УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ

При рассмотрении вопроса об уголовно-исполнительном законодательстве, как правило, возникают дискуссии по следующим направлениям.

Во-первых, анализируя ст. 1, 2, 4 УИК РФ, можно прийти к выводу о том, что термин «уголовно-исполнительное законодательство» употребляется как в узком, так и в широком смысле. В узком смысле (ч. 1 ст. 2 УИК РФ) законодательство включает в себя только законы, то есть акты, принятые в особом порядке федеральным законодательным органом и обладающие высшей юридической силой. В широком смысле (ст. 4 УИК РФ) законодательство охватывает все нормативные правовые акты - законы и подзаконные нормативные правовые акты, регулирующие данную область общественных отношений. К такому же выводу пришел и ряд известных ученых-пенитенциаристов[1]. Так, профессор Н. А. Стручков определял исправительно-трудовое законодательство как систему юридических нормативных актов, в которых сформулированы в виде норм положения исправительно-трудового права[2].

Профессор И. В. Шмаров суживал его понимание до системы законов, регулирующих весь комплекс общественных отношений, возникающих по поводу и в процессе исполнения (отбывания) наказания и применения к осужденным мер исправительного воздействия[3].

Профессора В. Б. Малинин и Л. Б. Смирнов под уголовно-исполнительным законодательством понимают систему нормативных правовых актов, регулирующих комплекс общественных отношений, возникающих по поводу и в процессе исполнения и отбывания наказания и применения к осужденным мер исправительного воздействия[4].

Иного мнения относительно понимания законодательства в узком и широком смысле придерживался профессор М.П. Мелентьев, считая, что «...такая трактовка законодательства неприемлема в связи с тем, что это может использоваться в качестве легального средства «размывания» закона, подмены его подзаконными актами»[5]. Поэтому под уголовноисполнительным законодательством следует понимать систему федеральных законов и подзаконных актов, регулирующих общественные отношения, возникающие по поводу и в процессе исполнения уголовных наказаний и применения иных мер уголовно-правового характера[6]. На наш взгляд, данное определение является наиболее удачным. В нем подчеркивается, что уголовно-исполнительное законодательство могут составлять не любые принимаемые в Российской Федерации законы, а только федерального уровня и в состав данной отрасли законодательства, помимо законов, входят и подзаконные нормативные правовые акты.

Во-вторых, важной отличительной особенностью нормативных правовых актов уголовно-исполнительной сферы является то, что согласно п. «о» ст. 71 Конституции Российской Федерации уголовно-исполнительное законодательство находится в исключительном ведении Российской Федерации. Это положение фактически продублировал УИК РФ, указав в ч. 1 ст. 2, что «уголовно-исполнительное законодательство РФ состоит из настоящего Кодекса и других федеральных законов». Отсюда следует вывод о том, что принятие нормативных правовых актов, регулирующих уголовно-исполнительные правоотношения, возможно только на уровне федеральных государственных органов.

В научной литературе эта проблема получила неоднозначное решение. Так, профессор И. В. Шмаров, рассматривая уголовно-исполнительное законодательство как федеральное законодательство и законодательство субъектов Российской Федерации[7], утверждал, что ч. 4 ст. 88 УИК РФ, наделявшая органы государственной власти субъектов Российской Федерации в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях правом повышать размер средств, разрешенных для расходования осужденным, не противоречит Конституции России. Свою позицию он аргументировал тем, что, во-первых, права осужденных расширяются, а не ограничиваются, и, во-вторых, такое полномочие предоставляется субъектам Федерации законом, то есть соответствует доктрине об их иерархии[8]. В свою очередь, профессор В. А. Уткин придерживаясь положений Конституции РФ и указывая на исключительно федеральный уровень регулирования исполнени я наказаний,[9] не без основания утверждает, что в рамках действующей Конституции Российской Федерации принятие субъектами РФ нормативных правовых актов, относящихся к уголовно-исполнительному законодательству, невозможно[10].

С принятием Федерального закона от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации"», ч. 4 ст. 88 УИК РФ была признана утратившей силу и дискуссии о возможности рассмотрения уголовно-исполнительного законодательства не только как федерального, но и как и законодательства субъектов Российской Федерации практически прекратились.

В то же время нельзя не признать, что правового регулирования процесса исполнения уголовных наказаний только на федеральном уровне будет, скорее всего, недостаточно. Например, эффективная реализация такой задачи уголовно-исполнительного законодательства как оказание осужденным помощи в социальной адаптации, без участия органов государственной власти субъектов Российской Федерации, не представляется возможной. Таким образом, перспективным выглядит рассмотрение вопроса о возможной передаче уголовно-исполнительного законодательства в совместное ведение Российской Федерации и ее субъектов либо конституционного закрепления механизма делегирования законотворческих полномочий РФ субъектам РФ по отдельным вопросам исполнения наказаний.

В-третьих, заслуживает отдельного рассмотрения вопрос о содержании уголовно-исполнительного законодательства. В соответствии с ч. 2 ст. 2 уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации устанавливаются общие положения и принципы исполнения наказаний, применения иных мер уголовно-правового характера, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации; порядок и условия исполнения и отбывания наказаний, применения средств исправления осужденных; порядок деятельности учреждений и органов, исполняющих наказания; порядок участия органов государственной власти и органов местного самоуправления, иных организаций, общественных объединений, а также граждан в исправлении осужденных; порядок освобождения от наказания; порядок оказания помощи освобождаемым лицам.

Редакция данной статьи УИК РФ, начиная с момента его принятия в 1997 г., не претерпела ни единого изменения. Вместе с тем развитие общественных отношений в уголовно-исполнительной системе показывает необходимость пересмотра подхода в определении содержания уголовноисполнительного законодательства. В первую очередь это касается правоотношений, связанных с исполнением мер пресечения, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом РФ.

Так, в частности, до сих пор не определен вид правоотношений, регулирующих вопросы содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений. Существует, как минимум, три точки зрения о месте данных правоотношений в отечественной правовой системе.

  • 1. Они являются уголовно-процессуальными с учетом следующего:
    • - мера пресечения в виде заключения под стражу определена в УПК РФ;
    • - подозреваемые и обвиняемые являются субъектами уголовнопроцессуальных правоотношений.
  • 2. Их необходимо выделить в самостоятельную отрасль права (например «Стражное право») так как:
    • - существует совокупность нормативных правовых актов регулирующие данные правоотношения во главе с Федеральным законом от 15 июля 1995 г. № ЮЗ-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»;
    • - существуют специальные субъекты самостоятельных правоотношений в виде учреждений - следственных изоляторов с одной стороны и подозреваемых и обвиняемых - с другой.
  • 3. Они являются уголовно-исполнительными. Мы придерживаемся данной точки зрения по следующим причинам:
    • - порядок и условия содержания под стражей весьма схожи с порядком и условиями исполнения лишения свободы, например в тюрьмах;
    • - следственные изоляторы структурно входят в уголовноисполнительную систему;
    • - помимо подозреваемых и обвиняемых в следственных изоляторах содержатся и осужденные (оставленные для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию), которые являются субъектами уголовноисполнительных правоотношений;
    • - в настоящее время при многих исправительных учреждениях созданы так называемые ПФРСИ (помещения, функционирующие в режиме следственного изолятора);
    • - правоотношения, возникающие при исполнении меры пресечения в виде заключения под стражу, изучаются во всех вузах страны в рамках учебной дисциплины «Уголовно-исполнительное право».

Помимо содержания под стражей, после принятия Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» на уголовно-исполнительную систему было возложено исполнение еще одной меры пресечения в виде домашнего ареста. В соответствии с ч. 10 ст. 107 УПК РФ контроль за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением им наложенных судом запретов и (или) ограничений осуществляется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим правоприменительные функции, функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных. На основании Постановление Правительства РФ от 23 апреля 2012 г. № 360 «О некоторых вопросах деятельности уголовно-исполнительных инспекций» на данные учреждения была возложена функция по контролю за нахождением подозреваемых или обвиняемых в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением ими наложенных судом запретов и (или) ограничений. К сожалению, до сих пор не определен предусмотренный УПУ РФ порядок осуществления контроля за лицами, в отношении которых применен домашний арест,

Таким образом, на уголовно-исполнительную систему Российской Федерации помимо функций, связанных с исполнением уголовных наказаний и иных мер уголовно-правового характера, предусмотренных УК РФ, возложены и функции по исполнению таких мер пресечения как заключение под стражу и домашний арест. В содержание уголовно-исполнительного законодательства, в действующей редакции УИК РФ, исполнение данных мер не входит.

На основании изложенного, требует отдельного рассмотрения вопрос, связанный с возможным расширением предмета уголовно-исполнительного законодательства, а именно включением в него нормативных правовых актов, регулирующих порядок исполнения мер пресечения, предусмотренных УПК РФ.

И. Л. ДАВЫДОВА,

кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовно-исполнительного права (Академия ФСИН России)

  • [1] См.: Уголовно-исполнительное право / под ред. В. И. Селиверстова. М., 2000.С. 20; Уголовно-исполнительное право / под ред. И. В. Шмарова. М., 1998. С. 30-32;Стручков Н. А. Система исправительно-трудового законодательства и подзаконных актов в сфере исполнения наказания. М., 1989. С. 5.
  • [2] См.: Стручков Н. А. Указ. соч. С. 3.
  • [3] См.: Уголовно-исполнительное право / под ред. И. В. Шмарова. С. 30.
  • [4] См.: Малинин В. Б., Смирнов Л. Б. Уголовно-исполнительное право: учеб, дляюрид. вузов и фак. М., 2010.
  • [5] См.: Уголовно-исполнительное право. Общая часть / под ред. Ю.И. Калинина.С. 297.
  • [6] Там же.
  • [7] См.: Шмаров И. В. Конституция Российской Федерации и формирование уголовно-исполнительного законодательства // Совершенствование законодательства ипрактики учреждений, исполняющих наказания, на основе Конституции РоссийскойФедерации. М., 1995. С. 8.
  • [8] См.: Уголовно-исполнительное право / под ред. И. В. Шмарова. С. 33-34.
  • [9] См.: Уткин В. А. Конституция Российской Федерации и предмет уголовноисполнительного законодательства // Совершенствование законодательства и практики учреждений, исполняющих наказания, на основе Конституции Российской Федерации. М., 1995. С. 21.
  • [10] См.: Уткин В. А. О структуре правовых основ исполнения уголовных наказаний //Проблемы развития и совершенствования российского законодательства. Томск, 2000.Ч.З.С.42.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >