Профессионально-технологические аспекты оказания психологической помощи представителям разных культур. Влияние культурного фактора на оказание психологической помощи и ее принятие (на примере осетин)

Е.А. Михалева

Северо-Кавказский филиал

ФКУ Центр экстренной психологической помощи МЧС России

В мировой практике накоплен достаточный опыт по вопросам оказания психологической помощи жертвам чрезвычайных ситуаций, особенностям проявления и протекания ПТСР в зависимости от возраста пострадавших, пола, от степени их травматизации и т.д. Опыт работы психологов на Северном Кавказе выявил еще один существенный момент, который необходимо учитывать специалистам помогающих профессий при оказании помощи пострадавшим, особенно в ситуации преобладания среди пострадавших представителей какой-нибудь одной этнической группы. Эти особенности необходимо учитывать во время оказания психологической помощи, при установлении контакта с пострадавшим. Отсутствие знаний может привести к таким проблемам, как трудности в установлении контакта с психологом, отказ от общения с психологом, формирование негативного отношения к психологической помощи вообще.

Отличительными этнопсихологическими особенностями населения северокавказских республик является их полиэтничность и поликонфессиональность (жители этих республик в большинстве своем относятся к православию, мусульманству и язычеству). Процесс межэтнического взаимодействия населения республик во многом обусловлен социально-психологическими факторами, опосредующими этот процесс, такими как культурная дистанция, социальная дистанция, эмоционально-оценочный компонент, авто- и гетеростеротипов. Результаты различных этнопсихологических исследований доказывают, что у представителей северокавказских этносов доминирующими являются этноаффилиативные установки, которые проявляются в склонности индивида следовать правилам, нормам и целям своей этнической группы. Это объясняется тем, что представители титульных национальностей, проживающих в северокавказских республиках, больше всего ориентированы на свои этнические группы в силу высокой степени их «референтное™» [2, с. 84].

Экстренная психологическая помощь пострадавшему, воспринимается, зачастую, как вторжение во внутренний мир. Психолог воспринимается как игнорирующий традиции и не уважающий горюющего. Этнические особенности могут как способствовать, так и препятствовать успешности оказания психологической помощи пострадавшим. Рассмотрим влияние культурного фактора на оказание психологической помощи и ее принятие на примере осетин.

Специфическая этнокультурная позиция горевания у осетин характеризуется следующими моментами: длительностью (в течение года ношение траура), массовостью и общественной составляющей (особенно внутри рода - никто из родственников в течение первого года не играет свадеб, не устраивает праздников), глубиной и силой (но внешние проявления для мужчин и женщин разные и закреплены традицией). В традиции осетин принято не успокаивать горюющего, но горевать вместе с ним (это такая форма поддержки) [3, с. 74]. Ресурс черпается в процессе совместного горевания и отправления обрядов.

При работе с пострадавшими необходимо учитывать, что большинство мужчин, женщин и детей бессознательно следуют так называемому принципу «социально одобряемого» поведения: женщины должны демонстрировать муки и страдания, обязаны соблюдать все ритуалы, как можно чаще посещать кладбище, отказываться от пищи. Дети в таких семьях «боятся забыть» своих погибших братьев и сестер, друзей. Во многих семьях моменты, связанные с переживанием кризисной ситуации, замалчиваются. Мужчины традиционно обязательно должны быть сильными, они не могут плакать, показывать свои чувства, обращаться к врачам, психологам, другим специалистам.

Помощь на этапе острого кризиса, в основном, информационная (рассказать, как обычно происходит такой процесс переживания, и чем может помочь психолог, дать понять, что мы здесь, и что мы не вторгаемся в жизненное пространство пострадавших). Понимание и учет этнокультуральных особенностей, поддержка пострадавшего в тяжелый период способствуют возникновению доверия к тому, кто был рядом.

Одной из сложных проблем и последствий трагедий оказывается и закрытость семейного пространства, отказ от общения с внешним миром, что влияет на эмоциональную перегрузку членов семьи. В результате этого все становятся сожертвами, независимо от места нахождения во время трагедии. Усугубляющим обстоятельством является то, что в одном доме, под одной крышей проживает, как правило, 3-4 поколения, что, в свою очередь, еще более усложняет ситуацию семейных взаимоотношений. [5] Травматизация населения, в том числе и специалистов помогающих профессий, носит зачастую тотальный характер.

Основная сила осетин реализуется в умении скорбеть, в коллективных ритуалах, помогающих долгосрочно справляться с горем [1, с. 104]. Однако, интересен следующий факт: не смотря на присутствие коллективной сплоченности, часто в работе с семьями наблюдается разобщенность: отсутствие взаимопонимания, конфликтные отношения, нечувствительность друг к другу, дистанцированность между супругами (мужчины много работают, часто отсутствуют дома, мало участвуют в жизни детей и жен, эмоционально не вовлекаются). Представляется необходимой работа психолога, направленная на помощь в выстраивании внутрисемейных отношений при переживании горевания, особенно вовлечение отцов в эмоциональную жизнь семьи. Информационная помощь о понимании потребностей друг друга, возможности говорить о погибших и произошедшем, о проявлении интереса друг к другу, о роли сплоченности. Мы можем предположить, что такая работа поможет пережить горе более зрело и менее болезненно. Актуальность данного вопроса подчеркивает распространённость симптоматики непрожитого горя, как у женщин, так и у мужчин, после ряда трагических событий народа Осетии.

Осетины-мужчины обычно сдержаны в поведении, опираются больше на рассудок, чем на эмоциональное отреагирование. Этот факт особенно важно учитывать, необходимо оставить право выбора за пострадавшим - прожить горе мужественно (традиционно) или же довериться психологу, выразить боль постороннему человеку. Вмешательство извне не должно усугубить ситуацию. Мужчины, как впрочем, и женщины, считают, что помощь психолога необходима больше детям, чем взрослым.

Работа с детьми-осетинами имеет свою специфику. В культуре осетин нет чрезмерно нежного отношения к детям (телесные и вербальные ласки). В связи с этим заигрывание психолога может насторожить и даже оттолкнуть ребенка. Ребенок, соблюдая традиции этноса, послушно выполняет указания родителей и психолога, при этом испытывая сильнейшее внутренне сопротивление к раскрытию. Это связано с установками, усвоенными с детства «Не плачь, будь мужчиной», «Ты сильный, ты выдержишь», «Ты струсил, быть трусом-стыдно», «Ты горец, ты не должен знать слабых чувств». [4] В работе психолога эти установки необходимо учитывать, и даже опираться на них, особенно при этапе эмоционального отреагирования.

Ребенок может порисовать, поговорить, но это не может означать, что работа прошла полностью успешно, разрозненная реабилитация детей и родителей остается малопродуктивной. Одним из самых серьезных последствий такого особого отношения является «разрушение границ». Чрезмерное сочувствие к травмированным детям побуждает взрослых снимать обычные запреты и требования. В результате страдают и те и другие. Ведь наличие границ создает ощущение стабильности окружающего мира, а это один из самых важных факторов восстановления после травмы для осетин. Важно не заставлять рассказывать о том, что случилось, а идти вслед за потребностями ребенка. Необходимо учитывать: в семье не принято говорить о переживаниях, чувствах.

Многие специалисты-психологи отмечают важность и необходимость длительной психологической работы с пострадавшим одним и тем же специалистом, это условие сложно соблюдать, если психолог приезжий. Правило «передачи пострадавших» местным психологам организаций и ведомств не срабатывает. Пострадавшие готовы ехать за помощью не один километр, отрицая помощь на месте (страх общения с местными психологами часто вызван наличием тесных связей внутри сообщества). Мы можем предположить, что работа приезжих психологов при оказании экстренной психологической помощи более эффективна. При необходимости пролонгированной психологической помощи, целесообразно рекомендовать пострадавшим обращаться за помощью к специалистам психологической службы соседних республик и края.

Таким образом, мы видим, что отношение к психологической помощи неоднозначно. Формирование осознанной потребности в психологической помощи - условие эффективной помощи пострадавшим, пережившим трагедию. В целом, на наш взгляд, при оказании психологической помощи, как осетинам, так и другим представителям республик северокавказского региона, следует опираться на психосоциальную модель ПТСР, в которой подчеркивается исключительная необходимость учета факторов окружающей среды, т.е. факторов социальной поддержки, религиозных верований, демографических факторов, культурных особенностей, наличия или отсутствия дополнительных стрессов и пр., что, несомненно, отразится на эффективности оказываемой психологической помощи пострадавшим.

Литература:

  • 1. Беслан. 5 лет вместе. Сборник материалов специалистов, работавших в Беслане / А.Л. Венгер, Е.И. Морозова. - М.: РПК Агава, 2009. - 208 с.
  • 2. Дзалаева З.Х. и др. Опыт, которого никто не хотел / З.Х. Дзалаева, Г.Г. Павловец, А.Н.Кадаев.-М„ 2009,- 103 с.
  • 3. Дзуцев Х.В., Бесаева Т.З. Этнография детства у осетин: Монография,- Владикавказ, 1994,- 111 с.
  • 4. Кобахидзе Е.И., Павловец Г.Г. Поведенческие стратегии в межэтническом взаимодействии народов Северного Кавказа: Монография, - Владикавказ: ИПО СО- ИГСИ, 2009,- 157 с.
  • 5. Родина А.М., Соловейчук М.Я. Психологическое состояние и отношение к психологической помощи семьям г. Беслана.- М., 2009. - 115 с.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >