Анализ доктрины «treaty shopping»

Создание компании в конкретной юрисдикции с целью использования преимуществ по налоговых соглашениям, ратифицированным данной юрисдикцией, в контексте налогового законодательства может быть рассмотрено, как применение доктрины «treaty shopping». Поиск более выгодного договора не обязательно должен быть приравнен к «злоупотреблению налоговым договором»; вопрос о возможности возникновения такой ситуации появляется, когда происходит косвенное нарушение положений договора в результате нарушения его цели, смысла и задач, которые были заданы изначально[1].

Немецкий специалист в области международного налогообложения и международных налоговых соглашений Клаус Фогель дает такое толкование доктрине «treaty shopping». «Это ситуации, когда совершаются сделки или созданы юридические лица в других странах исключительно с целью получения преимуществ по определенным конкретным положениям договора между одним из договаривающихся государств и третьим независимым государством, а в любом другом случае эти положения были бы неприменимы»[2]. Это определение и определения, разработанные по тем же ключевым параметрам, сформировали общий подход к трактовке доктрины «treaty shopping». Что же является «темной» стороной доктрины «treaty shopping» при выборе выгодного налогового договора? Во-первых, по мнению ОЭСР, применение доктрины «treaty shopping» не должно быть разрешено, так как оно в экономическом смысле расширяет соглашение лиц, проживающих в третьем государстве таким образом, что было не предусмотрено договаривающимися государствами. На практике это выражается в нарушении распределения взаимных выгод. Во-вторых, сторона, участвующая в переговорах по подписанию договора, ожидает, что суммы, которые она уступает в качестве выгоды другой стороне, «попадут под нормальный режим налогообложения (других) государств», а данная позиция не нашла своего отражения в положениях «treaty shopping». Наконец, в-третьих, государство-резидент конечного получателя дохода не будет иметь стимула вступать в переговоры о заключении договора с государством-источником дохода, так как у него есть возможность получить доступ к тем же самым выгодам за счет косвенных механизмов. Помимо этих трех причин в явлении «treaty shopping» существуют элементы уклонения от уплаты налогов; на практике это приводит к размыванию налоговой базы, так как сумма налога, которая должна была бы быть удержана страной-резидентом, может быть значительно снижена или иногда совсем отменена, как следствие договоренности.

Можно сказать, что «неправильное использование» договоров об избежании двойного налогообложения может стать угрозой для существования самих договоров, так как некоторые страны могут в одностороннем порядке принять решение о прекращении участия в договорах из-за ненадлежащего использования международных договоров, действию которых они подверглись. Государства могут просто принять решение не продлевать договоры, и это шаг, который может сильно помешать цели - гармонизации международного налогообложения.

Тем не менее, некоторые аналитики утверждают, что «treaty shopping» следует рассматривать только как форму налогового планирования, которая добавляется к договору как часть общих положений[3]. Некоторые преимущества «treaty shopping» все-таки существуют. В некоторых случаях «treaty shopping» позволяет достичь главной цели соглашений об избежании двойного налогообложения: избежать двойного налогообложения. Когда руководство компании создает компанию-посредник в выгодной юрисдикции исключительно в целях использования налоговых льгот, оно может иметь гарантии только в том, что одни и те же их суммы не будут облагаться налогом дважды: в зависимости от национального налогового законодательства и существующего договора. Поэтому, даже несмотря на то, что «treaty shopping» как явление имеет негативные последствия, оно не имеет собственного критерия для того, чтобы определить его как предосудительное, и на практике приравнивается к ненадлежащему использованию соглашений об избежании двойного налогообложения.

Подводя итоги второго параграфа первой главы, становится очевидным, что положения налоговых соглашений используются для распределения прав в области налогообложения между договаривающимися государствами с целью избежания двойного налогообложения, обмена информацией и гармонизации налоговых отношений. Понятие «бенефициарный собственник» оформляется в контексте развития международных налоговых отношений.

Толкование налоговых соглашений не должно отличаться от других международных договоров, заключенных в соответствии с нормами международного публичного права. Авторы согласны с позицией, что Комментарии к Модельной конвенции ОЭСР, вышедшие во время процесса обсуждения международного налогового соглашения, должны быть включены в пояснительную записку для более точного толкования текста источника. Статус Комментариев к Модельной конвенции ОЭСР носит «рекомендательный» характер и не имеет в качестве своей цели вступление в конфликт с национальным законодательством.

Толкование выражения «ненадлежащее использование налоговых соглашений», как правило, требуют двух элементов: (1) намерение избежания налогообложения, получение льгот и выгод и (2) нарушение цели и задач положений договора.

Из анализа доктрины «treaty shopping» становится ясным, что как мировое явление «treaty shopping» имеет больше негативных последствий, как для самих договаривающихся стран, участвующих в «treaty shopping», так и для многосторонних интересов в целом. История концепции «бенефициарного собственника» в международном налогообложении говорит о том, что термин был введен для борьбы с уклонением от налогообложения и для борьбы со злоупотреблением положениями налоговыми соглашениями, а также для борьбы с «treaty shopping». Требование признания «бенефициарным собственником», таким образом, одно из основных в определении, может ли лицо воспользоваться льготами по соглашению.

Завершая первую главу исследования, можно сделать следующие выводы. Возникновение концепции «бенефициарного собственника» обусловлено историческим развитием экономических систем стран и нашло свое отражение в международных налоговых соглашениях. Четкого положительного определения понятия «бенефициарного собственника» до сих пор так и нет ни в одном из соглашений.

В первой главе исследования сделан экскурс в историческое прошлое понятия и изучено развитие подходов и поиска определения «бенефициарного собственника».

Рассмотрены научные взгляды ведущих зарубежных специалистов- практиков в области международного налогообложения, исследовавших в том числе вопрос толкования понятия «бенефициарный собственник», краткие данные о которых приведены в Приложении № 1.

ОЭСР делались попытки дать толкование данному понятию, используя «метод исключения» экономических категорий, очевидно противоречащих цели налоговых соглашений, но это не позволило оформить четкого, лаконичного, универсального определения термина «бенефициарный собственник».

Многообразие экономических систем и национальных законодательств стран не дало возможность в свое время создать многостороннее типовое соглашение, идея которого возникала в самом начале развития международных налоговых отношений. В то же время каждая страна, стремясь к единой цели мировой гармонизации налоговых отношений, делает попытки определить и применить понятие «бенефициарный собственник» на практике, используя совокупность национального законодательства и принципы международного налогового права.

Появившись в странах с англо-саксонской системой права, понятие «бенефициарный собственник» постепенно становится общепринятым термином в налоговом праве и в международном налогообложении. Оно переведено на разные языки мира, а в настоящий момент включено более чем в 2450 международных налоговых соглашений об избежании двойного налогообложения, что охватывает более 180 стран мира.

  • [1] Economic and Social Council, Committee of Experts on International Cooperation in TaxMatters, Fourth session, Geneva, 20-24 October 2008, Progress Report of Subcommittee onImproper Use of Tax Treaties: Beneficial Ownership, online: www.un.org/esa/fifd/tax/firstsession/fifdtaxation-abuse of tax treaties.doc.
  • [2] Klaus Vogel, On Double Tax Conventions (Deventer/Boston: Kluwer Law and TaxationPublishers, 1991.
  • [3] Nathan Boidman, “Reforming Canadas International Tax: An Interim Report,” Tax NotesInternational, 19 May 2008.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >