Государства Латинской Америки в борьбе за политическую стабильность и социальный прогресс

Изначально общество в испанских колониях Южной и Центральной Америки пронизывали острые социальные и этнические противоречия, которых не знали колонисты английских колоний Северной Америки. Здесь были вынуждены сосуществовать бок о бок рабы- негры, бесправные местные индейцы, мулаты и метисы с примесью испанской крови, белые бедняки и креольская аристократия, которую не допускали до управления чистокровные испанцы, которых было не более 150 тыс. из почти 17 млн человек населения[1]. Успех американцев в борьбе за независимость и создание США вдохновил латиноамериканских революционеров. При этом Война за независимость Испанских колоний (1810—1826) развертывалась на еще более протяженном театре военных действий и имела три не связанных друг с другом очага сопротивления: юго-восточную часть южно-американского континента (в лице современных Аргентины, Парагвая и Уругвая), Андские страны (Венесуэла, Колумбия, Чили, Перу, Эквадор) и Новую Испанию (Мексику). Родившиеся в ходе борьбы многочисленные независимые государства столкнулись не только с серьезными феодальными пережитками (помещичьими латифундиями, с претензиями католической церкви на господство в обществе), но и с таким новым дестабилизирующим явлением, как каудилизм. Каудильо (вожди местного и общенационального значения) стали порождением латифундистского аграрного строя в условиях слабости государственной власти, когда местный помещик был вынужден защищать свою собственность силами своих крестьян-арендаторов. История многих латиноамериканских стран — это целая серия государственных переворотов, организованных военными предводителями. Например, в Венесуэле с 1835 по 1888 г. не было ни одного гражданского правителя.

Из-за своей социально-экономической слабости страны Центральной и Южной Америки, находились в сильной зависимости от

2

иностранного капитала (прежде всего английского), делали ему неадекватные уступки. Особенно этим отличалась консервативная диктатура П. Диаса (1876—1911), сделавшая ставку на безудержную эксплуатацию природных богатств. Итогом антинациональной политики стало свержение диктатора в ходе Мексиканской революции 1910—1917 гг. и принятие демократической Конституции 1917 г. В ней подчеркивалось, что все богатства страны предоставляются прежде всего гражданам Мексики. Оговаривался запрет иностранным гражданам владеть землей и водами в полосе 100 км от сухопутных границ и 50 км от побережья. В данном случае мексиканцы памятовали о печальных обстоятельствах 1830—40-х гг., когда заселение Техаса американскими колонистами дало им повод требовать независимости, а затем и присоединения этой провинции к США.

Конституция носила четко выраженный социальный характер. Она регулировала продолжительность рабочего дня (до восьми часов в дневное время), вводила ограничения на использование женского труда и труда подростков, устанавливала систему трудового арбитража. Ненависть католических иерархов внутри страны и за ее пределами вызвал запрет церкви владеть недвижимым имуществом и осуществлять религиозное обучение1.

Установившийся революционно-мобилизационный режим преследовал цель социально-экономического ускорения страны. Особенно решительные шаги в этом направлении предприняло правительство Л. Карденаса, при котором в ходе аграрной реформы было распределено 18,1 млн га земли среди 1 млн крестьянских семей. В 1938 г. были национализированы английские компании. Для консолидации общества в 1938 г. была создана новая государственная партия — Партия мексиканской революции, в состав которой наряду с профессиональными политиками вошли профсоюзы и крестьянские лиги.

По другому, менее радикальному, пути реформ пошла Бразилия — наиболее крупная из южно-американских стран, в которой вплоть до 1888 г. сохранялось рабство, а в 1889 г. была свергнута монархия. Здесь в период авторитарно-полицейского правления Ж. Варгаса (1930—1945) власть частично обратились к опыту итальянского фашистского корпоративизма. Вместе с тем усиленный государственный контроль над экономикой и социальными отношениями не сопровождался ни агрессивным внешним политическим курсом, ни расистской идеологией, а «пятая колонна», действовавшая в интересах нацистской Германии партия интегралистов, была запрещена в 1937 г. Варгас ставил перед собой две задачи: форсированное развитие промышленности под патронажем государства и достижение классового сотрудничества. В Бразилии была создана тяжелая промышленность, стали внедряться элементы планирования. Но особенно значимыми в сфере социального законодательства оказались: признание права на восьмичасовой рабочий день и воскресный отдых, дополнительная оплата ночной работы, запрет на труд детей до 16 лет, а на вредных производствах — женщин и подростков до 18 лет[2].

Пример активного социального реформаторства в Аргентине дает деятельность правительства Х.Д. Перона (1946-1955) и его харизма- тичной жены Эвы. В момент, когда в результате послевоенного экономического бума предприниматели были готовы пойти на уступки рабочим, аргентинский президент проводит поголовную скандика- лизацию всех трудящихся, переходит к практике заключения коллективных договоров в отдельных областях экономики, вводит общенациональную систему социального обеспечения. Им проводится курс на ограничение позиций иностранного капитала: у англичан выкупается 47 тыс. км железных дорог, погашается внешний долг, ставится под контроль внешняя торговля.

Любой прогрессивный режим, противопоставляющий себя иностранным компаниям, является для последних нежелательным. Однако если правительство Перона в 1955 г. удалось свергнуть, то через несколько лет получает развитие обратная ситуация: в результате партизанского восстания 1 января 1959 г. свергнут реакционный проамериканский режим Батисты на Кубе с переходом всей власти под контроль повстанческой армии во главе с Ф. Кастро, после чего начинается проведение радикальной аграрной реформы с экспроприацией земельных владений свыше 100 га. Национализируется нефтяная промышленность и все сахарные заводы, принадлежащие американцам, что приводит к полной экономической блокаде острова. Только экономическая и военная помощь СССР спасает кубинскую революцию, но в свою очередь размещение советских ракет на Кубе провоцирует Карибский кризис в отношениях между США и СССР в октябре 1962 г.

Куба была далеко не единственной страной в Западном полушарии, которая стремилась ориентироваться на радикальные преобразования. В Чили после победы на президентских выборах 1970 г. единого кандидата от социалистов, коммунистов и леворадикальных групп С. Альенде завершается аграрная реформа, расширяются права рабочих и служащих на производстве. Под государственный контроль были поставлены крупные промышленные пред2

приятия, банки, внешняя торговля. Военный переворот 11 августа 1973 г., во главе которого встал генерал А. Пиночет, привел к массовым репрессиям (было произведено 100 тыс. арестов, миллион граждан покинули страну). Проводимая политика «шоковой терапии» выразившаяся в разгосударствлении предприятий, резком снижении протекционистских барьеров, привела к притоку иностранного капитала, при одновременном наступлении на права трудящихся. С середины 1980-х гг. она стала давать заметные позитивные результаты, которые были связаны с рядом объективных и субъективных обстоятельств. Помог рост цен на медь на мировом рынке. Правительство Пиночета воспользовалось плодами реформ, осуществленных его предшественниками, в частности: национализацией медной промышленности, ликвидации латифундизма и докапиталистических пережитков в деревне1.

По схожему неоконсервативному пути пошли в 1990-е гг. некоторые другие страны. Например, в Аргентине государственное дерегулирование сопровождалось катастрофическим ростом внешнего долга и выплат по нему, дефицитом торгового и платежного баланса, резким снижением жизненного уровня большинства аргентинцев.

Знаменательным событием для Южной и Центральной Америки в конце XX в. стала демократизация ведущих стран — Мексики и Бразилии. В Мексике демонтаж однопартийной системы и разгосударствление большинства предприятий начался в 1990-е гг., а в 2000 г. после победы на президентских выборах к власти приходит лидер оппозиционной партии В. Фокс. Однако демократизация политической жизни привела к ее поляризации, углублению противоречий между элитой и низами, что продемонстрировали президентские выборы в июле 2006 г. Тогда разница в десятые доли голосов, полученных двумя ведущими кандидатами, вылилась в острый внутриполитический кризис, в который оказались втянуты жители столицы. Только в сентябре 2006 г. Федеральный избирательный трибунал признал победителем кандидата правых сил Ф. Кальдерона.

В настоящее время в нижней палате парламента представлено семь партий, но только три из них являются ведущими (это верно и для верхней палаты — сената). Институционной революционной партии, созданной в 1929 г., был долгое время свойственен антиидео- логизм в целях увековечения однопартийного государства, однако в настоящее время она считается правой социал-демократической партией. Партия национального действия, чей лидер занимает сейчас президентский пост, придерживается консервативной, христианской ориентации. Революционно-демократическая партия, кандидат которой был близок к победе в 2006 г., стоит на левых позициях.

В Бразилии после прихода к власти военных в 1964 г., в 1980-е гг. начинается постепенный переход к демократии, выразившийся в принятии прогрессивной, новаторской по своей сути Конституции 1988 г. Бразильский основной закон — один из немногих достаточно подробно регулирующих экономические и социальные основы общества, содержащих специальную главу о политических партиях, а также нормы, посвященные конституционному контролю, социальной политике, здравоохранению, культуре, градостроительству, спорту и т.д. Именно Бразилия и Аргентина выступили в середине 1980-х гг инициаторами торгового союза, а в 1991 г. к ним присоединились Парагвай и Уругвай, что положило начало созданию общего рынка для стран Южной Америки (МЕРКОСУР). Асунсьонский договор определил свободное перемещение товаров, услуг, капиталов, рабочей силы, координацию экономической политики государствами-членами, гармонизацию законодательства[3]. В самой Бразилии, в отличие от Мексики, в последние годы успехом пользуются представители левых политических сил. С 2003 по 2010 гг. президентом страны являлся лидер Партии трудящихся Л.И. Лула де Силва. Его преемницей в результате победы на выборах в октябре 2010 г. стала бывшая глава администрации президента, член партии трудящихся Дилма Руссефф. В Бразилии действует классическая по своей многочисленности многопартийная система. В двухпалатном парламенте представлено около двух десятков партий, причем правящей из них принадлежит весьма относительное большинство (88 мест из 513).

В Венесуэле, типичной в плане политической нестабильности стране, победа на президентских и парламентских выборах 1998 г. Уго Чавеса и его сторонников открывает путь к радикализации государственно-политической жизни. В Конституции 1999 г. фиксируется новое название государства — Боливарианская Республика Венесуэла. Продляется срок полномочий президента с пяти до шести лет, разрешается его переизбрание непосредственно после окончания полномочий. Ликвидируется верхняя палата парламента. Учреждается наряду с тремя традиционными ветвями власти еще две — электоральная (она контролирует процедуры выборов) и моральная или гражданская. «Аналитики обращали внимание на па- родоксальное явление. Вопреки продолжавшемуся ухудшению материального положения населения, рейтинг популярности президента оставался практически неизменным»[4]: степень поддержки населения не опускалась ниже 3 млн.

В апреле 2002 г. глава государства стал жертвой государственного переворота, но через 48 часов заточения был освобожден верными ему войсками. В 2007 г. объявлено о переходе боливарианской революции к социалистическому этапу. На парламентских выборах в сентябре 2010 г. правящая Единая социалистическая партия Венесуэлы, насчитывавшая до 7 млн человек, завоевала более 50% мест в парламенте.

Вопросы и задания для повторения и обсуждения

  • 1. Какие факторы осложнили развитие независимых государств в Южной и Центральной Америке?
  • 2. Что послужило причиной Мексиканской революции 1910—1917 гг.? Почему Конституция 1917 г. считается одной из самых прогрессивных?
  • 3. Какой тип режима формировался в Мексике после 1917 г.? Дайте оценку деятельности правительства Л. Карденеса.
  • 4. Сравните преобразования в Мексике и Бразилии накануне Второй мировой войны. Как бы Вы охарактеризовали деятельность Ж. Варгаса.
  • 5. Проведите сопоставление реформ в Бразилии и Аргентине в 1930-50-е гг.
  • 6. Какие внутриполитические и международные последствия имела Кубинская революция?
  • 7. Чем закончились социально-экономические мероприятия правительства С. Альенде в Чили? Насколько успешен оказался правящий режим в проведении «шоровой терапии» в 1980-е гг.?
  • 8. В какую сторону эволюционировали политические режимы Мексики и Бразилии в конце XX в.?
  • 9. Каким образом страны Южной Америки включились в региональную экономическую интеграцию?

Рекомендуемая литература

  • 1. Декрет мексиканского правительства Карденаса о национализации нефти // Хрестоматия по всеобщей истории государства и права / Под ред. З.М. Черниловского. — М., 1996.
  • 2. Закон об экспроприации в Мексике // Там же.
  • 3. Мексиканский нефтяной закон (декабрь 1925 г.) // Там же.
  • 4. Политическая конституция Мексиканских Соединенных Штатов (5 февраля 1917 г.)// Там же.
  • 5. Жирнов О.А., Шереметьев И.К. Латинская Америка: Затянувшееся ожидание экономического чуда! — М., 2003.
  • 6. Ларин Е.А. Всеобщая история: Латиноамериканская цивилизация. — М., 2007.
  • 7. Латинская Америка: Политические партии и социальные движения. — М., 1993.
  • 8. Латинская Америка: Что принесли неолиберальные преобразования. — М., 1997.
  • 9. Латинская Америка и Карибы: Политические институты и процессы. — М., 2000.
  • 10. Строганов А.И. Латинская Америка в XX веке. — М., 2002.
  • 11. Шереметьев И.К. Латиноамериканский опыт разгосударствления и приватизации. — М., 1993.
  • 12. Шокина И.Е. Хуан Доминго Перон // Вопросы Истории. — 1995. — 1.

  • [1] См.: ЛинчДж. Революция в Испанской Америке, 1808-1826. М., 1979.
  • [2] История Латинской Америки. 1918—1945 / Отв. ред. Н.П. Калмыков. М.,1999. С. 159-160.
  • [3] Гражданское и торговое право зарубежных стран: Учеб, пособие / Под ред.В.В. Безбаха, В.К. Пучинского. М. 2004. С. 76.
  • [4] Дабагян Э.С. Венесуэла: Основные вехи политического развития в XX в. //Новая и новейшая история, 2008. № С. 48.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >