Европейская музыкальная культура XX в.

Во французском учебнике по истории музыки для студентов консерватории написано: «Попытаться написать картину современной музыки было бы также тщетно, как проанализировать огромную фреску, не имея возможности ни на шаг отступить от нее». Несмотря на правильность такого утверждения, можно попытаться выделить некоторые общие истины развития современной музыки.

Новые музыкальные идеи

Прежде всего музыку XX в. характеризует «жадность» к новым средствам звукового выражения. Она черпает их повсюду вокруг себя: в архитектуре, живописи, поэзии, в звуках и шуме повседневной жизни. Но старый идеал «слияния искусств» для нее неприемлем. Она хочет сохранить «чистоту» своего вида. Так, французский композитор Оливье Мессиан (1908—1992), видный представитель современной музыки, произведения которого основаны на сложных ладовых структурах, в своих «Пяти разговорных повторах» заимствует разговорный язык, очищенный от всякого вербального значения, возводя насыщенную и богатую оркестровку.

Знамя «прогрессивной схоластики», поднятое в Парижской консерватории в начале века, было оформлено впоследствии выдающимся композитором XX в. А. Русселем (1869—1937). Им созданы произведения сначала в стиле импрессионизма («Празднество паука», опера- балет «Падмавати»), а затем в стиле неоклассицизма (балет «Вакх и Ариадна»).

Выразителями новых музыкальных идей в начале XX в. были французские композиторы Клод Дебюсси (1862—1918) и Морис Равель (1875—1937). Своего рода манифестом музыкального импрессионизма считали современники «Прелюдию послеполуденному отдыху фавна» (по эклоге С. Малларме), в которой проявились характерные для музыки Дебюсси зыбкость настроений, утонченность и изысканность. Импрессионистские веяния звучат и в «Испанской рапсодии» Равеля. Но в некоторых его произведениях проявились и неоклассицистские тенденции. Творческие открытия Равеля в области гармонии, ритма, лада, оркестровки привели к новым стилистическим течениям в музыкальном искусстве XX в.

Одной из тенденций развития музыки XX в. был переход от экспрессионизма к неоклассицизму, нашедший свое выражение в творчестве немецкого композитора Рихарда Штрауса (1864—1949), создавшего в начале века в стиле экспрессионизма симфонические поэмы «Дон Жуан» и «Дон Кихот», оперу моцартовского типа «Кавалер роз». Неутолимая страсть к познанию мира бушует в Дон

Жуане Штрауса. Бесконечные победы и авантюры героя обусловлены праздничным восприятием жизни.

Экспрессионизм развивался не только в направлении неоклассицизма, но и в направлении додекафонии, основоположником которой был теоретик экспрессионизма австрийский композитор Арнольд Шёнберг (1874—1951), создатель атональной музыки. После Первой мировой войны Шёнберг разработал двенадцатитоновую систему музыкальной композиции, организовав 12 тонов, составляющих октаву, в мелодическую последовательность, где каждый тон употребляется не более одного раза. В своих вокальных произведениях он заменил пение йотированным говором (нечто среднее между обычной речью и музыкальным речитативом). Для достижения желаемого звучания додекафонисты использовали магнитные и электронные инструменты.

Другим направлением стиля модерн в музыке XX в. был конструктивизм. По мнению конструктивистов, современный композитор — это техник, даже если он продолжает пребывать в своем мире эстетического вдохновения. Он думает, как ученый, использует экспериментальный метод и воспринимает фортепьяно в качестве лабораторного инструмента, с помощью которого он создает предусмотренные мыслью всевозможные звуковые сочетания. Примером является сочетание нескольких независимых мелодических линий, «либерализм», представителем которого был немецкий композитор Пауль Хиндемит (1895—1963), немецкий композитор, дирижер и теоретик, сторонник неоклассицизма, автор опер «Кардильяк», «Художник Матисс», «Гармония мира». В его музыке ощущается острая «злободневность», подлинный темперамент публициста, откликающегося на события дня.

Постепенно, по мере того как европейское сознание приходило в себя от перенесенных в результате Первой мировой войны потрясений, в западной музыке начинали все больше звучать природные мотивы. Это «Летняя пастораль» А. Онеггера, «Поэма о лесе» А. Русселя и др. Это было возвращением после всякого рода экспериментаторства к истокам, к первозданной гармонии мира, откуда его первые цивилизации черпали богатство своего музыкального выражения. И это было свидетельством того, что музыкальный модернизм не был конечным пределом возможностей западной музыки. Подтверждением этого явилось творчество английского композитора Бенджамина Бриттена (1913—1976), успешно сочетавшего в своем творчестве (оперы «Питер Граймс», «Сон в летнюю ночь») национальные музыкальные традиции, классические европейские традиции и современные музыкальные средства. Оперы композитора демонстрируют также тонкое его проникновение в человеческую психику.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >