйственный Банк Союза ССР реорганизуется во Всесоюзный Сельскохозяйственный Кооперативно-Колхозный Банк, который должен был составлять годовые кредитные планы совместно с Всесоюзным Советом Сельскохозяйственной Кооперации и после утверждения Советом Труда и Обороны СССР реализовывать их.

Реорганизация сельскохозяйственных кредитных товариществ главным образом была связана с прекращением ими заниматься производственной, сбытовой, снабженческой и торговой деятельностью.

Данные товарищества с этого времени являлись низшим звеном, посредством которого Государственный Банк СССР и Всесоюзный Сельскохозяйственный Кооперативно-Колхозный Банк по генеральному соглашению кредитовали: а) коллективные хозяйства (коммуны, артели и товарищества по общественной обработке земли) на их собственные нужды, б) сельскохозяйственные производственные объединения (поселковые товарищества) как на их собственные нужды, так и на производственные нужды их членов, в) единоличные бедняцкие и середняцкие крестьянские хозяйства, не охваченные производственными объединениями.

Постановлением СНК СССР от 14 января 1931 г. «О мерах улучшения практики кредитной реформы» было отмечено, что платежи поставщикам впредь производит не Госбанк, а сам покупатель за счет своих собственных средств или за счет полученного в банке кредита. Причем товар оплачивается банком только при наличии согласия покупателя принять поставленную ему продукцию. Это согласие покупателя выражается в форме акцептования им счета или его поручения в форме аккредитива. Покупатель также мог открыть особые счета в филиалах банка по месту нахождения своих постоянных поставщиков.

Эти три формы расчетов стали основными, причем преимущественной формой являлась акцептная. Постановление ликвидировало автоматизм расчетов и внедрило в практику кредитования систему расчетных кредитов, открываемых для поставщиков. В результате этого поставщику стали предоставляться кредиты на суммы стоимости товаров в пути и в размере, компенсирующем его затраты на производство и отгрузку продукции. Причем средства поставщику предоставлялись до момента получения им денег от покупателей его продукции.

Мероприятия правительства, проведенные в течение 1931 г., завершили по существу кредитную реформу. Особо важное значение в этой связи имело постановление СТО от 23 июля 1931 г. «Об оборотных средствах государственных объединений, трестов и других хозяйственных организаций». Согласно постановлению каждая хозяйственная организация для выполнения производственного плана наделялась собственными оборотными средствами в размерах, покрывающих потребность в образовании минимальных неснижае- мых запасов сырья, основных и вспомогательных материалов, готовых изделий и товаров, а также отчислений в расходы будущих периодов.

Также был установлен порядок, при котором необходимый прирост собственных оборотных средств, вызываемый увеличением объема производства и хозяйственного оборота, должен был покрываться, прежде всего, за счет собственных накоплений, а при их недостатке — за счет банковского кредита. Их движение стало отражаться на различных счетах в банке: собственных средств — на расчетном счете хозоргана, заемных — на ссудном счете в Госбанке. С 1 ноября 1931 г. был ликвидирован единый контокоррентный счет, на котором обезличенно отражалось движение собственных и заемных средств.

По постановлению ЦИК и СНК СССР от 5 мая 1932 г. финансирование и кредитование капитальных вложений было возложено на четыре специальных банка:

  • — Банк финансирования капитального строительства промышленности и электрохозяйства (Промбанк), преобразованный из банка долгосрочного кредитования промышленности и электрохозяйства;
  • — Банк финансирования социалистического земледелия (Сельхозбанк СССР), созданный на базе Фонда долгосрочного производственного кредитования Госбанка СССР;
  • — Банк финансирования капитального строительства кооперации (Всекобанк), созданный на базе Всероссийского кооперативного банка;
  • — Банк финансирования коммунального и жилищного строительства (Цекомбанк СССР).

На Промбанк возлагалось финансирование в порядке безвозвратных вложений и долгосрочных ссуд капитального строительства всех государственных предприятий и строительных организаций союзного, республиканского и местного значения, подведомственных народным комиссариатам тяжелой промышленности, легкой и местной промышленности, снабжения, внешней торговли и Комитету заготовок при СТО, а также капитального строительства железнодорожного, водного и воздушного транспорта.

Сельхозбанк СССР финансировал безвозвратные вложения и выдавал долгосрочные ссуды на капитальные вложения государственных сельскохозяйственных предприятий и организаций, а также колхозов. С созданием подрядных строительно-монтажных организаций, осуществляющих капитальное строительство в сельском хозяйстве, Сельхозбанк стал заниматься и краткосрочным кредитованием.

Торгбанк предоставлял долгосрочные ссуды на капитальное строительство в системе кооперации, кроме жилищной. С 1 января 1933 г. банку было поручено безвозвратное финансирование капитального строительства отделов рабочего снабжения и организаций Комитета заготовок. Развертывание технической базы государственной торговли и кооперации, необходимость усиления контроля потребовали изменения характера банковских операций. В 1936 г. Всекобанк был ликвидирован, его активы и пассивы переданы вновь созданному Всесоюзному банку финансирования капитального строительства торговли и кооперации (Торгбанку СССР).

Цекомбанк безвозвратно финансировал и выдавал долгосрочные кредиты на жилищное, коммунальное и культурно-бытовое строительство, комплексное строительство новых городов и поселков.

В результате организации специальных банков по безвозвратному финансированию и долгосрочному кредитованию капитальных вложений различных отраслей народного хозяйства была четко разграничена сфера деятельности специальных банков и учреждений Госбанка. Краткосрочное кредитование народного хозяйства окончательно сосредоточилось в Госбанке СССР, а финансирование и долгосрочное кредитование капитальных вложений — в Промбанке, Сельхозбанке, Торгбанке, Цекомбанке и местных коммунальных банках. Учреждения Госбанка могли заниматься финансированием и долгосрочным кредитованием лишь по поручению соответствующего специального банка в пределах утвержденного ему правительством плана и при наличии проектно-сметной документации сооружаемых объектов.

Кроме того, в результате кредитной реформы было запрещено вексельное обращение, закрыты товарные и фондовые биржи. Это надолго прервало естественный процесс исторического развития банковской системы России1 и как следствие — банковских технологий.

Если говорить о законодательстве, регулирующем банковские технологии, то можно констатировать, что к началу 30-х годов оно было крайне ограниченным. Накануне перестройки Верховного Совета СССР был принят закон о кредитной системе. Его особенность состояла в том, что он не претендовал на подробное описание норм банковской деятельности. Можно сказать, что в нем содержались лишь общие основы, принципы деятельности банков в условиях централизованной системы управления[3] [4].

Данный закон оставлял подавляющую часть положений о кредитных, расчетных и других банковских технологиях специальным инструкциям существовавших в то время видов государственных банков. К примеру, по системе Госбанка СССР действовала инструкция № 1, регламентирующая технологию кредитования сезонных отраслей промышленности, заготовительных организаций, транспорта и связи. Отдельно существовала инструкция, определяющая технологию кредитного планирования (инструкция № 8), технологию безналичных расчетов (инструкция № 4), технологию кредитования совхозов (инструкция № 14), технологию кредитования колхозов (инструкция № 15) и т. д. Выполнение этих инструкций являлось обязательным как для банков, так и для их клиентов, не имеющих возможность обратиться за банковским продуктом в кредитную организацию другого типа.

Помимо названных инструкций банковские технологии регулировались иными немногочисленными нормативными актами Госбанка, как, например, «Основными положениями по кредитованию промышленности», «Инструкцией о порядке проведения расчетных операций промышленности». Как следовало из содержания последних нормативных актов, Государственный Банк СССР превратился в расчетный центр и плановое учреждение всего народного хозяйства, использовался как сигнализатор отклонений на производстве от количественных и качественных заданий планов.

Наряду с законом о кредитовании был принят закон о предприятии (объединении), где банкам был отведен один параграф, описывающий основные направления банковской деятельности.

В соответствии со ст. 6 Конституции СССР (1936 г.) банки являлись собственностью государства и находились в полной зависимости от органов государственной власти. Социалистическая банковская система отрицала многообразие типов банков не только по виду собственности, но и характеру деятельности. Следствием этого явилось исчезновение из банковской практики коммерческих, ипотечных, городских банков, кредитной кооперации мелких кредитных учреждений, успешно действовавших до 1917 года.

При полном господстве в экономике государственной формы собственности на средства производства, мероприятия по денежно- кредитному регулированию сводились к жестким ограничениям операций с наличностью и централизованному перераспределению через банковскую систему безналичных денежных средств предприятий и организаций в рамках единого государственного ссудного фонда страны. Распределение средств этого фонда осуществлялось централизованно в соответствии с утвержденными кредитными планами.

В 50-х — начале 60-х годов окончательно завершается создание советской банковской системы. В 1954 г. Госбанк СССР выводится из системы Министерства финансов СССР, в которой он находился с небольшим перерывом с момента образования. В 1957 г. ликвидируется Торгбанк, в 1959 г. — Сельхозбанк, Цекомбанк и местные коммунальные банки. Их функции передаются Госбанку и учрежденному Стройбанку, созданному на базе Промбанка. В этот же период Стройбанк выделяется из системы Министерства финансов СССР, в которую он входил со времен образования. С 1 января 1963 г. из Министерства финансов СССР в Госбанк передается система сберегательных касс. Таким образом, к середине 60-х годов в СССР окончательно сложилась советская банковская система, она имела строго централизованный характер, жесткое вертикальное построение и представляла собой систему государственных учреждений, в которую входили Госбанк СССР, Всесоюзный банк финансирования капитальных вложений (Стройбанк СССР), Банк для внешней торговли СССР (Внешторгбанк СССР), Государственные трудовые сберегательные кассы СССР (Гострудсберкассы). Управление банковской системой было возложено на Госбанк СССР, который функционировал как своеобразное министерство банков, непосредственно подчиненное Совету Министров СССР.

Центральным звеном советской банковской системы являлся Государственный банк СССР, подчинявшийся непосредственно Правительству страны. Госбанк осуществлял краткосрочное кредитование производства и обращения товаров; финансирование и долгосрочное кредитование капитальных вложений в сельское хозяйство, и потребительскую кооперацию; финансирование капитального ремонта и кредитование внедрения новой техники; долгосрочное кредитование индивидуального жилищного строительства на селе; производство расчетных операций, а также кассовое обслуживание народного хозяйства и бюджета. Наконец, Госбанк обладал монопольным эмиссионным правом на выпуск в обращение на территории СССР как банковских билетов, так казначейских билетов и металлической разменной монеты.

Стройбанк СССР (Всесоюзный банк финансирования капитальных вложений) являлся государственным банком финансирования и кредитования капитальных вложений отраслей народного хозяйства Союза ССР. Банк производил операции по финансированию, долгосрочному кредитованию капитальных вложений объединений, предприятий, организаций промышленности, строительства, геологии, транспорта, связи, торговли, жилищно-коммунального хозяйства, учреждений просвещения, науки, культуры, здравоохранения. Кроме этого Стройбанк осуществлял краткосрочное кредитование и расчеты в строительстве, геологии и прочие операции, связанные с обслуживанием капитального строительства.

Внешторгбанк СССР (Банк для внешней торговли) как акционерный банк, основным учредителем которого выступало государство, производил кредитование внешней торговли, реализовывал технологии инкассовых, аккредитивных, комиссионных и других операций по расчетам с иностранными банками-корреспондентами. Кроме того, 1) осуществлял клиринг между банками по товарообороту и операциям неторгового характера, 2) выполнял операции внутри страны по расчетам советских внешнеторговых организаций с поставщиками экспортных и заказчиками импортных товаров, 3) принимал средства в советской и иностранной валюте на счета и во вклады, 4) выдавал поручительства по денежным обязательствам,

5) покупал и продавал иностранную валюту и платежные документы в иностранной валюте, 6) производил операции с векселями и дорожными чеками, принимал на хранение от клиентов драгоценные металлы, ценные бумаги и иные ценности и 7) осуществлял другие банковские технологии.

Гострудсберкассы СССР (Государственные трудовые сберегательные кассы) представляли собой единое общесоюзное кредитное учреждение, включающее сберегательные кассы: центральные, I и II разрядов и агентства, основная цель которых сводилась к аккумулированию свободных денежных средств населения для нужд государства. Гострудсберкассы принимали денежные вклады, размещали государственные внутренние займы, осуществляли расчетно-кассовое обслуживание населения. Они имели тысячи своих учреждений по всей стране и действовали под руководством Госбанка СССР.

Основными технологиями, реализуемыми сберегательными кассами были банковские технологии депозитных операций (состояли в приеме и выдаче вкладов), которые, в свою очередь, подразделялись на технологии вкладов до востребования и вкладов на предъявителя, технологии вкладов срочных и выигрышных, технологии вкладов условных и вкладов на текущих счетах, технологии вкладов молодежно-премиальных, денежно-вещевых выигрышей и срочных с дополнительными взносами, технологии вкладов на единую сберегательную книжку и целевые вклады на приобретение легковых автомобилей.

В конце 70-х — начале 80-х годов сберегательные кассы начали широко использовать в своей практике технологии, связанные с перечислением во вклады средств из причитающихся вкладчикам от предприятий и организаций; безналичные расчеты населения с торговыми, коммунальными и другими предприятиями путем перечислений по поручениям вкладчиков в пользу предприятий и организаций платежей и выдачи населению чеков для расчетов в установленном порядке за товары и услуги; выплата заработной платы рабочим и служащим, и заработков колхозникам через сберегательные кассы.

Роль кредитных организаций на местах, по сути, сводилась к распределению денежных средств посредством реализации технологий банковского кредитования в соответствии с инструкциями и на цели, предусмотренные планом.

Таким образом, все банковские операции концентрировались практически в одном банке — Госбанке СССР, имевшем разветвленную систему территориальных учреждений на местах (в 1983 г. их число доходило до 4,5 тысяч), и по существу в двух его крупных «филиалах» — Стройбанке СССР и Внешторгбанке СССР.

Исследование вопросов, связанных с использованием при реализации банковских технологий банковских счетов в советский период, позволяет отметить, что изменившиеся экономические и политические условия способствовали появлению новых разновидностей счетов. Это представляется вполне закономерным, поскольку изменяющиеся требования к банковским технологиям объективно меняли условия функционирования банковских счетов.

Использование банковских счетов при реализации банковских технологий в советский период регулировалось достаточно обширным массивом нормативных актов, принятых различными государственными органами. Вначале это были декреты и постановления ЦИК, СНК, Наркомфина и других органов, затем — постановления Совета Министров, в том числе совместно принятые с ЦК КПСС, уставы Государственного и других банков, отраслевые нормативные акты, ведущую роль среди которых играли инструкции, письма, приказы и телеграммы Государственного банка СССР. Отметим некоторые из них.

Декрет СНК от 30 июня 1921 г. «Об отмене ограничений денежного обращения и мерах к развитию вкладной и переводной операций» отменил все ограничения относительно размера денежных сумм, находящихся на руках частных лиц, и установил впервые в советский период банковскую тайну.

Декрет СНК от 30 февраля 1922 г. «О хранении средств государственных организаций на текущих счетах в Госбанке» способствовал увеличению пассивов Госбанка, но вместе с этим затруднил прилив денежных средств к другим кредитным учреждениям. Эта проблема была решена постановлением СНК «О кассовых операциях государственных учреждений и организаций», которое устанавливало, что обязательное размещение денежных сумм на текущих счетах в Госбанке предписывалось только нехозрасчетным бюджетным организациям. Другим учреждениям предоставлялось право держать свои средства на текущих счетах, как в Госбанке, так и в других кредитных учреждениях.

Постановлением «О вкладных операциях Госбанка и о правилах приема денежных переводов за границу», утвержденным СНК 1 апреля 1922 г., Госбанку было предоставлено право принимать на текущие счета и во вклады золото и серебро в монете и слитках и иностранную валюту, с условием возврата вкладчику его вклада теми же металлами или валютой, но с выплатой процентов в валюте РСФСР. В результате издания этого очень важного документа появилось два новых вида текущих счетов: для хранения иностранной валюты с выплатой процентов и для хранения драгоценных металлов с выплатой процентов. После дополнений 1924-1926 гг. кредитные учреждения, принимающие иностранную валюту на текущие счета, имели право выплачивать проценты по ним в валюте счета.

Постановление ВЦИК и СНК от 15 февраля 1923 г. «О валютных операциях» обязало государственные и кооперативные учреждения и предприятия держать всю имеющуюся у них иностранную валюту на текущих счетах в Госбанке или в кредитных учреждениях, имеющих право производить валютные операции, которые, в свою очередь, обязаны были держать данные средства на текущих счетах в Госбанке.

26 декабря 1922 г. СНК принял постановление «Об учреждении государственных трудовых сберегательных касс», которое наделило гострудсберкассы правом открытия и ведения банковских счетов. Постепенно круг выполняемых гострудсберкассами операций по банковским счетам начинает расширяться: появляются переводные, аккредитивные и комиссионные операции. В феврале 1929 г. СНК и ЦИК СССР утвердили новое Положение о гострудсберкас- сах. В соответствии с ним гострудсберкассы участвовали в кассовом обслуживании населения и организаций, вели их счета. С 1933 г. гострудсберкассам передается кассовое обслуживание сельских Советов депутатов трудящихся и ведение их счетов.

В период Великой Отечественной войны основной задачей было привлечение вкладов от населения, и поэтому операции по банковским счетам имели второстепенное значение. После Великой Отечественной войны, нанесшей огромный ущерб стране, постепенно начинается активизация банковских операций по расчетно- кассовому обслуживанию, принимаются новые нормативные акты.

Расширению функций гострудсберкасс по расчетному и кассовому обслуживанию населения и организаций способствовало утверждение Советом министров СССР в 1948 г. Устава гострудсберкасс СССР, а также принятие Советом министров СССР в 1962 г. постановления «О передаче в ведение Госбанка СССР гострудсберкасс и расширении их функций», а впоследствии — утверждение в 1977 г. Советом министров СССР нового их Устава.

С утверждением в 1961 г. Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, и с принятием Гражданского кодекса РСФСР 1964 г., впервые на столь высоком уровне были закреплены (хоть и недостаточно полно) наиболее общие положения о расчетах и кредитовании; устанавливалось, что расчеты между организациями должны осуществляться в безналичном порядке через кредитные учреждения, где им открывались соответствующие счета. Организации могли распоряжаться денежными средствами со счетов в зависимости от их целевого назначения.

Постановлением Совмина СССР от 16 сентября 1983 г. были утверждены Основные положения о расчетах в народном хозяйстве

СССР, которые конкретизировали положения ГК РСФСР 1964 г. о расчетах. Этим же постановлением было утверждено Положение о штрафах за нарушения правил совершения расчетных операций.

Кроме этого существовало немало подзаконных актов Госбанка СССР и других банков (Стройбанка СССР, Внешторгбанка СССР), регулирующих операции по расчетам и кассовому обслуживанию, по порядку ведения отдельных видов банковских счетов.

Банковские технологии расчетных операций дифференцировались на следующие виды: банковские технологии расчетных операций по текущему счету; банковские технологии расчетных операций по контокоррентным счетам и как разновидность последней — банковские технологии расчетных операций по счетам МФО; банковские технологии расчетных операций с использованием бюджетных счетов; банковские технологии расчетных операций с использованием текущих счетов по внешней торговле (счетов по внешней торговле); банковские технологии расчетных операций по клиринговым счетам.

Банковские технологии расчетных операций по текущему счету характеризовались следующим образом.

1. До кредитной реформы 1930-х годов расчетно-кассовое обслуживание предприятий и организаций осуществлялось с использованием банковских технологий расчетных операций по текущим счетам, которые во многом сохраняют признаки таких технологий дореволюционного периода.

При реализации рассматриваемых технологий в 20-е годы прошлого века существовало два способа выдачи вкладных документов клиентам при открытии вкладов на текущие счета[5]. В первом случае клиенту при первом взносе выдавалась расчетная книжка, где впоследствии учитывалось движение средств на основе выдаваемых квитанций. Во втором случае, в соответствии с Инструкцией учреждениям Госбанка СССР по операциям текущих счетов, утвержденной Наркомфином СССР 19 февраля 1928 г., имела место система ведения лицевых счетов на свободных листах. Эта система означала, что клиент при открытии ему текущего счета расчетной книжки не получал, но ему выдавалась копия его лицевого счета, являющаяся доказательством платежей.

  • 2. С начала 30-х годов банковские технологии расчетных операций по текущим счетам, связанные с хранением денежных средств с целью получения дохода, теряют свое значение и переходят в самостоятельную разновидность — банковские технологии депозитных операций. В то же время такие технологии, связанные непосредственно с перечислением денежных средств, начинают приобретать несколько иной характер: постепенно сокращается круг операций, проводимых с использованием данных технологий, все большее их число имеет признаки административно- хозяйственных, с использованием банковских технологий расчетных операций перечисляются средства на оплату труда рабочих и служащих. Это происходит в связи с появлением нового вида счета — расчетного[6], на который переходит расчетно-кассовое обслуживание подавляющей части предприятий и организаций с текущего счета. После появления расчетного счета, банковские технологии расчетных операций по текущему счету продолжают применяться при расчетно-кассовом обслуживании лишь некоторых организаций, как правило, не занимающихся хозяйственной деятельностью (сельские (поселковые) Советы народных депутатов, бюджетные организации и учреждения, совхозы, общественные организации и т.п.) и связанных с административными расходами и оплатой труда. Нередко текущие счета открывались различным структурным отделениям и подразделениям предприятий. Кроме этого текущие счета имели кооперативы, юридические консультации.
  • 3. Впоследствии банковские технологии расчетных операций на текущих счетах были достаточно полно урегулированы Уставом гострудсберкасс СССР и приказом Госбанка СССР от 14 января 1983 г. № 204, в соответствии с которым при первом взносе клиент получал расчетную и чековую книжки.

Банковские технологии расчетных операций по текущему счету советского периода становятся преобладающими (как банковские технологии расчетных операций по текущим счетам в дореволюционном периоде) и играют исключительно важную роль в системе расчетов.

Банковские технологии расчетных операций по текущим счетам можно рассматривать также и предшественницей современных банковских технологий расчетных операций по металлическим счетам, т.е. по счетам для совершения операций с драгоценными металлами, т. к. существовали банковские технологии расчетных операций по текущим счетам, специально предназначенные для операций с драгоценными металлами. В соответствии с актом «О вкладных операциях Госбанка и о правилах приема денежных переводов за границу», утвержденным СНК 1 апреля 1922 г., Госбанку было предоставлено право принимать на текущие счета золото и серебро в монетах и слитках. Такие счета открывались и велись как в советской, так и в иностранной валюте, в зависимости от их целевого назначения. Существовали также банковские технологии расчетных операций по текущим субсчетам.

Банковские технологии расчетных операций по контокоррентным счетам характеризовались следующим образом. При нехватке на контокоррентном счете необходимых денежных средств для производства платежа банк имел возможность кредитовать такой счет1, т.е. по существу кредитовал лиц, которые использовали данный счет.

Банковские технологии расчетных операций по контокоррентным счетам в советский период детально урегулирован не был (также как и в дореволюционный). Некоторые указания о порядке реализации таких технологий имелись в единичных нормативных актах (например, в постановлении ЦИК и СНК СССР «О принципах построения кредитной системы» (1927 г.), в Уставе Госбанка СССР от 12 июня 1929 г. и т.п.).

Одновременно следует отметить, что некоторые признаки таких технологий противоречили их классическому пониманию. Речь здесь идет, прежде всего, о подвиде банковских технологий расчетных операций по контокоррентному счету — банковские технологии расчетных операций по специальным расчетным (текущим) счетам[7] [8]. Характеризовался данный подвид тем, что специальный расчетный (текущий) счет представлял из себя единый активнопассивный счет, по которому осуществлялось кредитование части колхозов в период с 1966 по 1984 гг. По данному счету проходили операции как по оплате товаров (услуг) и платежам в бюджет, так и по перечислению средств на счета капитальных вложений. В результате государство посредством кредитных организаций покрывало финансовые затруднения колхозов, немалая часть которых была нерентабельной. Таким образом, банковские технологии расчетных операций по контокоррентным счетам были предназначены для оказания государственной помощи слабым экономическим субъектам, что противоречит классическому положению о банковских технологиях расчетных операций по контокоррентному счету (кредитуются только экономически стабильные клиенты).

Банковские технологии расчетных операций по контокоррентным счетам были достаточно широко распространены, а реализация их имела важное значение для оборачиваемости денежных средств и для кредитования экономических субъектов. Данная разновидность технологий утрачивает свое значение и переходит в новое качество — банковские технологии кредитных операций в форме овердрафт или технологий банковского контокоррентного кредитования по счету.

В период НЭПа существовало достаточное количество кредитных организаций, которые в своей деятельности использовали банковские технологии расчетных операций по корреспондентским счетам, имея корреспондентские счета, как в советских, так и в иностранных кредитных организациях-корреспондентах. Например, Промбанк на 1 октября 1923 г. имел 38 корсчетов во всех главных европейских пунктах1.

В СССР существовала централизованная, достаточно отлаженная система межбанковских расчетов. Госбанк СССР, являясь кредитно-расчетным центром, строил свои корреспондентские отношения с другими кредитными организациями (Стройбанком СССР, Гострудсберкассами и т.п.) посредством корсчетов, открытых правлениям этих кредитных организаций в правлении Госбанка СССР. В целом расчеты по корсчетам Стройбанка СССР и Гос- трудсберкасс проводились в пределах кредитового сальдо[9] [10].

В качестве разновидности банковских технологий расчетных операций по корреспондентским счетам можно рассматривать банковские технологии расчетных операций по счетам МФО — счета для расчетов по межфилиальным оборотам, на которых отражались взаиморасчеты между подразделениями какой-либо кредитной организации по поручениям друг друга. С 1933 г. в систему расчетов по счетам МФО были включены сначала учреждения Госбанка СССР, а затем Внешторгбанка СССР; система, аналогичная системе расчетов по МФО, использовалась при взаимных платежах между учреждениями Стройбанка СССР и гострудсберкассами. В советский период система расчетов по МФО была достаточно четкой и эффективной.

В советский период банковские технологии расчетных операций с использованием бюджетных счетов имели особое значение и были достаточно широко распространены ввиду большого количества экономических субъектов, состоящих на бюджетном финансировании. С использованием данных технологий открывались и велись бюджетные счета кредитными организациями для распределения средств бюджетов соответствующих уровней и целевого их использования предприятиями, учреждениями и организациями. Правовое регулирование банковских технологий расчетных операций с использованием бюджетных счетов осуществлялось Госбанком СССР путем издания инструкции по кассовому исполнению государственного бюджета.

Среди прочих видов банковских технологий расчетных операций советского периода следует выделить достаточно распространенный — технологии с использованием счетов финансирования капитальных вложений, аккредитивный счет. Первые предназначались для перечисления средств по договорам подряда (субподряда) на капитальное строительство, вторые — для зачисления средств при открытии аккредитива и для производства расчетов по нему. Кроме того, применялись банковские технологии расчетных операций с использованием текущих счетов для расчетов по внешней торговле, а впоследствии — счета по внешней торговле, предназначенные для расчетов по внешнеторговым операциям, а также банковские технологии расчетных операций с использованием текущих счетов по бюджетным средствам и отдельных текущих счетов, предназначенных для распределения бюджетных средств.

Как особую разновидность банковских технологий расчетных операций по корреспондентским счетам необходимо рассматривать и банковские технологии расчетных операций по клиринговым счетам, также используемых в советских кредитных организациях и характеризующихся следующим.

  • 1. Клиринговый счет открывался в определенной кредитной организации и предназначался для взаимозачета встречных требований и обязательств кредитных учреждений. Клиринговые счета велись в Госбанке СССР, во Внешторгбанке СССР, в бюро взаимных расчетов.
  • 2. Для осуществления межгосударственного клиринга клиринговые счета могли открываться как в зарубежных кредитных учреждениях, так и во Внешторгбанке СССР на основании межгосударственных межбанковских соглашений[11].

Банковские технологии расчетных операций по клиринговым счетам в свою очередь имели подгруппу — банковские технологии расчетных операций по зачетным счетам. Счета по зачетам открывались отдельными банками и были менее распространены.

Кроме того, рассмотренные выше банковские технологии расчетных операций по счетам межфилиальных оборотов (МФО) имели некоторые признаки банковских технологий расчетных операций по клиринговым счетам, так как реализовывались также и при внутрибанковском клиринге.

Реализация технологий банковского кредитования была связана с использованием различных разновидностей ссудных счетов, среди которых следует выделить специальный текущий счет, специальный ссудный счет, отдельный ссудный счет, простой ссудный счет, кредитный счет. Различия между ними были обусловлены особенностями реализации технологий банковского кредитования (организационно-техническими, составом кредитуемых субъектов и т.п.).

В советский период, как известно, технологии банковского кредитования осуществлялись двумя способами: по обороту и по остатку. Технологии банковского кредитования по обороту были подавляющими. Они были сопряжены со специальными ссудными счетами, отдельному ссудному счету, а на определенном этапе, как было указано, и по контокоррентному счету[12]. Нередко технологии банковского кредитования были связаны с предоставлением ссуды путем оплаты поступающих платежных документов с соответствующего вида счета.

Технологии банковского кредитования по остатку были сопряжены с простыми ссудными счетами.

Технологии банковского онкольного кредитования существовали до конца 20-х годов прошлого века, сохраняя характерные основные особенности, присущие им в дореволюционный период. Открываемый по специальному текущему счету кредит обеспечивался залогом товаров, распорядительных документов, ценных бумаг. Технология такого кредитования предусматривала возможность в любое время кредитной организации прекратить выдачу денежных средств и закрыть соответствующий счет или уменьшить сумму кредита, а также потребовать от клиента частично или полностью погасить задолженность.

Технологии банковского кредитования по обороту были сопряжены со специальными и отдельными ссудными счетами. Такие счета открывались по месту открытия клиентом расчетных счетов или счетов по финансированию капитальных вложений, так как все вопросы, связанные с кредитованием предприятий и организаций, решались по месту открытия ими указанных банковских счетов. Характерной особенностью специальных и отдельных ссудных счетов была возможность погашения ссудной задолженности, минуя расчетный счет заемщика.

Денежные средства предоставлялись нуждающемуся в них субъекту путем реализации технологии банковского кредитования по простому ссудному счету. Перечисления с простых ссудных счетов в форме оплаты поступивших платежных документов не осуществлялись. Структурным подразделениям и нехозрасчетным звеньям объединений и предприятий при необходимости могли открываться ссудные субсчета по месту нахождения структурных единиц. Порядок осуществления операций по ссудным субсчетам определялся объединением (предприятием) и обслуживающим его учреждением банка с условием предоставления кредита в пределах его планового размера по объединению (предприятию) в целом.

Для кредитования предприятий, организаций и учреждений, занимающихся внешнеторговой деятельностью, а также для кредитования иностранных кредитных организаций были предусмотрены кредитные счета. Открывались и велись они, главным образом, во Внешторгбанке СССР, в том числе по согласованию с иностранными и международными кредитными учреждениями в разных валютах. Режим кредитного счета был схож с режимом простого ссудного счета.

Режим всех видов ссудных счетов предполагал контроль кредитной организации за целевым использованием предоставленных средств.

Банковские технологии депозитных операций, как было отмечено, появились в 20-х г. XX в. как закономерное развитие банковских технологий расчетных операций по текущим счетам, связанных с хранением денежных средств, и осуществлялись на протяжении всего советского периода. Такие банковские технологии использовались различными предприятиями, учреждениями и организациями как занимающимися хозяйственной деятельностью, так и не занимающимися таковой, для хранения свободных денежных средств в кредитных организациях с получением процентов. Характерной особенностью банковских технологий депозитных операций советского периода можно считать возможность осуществления расчетов по поручению клиента кредитной организации, несмотря на то, что депозитный счет открывался на основании договора банковского вклада.

Вполне понятно, что сложившаяся в СССР система управления банковскими технологиями ставила перед преступниками задачи, связанные с поиском наиболее уязвимых ее элементов. Если в период НЭПа преступное использование банковских технологий имело много общего с аналогичными проявлениями преступности в банковской системе Российской Империи периода конца XIX — начала XX веков, то после национализации банковской системы структура данной категории преступлений значительно изменилась.

Если продолжить проводить аналогии, то можно констатировать (с небольшим допущением), что структура преступного использования банковских технологий рассматриваемого периода в большей своей части схожа с такими деяниями второй четверти XIX века (в основном были распространены присвоения и растраты).

Анализ немногочисленной криминалистической и уголовноправовой литературы по рассматриваемой проблеме позволяет констатировать, что «слабым элементом» банковской системы СССР в период после НЭПа и до середины 80-х годов XX века, в первую очередь, являлись технологии работы с наличными денежными средствами, поступавшими в банки от предприятий-клиентов в качестве денежной выручки и от граждан в виде вкладов. Поэтому наибольшее распространение в этот период получили хищения денежных средств путем присвоения или растраты, которые совершались материально-ответственными и должностными лицами из числа банковских работников.

Е. Н. Коновалов[13], исследовав способы хищений денежных средств в Сберегательных кассах СССР (до 1953 г.) выделял следующие:

  • 1. Хищения денежных средств, находящихся на вкладах граждан, работниками сберегательных касс, совершаемые следующими путями:
    • — списание контролером, кассиром сберегательных касс или обоими совместно определенной суммы денег с чужого вклада по поддельным кассовым ордерам. Так, бывший кассир Печенежской сберегательной кассы Харьковской области гр-ка Поддубная, воспользовавшись частыми отлучками контролера и имея доступ к лицевым счетам, выписала расходный кассовый ордер на сумму 720рублей по счету Н., подделав в нем подпись от имени вкладчицы и контролера, записала эту «операцию» в лицевом счете и деньги присвоила. Контролер сберегательной кассы Фадеева, не проверив данные, представленные кассиром, вписала поддельный расходный ордер в дневной отчет;
    • — создание излишков денежных средств по вкладам и неоприходование денежных средств, поступивших как вклад, и невписа- ние этой суммы на лицевой счет вкладчика. Так, контролер сберегательной кассы Белова принимала сбережения от граждан, приходовала их как вклады своих знакомых и родственников, которые в действительности вкладчиками не являлись. Таких искусственных вкладчиков Белова имела 29 человек, на счета которых зачислила в общей сложности 9488 рублей. В отчетах в сберегательной кассе включала операции по приему и выдаче денежных средств этим «вкладчикам», а не их действительным вкладчикам. Подписи от имени «вкладчиков» и кассира в приходных и расходных документах Белова подделывала. Бланки сберегательных книжек, выданных на действительных вкладчиков списывала, как выданные несуществующим вкладчикам;
    • —подделывание подписи от имени вкладчика в приходных ордерах с целью обмана последующего контроля и хищения денег в будущем;
    • — хищение денег с вкладов неграмотных вкладчиков;
  • 2. Хищение денег, находящихся на вкладах, лицами, не являющимися работниками сберегательных касс. Так, ученики 10 класса вечерней школы Шевченко и Глущенко, узнав, что их товарищ Мартынов имеет вклад 2759 рублей, похитили его сберегательную книжку и паспорт (последний похищен для того, чтобы иметь образец подписи Мартынова). В сберкассе Шевченко получил с вклада Мартынова 2700рублей, расписавшись от его имени в расходном кассовом ордере. Затем Шевченко и Глущенко подбросили паспорт и сберегательную книжку их владельцу, предварительно дописав приходную операцию на 2700 рублей, таким образом вывели прежний остаток, подделав подпись контролера и кассира.

Отдельно Е. Н. Коновалов остановился на рассмотрении способов хищения денежных средств с использованием аккредитивов.

  • — подделка аккредитива, когда преступник имел чужой аккредитив и контрольный листок к нему. Поскольку для получения денег по аккредитиву необходимо было удостоверение личности владельца аккредитива, преступники чаще всего их похищали либо с помощью химических реактивов обесцвечивали или смывали записи фамилии, имени и отчества владельца аккредитива и заполняли новыми данными;
  • — хищение денег по аккредитиву посредством подделки доверенности. Так, Князев похитил несколько аккредитивов на 50000 рублей у гр. Левченко, составил фиктивную доверенность от имени последнего и получил в сберкассе указанную сумму денег;
  • — хищение денежных средств путем двойной оплаты по аккредитиву. Так, Аронов, получив аккредитив на сумму 5000рублей, договорился с Борисовым о совместном хищении денежных средств, используя этот аккредитив. Для этого Аронов передал аккредитив и контрольный листок Борисову, который выехал в другой город, где по доверенности в условленное время получил денежные средства. В это же самое время Аронов подал в областное управление гострудсберкассы заявление об утрате аккредитива и контрольного листка к нему и просил вернуть ему 5000рублей либо аккредитив. По истечении некоторого времени сберегательная касса обязана выплатить Аронову 5000рублей либо предоставить ему новый аккредитив на данную сумму.

Наряду со сберегательными кассами банковские технологии депозитных операций реализовывал Госбанк и его территориальные учреждения. Как отмечалось, предприятия и организации были обязаны хранить в Госбанке все временные свободные денежные средства, что в свою очередь предполагало своевременную и полную сдачу наличной выручки в Госбанк. Существовали различные технологии сдачи выручки: через инкассаторов Госбанка, предприятия связи либо объединенные кассы при предприятиях и организациях для последующей сдачи в Госбанк. Наиболее распространенным способом (в первую очередь для торговых предприятий) являлась сдача выручки через инкассатора Госбанка. Поэтому нередко хищения денежных средств совершались инкассаторами, которые присваивали часть вверенных им денег. В целях сокрытия хищения они инсценировали ограбление либо использовали неисправности инкассаторских сумок.

Хищения поступивших в Госбанк наличных денежных средств чаще всего совершались кассирами и контролерами. Например, имели место хищения оприходованных по кассе банка денежных средств, которые скрывались инсценировкой взлома кассы и списанием денег на хищение неизвестными людьми. Более изощренным способом хищений оприходованных денежных средств являлось составление работниками учреждений Госбанка (кассирами, контролерами, бухгалтерами, управляющими) подложных документов на расход денег по кассе. Впоследствии эти деньги изымались и присваивались. Для сокрытия хищений преступники использовали операции с начислением процентов, причитающихся учреждениям Госбанка по ссудам, выданным предприятиям и организациям-клиентам. Они начисляли по отдельным операциям завышенный процент в пользу Госбанка и таким образом создавали резерв денег, равнозначный изъятым и присвоенным.

К числу расчетно-кассовых технологий, выполняемых учреждениями Госбанка, относилась и выплата пенсий. Судебной и следственной практике известны случаи, когда банковские работники (бухгалтеры, операционисты) начисляли завышенные суммы пенсий по пенсионному листу. Кроме того, начисление пенсий производилось на подставных и вымышленных лиц, а также на пенсионеров, которым начисленная сумма денег не причиталась. Для совершения этих хищений был необходим сговор нескольких лиц. Кассиры, являющиеся соучастниками хищения, выплачивали эти суммы пенсионерам, которые, находясь в преступном сговоре, делились разницей между причитающейся суммой и фактически полученной. В целях сокрытия хищения учинялись подложные записи в кассовых расходных журналах и пенсионных книжках.

Одной из первых работ, посвященных расследованию хищений в Государственном банке, явилось диссертационное исследование, проведенное В. И. Теребиловым, который рассматривает ряд способов совершения в 30-40 годы XX века таких преступлений.1 В частности, им были выделены следующие способы хищений.

Хищение денежных средств в банке путем использования технологии расчетных операций по текущим и иным счетам. В качестве примера автор приводит следующий пример.

Управляющий Беломорского отделения Госбанка Горас и главный бухгалтер Беломорской судоверфи Демин по взаимному сговору совершили хищение денежных средств с расчетного счета судоверфи следующим образом. Демин, располагая тремя чеками, которые были подписаны директором судоверфи, но в которых место для указания денежной суммы и ее назначения не были заполнены, дал указание кассиру пометить на корешках чековой книжки, что эти три чека якобы испортились и не использованы для банковских операций.

В кабинете управляющего Гораса преступники заполнили чеки на общую сумму 21 000 рублей, якобы для выплаты зарплаты, и по письменному разрешению управляющего отделением Гораса бухгалтер Демин получил эти деньги в кассе отдела Госбанка. В последующем эта сумма была между указанными лицами поделена.

В целях сокрытия хищения Демин заполнил от имени судоверфи два поручения на перевод 21 000 рублей на счет Райфинотдела под видом оплаты за аварийную древесину, которую рабочие судоверфи иногда вылавливали из воды, и которую администрация судоверфи должна была оплачивать государству.

На третьем экземпляре Горас поставил штамп и печать банка, подделал подпись операциониста и контролера банка и передал эти поручения Демину в качестве оправдательного документа. Наряду с этим Горас в лицевом счете судоверфи, который находился в банке, учинил запись о том, что указанная сумма была переведена судоверфью на счет Райфинотдела.

Для бухгалтера судоверфи кроме третьего экземпляра поручения Горас выдал копию выписки из лицевого счета, в которой фактически полученные наличные деньги были показаны как операции по безналичному расчету с Райфинотделом. Таким образом, выписка банка с отражением движения денежной суммы на счете судоверфи, т.е. основной документ, на основании которого ревизоры, как правило, делали сличительные операции бухгалтерской отчетности, с внешней стороны не могла вызвать сомнений.[14] [15]

Аналогичным способом, но с использованием других элементов данной технологии, было совершено хищение старшим контролером

Узбекистанской конторы Госбанка Китовой, которая по сговору с главным бухгалтером издательства и типографии одной из газет Ганичевым и кассиром той же организации Саблиновой похитила денежные средства, находящиеся на счету издательства в результате возврата неврученных гонораров авторам, используя операции банка по переводу через органы связи. В бухгалтерии издательства Ганичев сфабриковал ведомости на отправление гонораров по почте. Учитывая, что к банковской выписке необходимо прикладывать кроме описи-ведомости, и акцепта расчетного счета со штампом и печатью банка, также почтовую квитанцию, преступники направили по почте меньшие суммы, цифры которых совпадали с последними цифрами денежных сумм перечисленных в ведомости. В полученных почтовых квитанциях преступники произвели соответствующие дописки, а затем приобщили их к банковской выписке, «зарезервировав», таким образом, для хищения 3000 рублей, которые были получены из банка по чеку по неоприходованной в бухгалтерии издательства чековой книжке. Эта книжка использовалась преступниками только в целях совершения хищений.1

Также В. И. Теребиловым были рассмотрены и другие способы хищений в Государственном банке. Так, заслуживает внимание приведенный автором следующий пример — хищения, совершаемые с использованием технологий банковских расчетов сопряженных с авизо.

Заместитель главного бухгалтера Сарпачского отделения банка Юно-Казахстанской области П. использовала несколько бланков кредитовых авизо, которые не сдала, как неиспользованные, направляя, в том числе и в Ленинское отделение Госбанка такие переводы с вклада, якобы находящегося в Барнаульском отделении Госбанка. Кредитовые авизо в ленинском отделении были приняты и денежные средства были выплачены П. В других отделениях П. по различным причинам не смогла получить денежные средства (например, просрочен паспорт)[16] [17].

В Советском Союзе в обращении находилось незначительное количество видов ценных бумаг — облигации государственных займов, сберегательные книжки на предъявителя, расчетные и дорожные чеки. Этим объяснялась относительная редкость преступлений, связанных с ценными бумагами. Основными способами преступлений, совершаемых с использованием банковских технологий с ценными бумагами, являлись: подделка номеров и серий облигаций в период их погашения с целью незаконного получения денег; хищение работниками банков (сберегательных касс) вверенных им облигаций либо денежных средств под видом погашения облигаций государственных займов. При этом анализ научных публикаций показывает, что хищения денежных средств в системе сберегательных касс совершались не только материально-ответственными и должностными лицами путем присвоения вверенного им имущества, но и иными лицами, что можно проиллюстрировать на следующем примере.

В июле 1986 года работниками центральной сберегательной кассы № 3129 г. Бердянска при вскрытии мешка с облигациями государственного 3-процентного выигрышного займа 1982 года была обнаружена недостача облигаций на сумму 585 тыс. рублей, а вместо них в мешке находились пачки бумаги из ученических тетрадей. Было обнаружено, что в нижней части мешок разрезан по шву и вновь зашит. Расследованием было установлено, что механик по сигнализации Лвтюшенко, пользуясь халатностью ответственных работников сберкассы, сделал оттиски ключей от хранилища и других дверей. Первоначально Лвтюшенко вместе с двумя своими знакомыми, проникнув в помещение сберкассы, пытался совершить хищение денежных средств из сейфа. Однако вскрыть двери сейфа поддельными ключами им не удалось. Тогда было принято решение о краже облигаций, хранившихся в мешках вне сейфа. С этой целью одним из соучастников (который спрятался в помещении сберкассы) был блокирован датчик сигнализации на дверях здания и хранилища. Незаметный доступ облегчался тем, что двери хранилищ не опечатывались. Затем преступники вскрыли мешок с облигациями, извлекли 117 пачек облигаций, взамен их поместили пачки бумаги, а разрез зашили. Блокировка с датчиков сигнализации на дверях хранилища была снята после выхода из него. На входной двери здания блокировку сигнализации Лвтюшенко снял на следующий день.

В марте 1989 г. в Уссурийске от имени Соколова в двух отделениях Сбербанка были открыты лицевые счета и получены две чековые книжки на сумму 5400 рублей и 3500 рублей, по которым в течение нескольких недель в разных отделениях Сбербанка края было получено 99 220 рублей. Лналогичные хищения были совершены еще по нескольким чековым книжкам от имени разных лиц. Всего, таким образом, было похищено свыше 150 000 рублей. Лица, от имени которых были открыты счета, к совершению преступлений оказались непричастными. Подобные хищения также имели место в Казахской ССР, Калмыцкой, Бурятской АССР, Краснодарском и Красноярском краях, Волгоградской, Псковской, Челябинской и других областях. Только в РСФСР в 1989 году таким способом было похищено около 1 млн. рублей.

Следствием было установлено, что хищения совершались путем внесения подложных записей в корешок чековой книжки. Технология хищения заключалась в следующем. В отделении Сбербанка по подложному паспорту открывался счет на сумму от 3 до 5 тыс. рублей. Затем поверхность на корешке чека, предназначенная для внесения цифровых записей с графы «остаток по книжке», «списано по чеку», «остаток после совершения операции» покрывалась тонкой пленкой мыла, образующей прозрачное покрытие, видимое лишь в косопадающем свете. На мыльной пленке шариковой ручкой делались записи сумм, которые полностью соответствовали записям на чеке (например, остаток по книжке — 5200 руб., списано по чеку — 5000 руб., остаток после совершения операции — 200 руб.). После получения денег мыльная пленка со штрихами пасты смывалась, и наносился новый текст. Сумма в графе «списано по чеку» значительно уменьшалась, а сумма в графе «остаток после совершения операции», соответственно, увеличивалась (остаток по книжке — 5200 руб., списано по чеку — 200 руб., остаток после совершения операции — 5000 руб.). В следующих чеках учинялись аналогичные подлоги, и в итоге полученная по чекам сумма значительно увеличивалась по сравнению с той, на которую выдается чековая книжка.

Работникам сберегательных касс было весьма трудно обнаружить подобную фальсификацию, так как в этом случае защитная сетка и поверхностный слой бумаги не подвергались нарушениям. Вследствие особой изощренности преступления, механизм хищения оставался неясным вплоть до задержания подозреваемых и производства судебных экспертиз по изъятым у них чековым книжкам с корешками.

  • [1] Сборник положений и инструкций по кредитной реформе. 3-е издание. — М.,1930. - С. 1-7.
  • [2] Борковский Н.Д. Проблемы кредита и денежного оборота в условиях развитиясоциализма. — М., 1976. — С. 141.
  • [3] См.: Теоретическая экономика. Политэкономия: Учебник / Под ред. Г.П.Журавлевой, Н.Н. Мильчаковой. — М., 1997. — С. 355—357.
  • [4] Банковское дело / Под ред. Заслуженного деятеля науки РФ, доктора экономических наук, профессора О.И. Лаврушина. — М., 1999. — С. 37.
  • [5] См.: Агарков М.М. Основы банковского права / Учение о ценных бумагах:Научное исследование. — 2-е изд. — М., 1994. — С. 72.
  • [6] Следует признать не совсем удачным само название такого счета — «расчетный счет», т.е. большинство банковских счетов, предназначенных для осуществления расчетов.
  • [7] Эта характерная особенность отличала контокоррентный счет от других банковских счетов, по которым требования оплачивать лишь в пределах остатковсредств. Сторонами заранее оговаривался предельный размер кредита по счету,плата за него и другие условия.
  • [8] Следует различать специальный расчетный (текущий) счет от специальноготекущего счета, используемый в 20-е годы XX в. для ссудных операций.
  • [9] История России: Кредитная система. — М., 1995. — С. 304—305.
  • [10] Березин М.И., Крутов Ю.С. Межбанковские расчеты. — М., 1993. — С. 12—13.
  • [11] См. например: п. 21 Устава Банка для внешней торговли СССР, утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 07 июня 1982 г. № 500.
  • [12] В соответствии с Уставом Госбанка СССР от 12 июня 1929 г. по контокоррентному счету было разрешено предоставление срочных ссуд сроком до 6-имесяцев под залог ценных бумаг, драгоценных металлов, товаров, товарораспределительных документов и иностранной валюты. Контокоррентный счет впериод кредитной реформы 30-х годов XX века выступал практически единственной формой кредитования по обороту.
  • [13] Коновалов Е.П. Обнаружение, собирание и криминалистическое исследованиедокументов по делам о хищениях денег в сберегательных кассах: Дис. ... канд.юрид. наук. Харьков, 1953. — С. 55—60.
  • [14] Теребилов В.И. Расследование хищений в учреждениях Госбанка: Дис. ... канд.юрид. наук. — М., 1953.
  • [15] Там же. - С. 111-113.
  • [16] Там же. - С. 131-133.
  • [17] Там же. — С. 229—230.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы