Понятие ответственности за нарушение валютного законодательства

Выше отмечалось, что к непосредственному предмету валютного права в части отношений, связанных с привлечением нарушителей валютного законодательства к юридической ответственности, примыкают предметы других правовых отраслей, в частности административного и уголовного права. Иными словами, институт ответственности за нарушение валютного законодательства имеет комплексный характер. В связи с этим представляется уместным рассмотреть все соответствующие правовые нормы независимо от их отраслевой принадлежности. Это, на наш взгляд, позволит получить наиболее полное представление об основаниях и правовом механизме ответственности за нарушения валютного законодательства.

Анализ валютного законодательства позволяет сделать вывод

0 том, что Российская Федерация относится к числу тех государств, которые последовательно (по мере возникновения соответствующих условий) отказываются от ранее установленных валютных ограничений. Тем не менее по ряду объективных причин, прежде всего экономического характера, наше государство не может полностью их исключить из механизма валютного регулирования. В связи с этим отдельные положения, на которых базируется современный валютно-правовой режим Российской Федерации, все еще встречают резкое неприятие как со стороны участников внешнеэкономической деятельности, так и иных субъектов валютных правоотношений. В свою очередь, это приводит к значительному числу нарушений валютного законодательства.

Как показывает практика, значительная часть нарушений валютного законодательства связана с неполучением валютной выручки за экспортируемые из Российской Федерации товары, работы и услуги или с необеспечением поставки товаров по импорту в счет переведенных в их оплату валютных средств[1]. Широкую распространенность получили также иные нарушения законодательства, предметом которых являются валюта и валютные ценности. Общественная опасность соответствующих противоправных деяний заключается в том, что они причиняют существенный вред тем общественным отношениям, складывающимся в валютной сфере, которые санкционированы и поощряются государством. Следовательно, можно говорить о том, что нарушения валютного законодательства непосредственно посягают на интересы государства и общества в области денежного обращения и валютного регулирования.

В целях упрочения режима законности и правопорядка в сфере осуществления валютных операций задействуются соответствующие механизмы государственного принуждения[2]. Основу такого принуждения составляет система юридической ответственности за нарушение валютного законодательства. Согласно ст. 25 Федерального закона от 10 декабря 2003 г. № 173-ФЗ резиденты и нерезиденты, нарушившие положения актов валютного законодательства и актов органов валютного регулирования, несут ответственность в соответствии с законодательством. Здесь возникает вопрос: что служит основанием такой ответственности и в чем она заключается. Для обеспечения защиты национальной валюты Российской Федерации и валютной сферы в целом в законодательстве предусмотрено несколько различающихся видов ответственности за нарушения валютного законодательства, каждая из которых имеет свое правовое основание.

Очевидно, что в целом в качестве общего основания интересующей нас ответственности следует рассматривать нарушение валютного законодательства. Последнее с теоретической точки зрения представляет собой общественно опасное виновное противоправное деяние (действие или бездействие), нарушающее установленный порядок осуществления операций с валютой и валютными ценностями, за что законодательством предусмотрена юридическая ответственность. Данное определение является общим для всех нарушений валютного законодательства, поэтому конкретные составы подобных нарушений будут рассмотрены в последующем изложении.

Главное отличие нарушений валютного законодательства от других видов противоправного поведения в финансовой сфере заключается в том, что они связаны с неисполнением требований валютного законодательства, т.е. тех норм права, которые регулируют порядок совершения операций с валютой и валютными ценностями.

Специфическим является и субъектный состав данного вида нарушений. В большинстве случаев в качестве нарушителей валютного законодательства выступают организации, осуществляющие внешнеэкономическую деятельность (экспортеры, импортеры) и использующие иностранную валюту при международных расчетах. Однако из этого не следует, что другие лица не могут являться субъектами нарушений валютного законодательства. Незаконные валютные операции и сделки могут также совершаться организациями, не имеющими ничего общего с внешнеэкономической деятельностью. В качестве возможных нарушителей следует рассматривать также и физических лиц, так как им предоставлено право осуществления отдельных валютных операций.

Вопросы, связанные с содержанием понятия нарушения валютного законодательства и определением природы юридической ответственности за его совершение, до настоящего времени все еще являются дискуссионными. Вместе с тем для идентификации ответственности за нарушение валютного законодательства определяющим, на наш взгляд, является то, что такие нарушения подразделяются на проступки и преступления[3]. Соответственно, у интересующей нас ответственности имеется по крайней мере два правовых основания.

В данном случае проступки, т.е. административно наказуемые нарушения валютного законодательства, или иначе — валютные правонарушения, традиционно рассматриваются в качестве основания административной ответственности. При этом подобные нарушения валютного законодательства относятся сторонниками данного подхода на счет разновидности административных правонарушений[4].

Действительно, в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ) обнаруживается ст. 15.25, которая предусматривает административную ответственность за нарушение валютного законодательства Российской Федерации и актов органов валютного регулирования. Санкции этой статьи, в частности, предусматривают наложение на граждан, должностных лиц и юридических лиц административных штрафов в размерах, достигающих всей суммы валютной операции, осуществленной с нарушением законодательства.

На теоретическом уровне совершение административно наказуемых нарушений валютного законодательства связывается именно с административной ответственностью[5]. Однако существует и такая точка зрения, в соответствии с которой нарушения валютного законодательства можно рассматривать как разновидность финансовых правонарушений, служащих основанием финансовой ответственности. От административной и уголовной ответственности финансовая ответственность отличается тем, что в отличие от двух первых, имеющих в основе своей карающее начало, последняя имеет правовосстановительный характер[6].

В свою очередь, ответственность за нарушения валютного законодательства следует считать разновидностью финансовой ответственности, которая заключается в применении к нарушителю финансово-правовых санкций, заключающих в себе различного рода обременения имущественного характера[7]. Подобный теоретический подход фактически противопоставляется суждениям, приведенным выше[8].

Представляется необходимым обратить внимание на следующее существенное, с нашей точки зрения, обстоятельство. В частности, валютное законодательство, действительно, предусматривает отдельные санкции, которые не могут быть отнесены на счет административных или уголовных наказаний. Наличие таких санкций в известной степени указывает на то, что нарушители валютного законодательства могут также привлекаться к юридической ответственности, которая имеет некую иную отраслевую принадлежность.

Прежде всего обращает на себя внимание норма, предусмотренная п. 1 ч. 2 ст. 23 Федерального закона от 10 декабря 2003 г. № 173- ФЗ, согласно которой органы валютного контроля и их должностные лица в пределах своей компетенции имеют право выдавать предписания об устранении выявленных нарушений актов валютного законодательства Российской Федерации и актов органов валютного регулирования. В свою очередь, резиденты и нерезиденты, осуществляющие в Российской Федерации валютные операции, согласно п. 3 ч. 2 ст. 24 Федерального закона от 10 декабря 2003 г. № 173-ФЗ, обязаны выполнять данные предписания. В этом случае предписание, будучи обязательным для исполнения письменным требованием органа валютного контроля, фактически являет собой меру государственного принуждения, применяемую с целью пресечения нарушения валютного законодательства, а также предотвращения связанных с ним отрицательных последствий, которая сопровождается возложением на нарушителя различного рода обременений, в том числе имущественного характера. Таким образом, выдачу предписания об устранении выявленных нарушений актов валютного законодательства Российской Федерации и актов органов валютного регулирования можно рассматривать как применение к нарушителю правовосстановительной санкции. Ведь в этом случае лицо, которому органом валютного контроля выдано предписание, обязано прекратить противоправную деятельность и выполнить все предусмотренные этим властным актом требования об устранении выявленных нарушений актов валютного законодательства Российской Федерации и актов органов валютного регулирования. При этом нарушитель лишен легальной возможности проигнорировать требования, содержащиеся в предписании, и должен их исполнить своевременно и в полном объеме.

Обращают на себя внимание также положения отдельных подзаконных нормативных правовых актов. Так, в соответствии с Указанием Банка России от 12 февраля 1999 г. № 500-У «Об усилении валютного контроля со стороны уполномоченных банков за правомерностью осуществления их клиентами валютных операций и о порядке применения мер воздействия к уполномоченным банкам за нарушения валютного законодательства» в случае нарушения уполномоченным банком федеральных законов, нормативных актов и предписаний Банка России в сфере валютного регулирования и валютного контроля при проведении валютных операций клиентов без обосновывающих документов к нему может быть применена мера воздействия в виде ограничения проведения операций по купле-продаже иностранной валюты. Такое ограничение может распространяться на совершение банком сделок по купле-продаже иностранной валюты в наличной и безналичное формах от своего имени и за свой счет, а также по поручению клиентов (включая кредитные организации). Ограничение проведения операций купли-продажи иностранной валюты в наличной и безналичной формах на биржевом и внебиржевом валютном рынке может быть введено на срок до шести месяцев в зависимости от характера нарушения, совершенного уполномоченным банком. Данное ограничение вводится предписанием Банка России либо его территориального учреждения. В случае неоднократного применения к уполномоченному банку таких мер Банк России вправе и вовсе отозвать у такого банка лицензию на осуществление банковских операций.

За нарушения валютного законодательства, характеризующиеся повышенной степенью общественной опасности, предусмотрена уголовная ответственность. Данный вид ответственности в первую очередь отличает более суровый характер санкций, предусматривающих наказание не только в виде штрафов в повышенном размере, но и в виде лишения свободы на определенный срок. Правовым основанием этой ответственности является совершение уголовно наказуемого деяния — преступления.

В юридическом обороте термин «валютные преступления» хотя иногда и употребляется, тем не менее широкого распространения не получил. Отсутствует и единство во взглядах относительно того, какие преступления можно рассматривать в качестве таковых. Представляется, что в данном случае объединяющим началом является объект преступного посягательства — система общественных отношений, складывающихся в сфере валютного регулирования. С учетом этого в дальнейшем соответствующие деяния будут рассматриваться нами как преступления против системы валютного регулирования. Дополнительным признаком этих преступлений также может служить их предмет, который в данном случае составляют валюта или иные валютные ценности.

Принимая во внимание указанные признаки, в первую очередь следует обратить внимание на содержание ст. 186 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ), которая предусматривает уголовную ответственность за изготовление, хранение, перевозку или сбыт поддельных денег или ценных бумаг. В п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 апреля 1994 г. № 2 «О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг» (ред. от 6 февраля 2007 г.)[9] обращено внимание судов на то, что «изготовление в целях сбыта или сбыт поддельных денег или ценных бумаг приобретает повышенную общественную опасность в условиях становления рыночной экономики, подрывая устойчивость отечественной валюты и затрудняя регулирование денежного обращения». Подобные действия имеют повышенную общественную опасность, поэтому ответственность за их совершение имеет своим верхним пределом наказание в виде лишения свободы на срок до 15 лет.

К числу правонарушений, совершаемых в сфере валютного регулирования, можно отнести и другие уголовно наказуемые деяния[10]. В частности, следует принять во внимание содержание ст. 193 УК РФ, которая предусматривает уголовную ответственность за уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации. Подобное преступление теперь имеет своим предметом не только иностранную валюту[11], но и валюту Российской Федерации. Масштабы преступного неисполнения обязанностей по репатриации валютной выручки все еще значительны, а степень их общественной опасности по- прежнему высока, поэтому установление подобного уголовно-правового запрета является необходимым. Соответствующие деяния (при отсутствии квалифицирующих признаков) наказываются штрафом в размере от 200 тысяч до 500 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до трех лет.

Наконец, следует упомянуть ст. 193.1 УК РФ, в соответствии с диспозицией которой уголовно наказуемым деянием признается совершение валютных операций по переводу денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации на счета нерезидентов с использованием подложных документов. Базовая санкция данной статьи предусматривает за подобные деяния лишение свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового.

Более обстоятельно соответствующие составы административно и уголовно наказуемых нарушений валютного законодательства и санкции будут рассмотрены в последующем изложении.

С учетом изложенного ответственность за нарушение валютного законодательства следует рассматривать как комплексное понятие, сочетающее в себе меры административной, финансовой и уголовной ответственности, основанием применения которых является соответствующее противоправное поведение. В целом ответственность за нарушения валютного законодательства можно определить как обязанность лица, совершившего валютное правонарушение или преступление, претерпеть лишения личного или имущественного характера в результате применения к нему государством в лице органов валютного контроля и иных уполномоченных органов соответствующих санкций в установленном законом порядке.

  • [1] См., например: Осипов С.К. Ответственность за нарушения валютного законодательства // Право и экономика. 1999. № 5.
  • [2] Подробнее об этом см.: Канцеров Р.Э. Правозащитная деятельность государствав сфере валютных отношений // Российский следователь. 2008. № 13.
  • [3] См.: подробнее: Гогин А.А. Характеристика правонарушений в области валютногозаконодательства Российской Федерации //Финансовое право. 2005. № 3.
  • [4] См.: Сапожников Н.В. Правовые проблемы ответственности в валютных правоотношениях //Хозяйство и право. 2001. № 12. С. 65—73.
  • [5] См., например: Хаменушко И. Проблемы ответственности за нарушение валютного законодательства в связи с принятием Кодекса Российской Федерации обадминистративных правонарушениях // Хозяйство и право. 2003. № 9. С. 82—88.
  • [6] См.: подробнее: Журавлева О.О. Финансовая ответственность в системе юридической ответственности // Финансовое право. 2004. № 4.
  • [7] См.: подробнее: Саттарова Н.А. К вопросу об ответственности за нарушениевалютного законодательства // Финансовое право. 2005. № 10.
  • [8] См.: Ильин А.Ю. Совершенствование института ответственности за нарушениевалютного законодательства // Финансовое право. 2010. № 1. С. 12.
  • [9] Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 6.
  • [10] См.: Гришина Е.П. Ответственность за невозвращение из-за границы средств виностранной валюте: проблемы установления юрисдикции // Таможенное дело.2012. №4. С. 26-29.
  • [11] См., например: Мамченко Л.В. Иностранная валюта как предмет преступления пост. 193 УК РФ// Право и экономика. 2003. № 6.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >