ОСОБЕННОСТИ ИНВЕСТИЦИОННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ РОССИИ С ОТДЕЛЬНЫМИ СТРАНАМИ БРИКС

Китай

Политика Китая в отношении иностранных инвестиций

Китай в настоящее время превратился в крупнейшего получателя текущих ПИИ, став в 2000-е годы по данному показателю второй страной в мировой экономике после США. Вместе с тем по объему накопленных ПИИ Китай пока расположился на 5-м месте после США, Гонконга, который, хотя и является специальным административным районом в составе КНР, выделяется отдельно в международной статистике ПИИ, Великобритании и Франции. По объему накопленных ПИИ в 2012 г. Китай превосходил Бразилию в 1,2 раза, Россию в 1,6, Индию — в 3,7 и ЮАР в 6,0 раз.

За 2001-2012 гг. накопленные ПИИ в китайской экономике выросли в 4,3 раза (см. табл. 2.1).

Политика стимулирования ПИИ осуществлялась с самого начала экономических реформ. ПИИ в 1990-е годы обеспечивали в среднем 3,0% из 10,1% ежегодного прироста ВВП1. В то же время эта политика была селективной в отраслевом и региональном плане. Согласно опубликованному в 1995 г. “Отраслевому каталогу для иностранных инвесторов”, отрасли для привлечения иностранных инвестиций делились на 4 катего- [1]

Китай в мировых ПИИ, на конец года, млрд. долл.

1995

2000

2005

2008

2009

2010

2011

2012

Входящие в Китай ПИИ, в т. ч.

текущие

37,5

40,7

72,4

108,3

95,0

114,7

124,0

121,1

накопленные

101,1

193,3

272,1

378,1

473,1

587,8

711,8

832,9

Исходящие из Китая ПИИ, в т. ч.

текущие

2,0

0,9

12,3

55,9

56,5

68,8

74,7

84,2

накопленные

17,8

27,8

57,2

183,9

245,8

317,2

424,8

509,0

Источник: база данных ЮНКТАД (www.unctad.org).

рии: поощряемые, разрешаемые, ограничиваемые, запрещаемые. После вступления Китая в ВТО в 2001 г., перечень поощряемых позиций для зарубежных инвестиций расширился с 186 до 262, а количество ограничиваемых отраслей сократилось до 75 позиций, помимо этого, по многим из них согласно соглашениям о присоединении к ВТО были оговорены сроки снятия ограничений. Иностранные инвестиции, относящиеся к поощряемым категориям, освобождались от таможенных пошлин и налога на добавленную стоимость по импорту оборудования.

Важнейшим элементом политики привлечения ПИИ стали специальные экономические зоны (СЭЗ), созданные в 1980 г. в восточных провинциях страны, и 14 “открытых” восточных приморских городов, на которые был распространен льготный режим для инвесторов. Первое время СЭЗ были ориентированы на экспорт, а вывоз произведенной продукции во внутренние провинции Китая был запрещен. Данный запрет был снят, когда национальная промышленность достигла достаточно высокого уровня конкурентоспособности и возникла необходимость в формировании экономических связей на региональном уровне. На начальном этапе своего развития СЭЗ преследовали цели привлечения ПИИ, расширения возможностей для занятости и улучшения условий жизни населения, увеличения экспорта товаров и валютных поступлений. В то же время вскоре на приоритетное место вышла задача заимствования передовых технологий и управленческого опыта. В данной связи появляются новые виды СЭЗ — Зоны технико-экономического развития, ориентированные на создание высокотехнологичных предприятий с участием иностранного капитала, и Зоны развития новых и высоких технологий, нацеленные на модернизацию традиционных отраслей и развитие новых технологичных производств.

К иностранным инвесторам в целом стали предъявляться определенные требования. В частности, иностранные компании, участвующие в реализации государственного заказа на территории Китая, должны были:

  • а) являться субподрядчиками местных производителей;
  • б) предоставлять подрядчику (китайской стороне) ноу-хау.

По закону “О предприятиях с участием иностранного

капитала”, принятому еще в 1986 г. и измененному в 2000 г., предприятие должно благоприятствовать развитию народного хозяйства Китая и соответствовать одному из следующих условий: применять передовые технологии международного уровня, экспортировать всю свою продукцию или большую ее часть1.

Как следствие такой политики, значительная часть привлекаемых ПИИ Китая является не сделками слияния и поглощения (М&А), а инвестициями в “чистом поле” (greenfield investments), которые предусматривают создание новых хозяйственных объектов, инвестиции с нулевого цикла. В 2003—2012 гг. было совершено 13,7 тыс. таких сделок, что в 7,6 раза больше, чем было сделок М&А, составивших 1,8 тыс. (см. рис. 2.1).

На 3-м Пленуме ЦК КПК 18-го созыва (ноябрь 2013 г.), на котором обсуждались вопросы дальнейшего развития реформ экономики, в области ПИИ особо подчеркивалась необходимость приоритетного выбора проектов, которые привносят в китайскую экономику новые наукоемкие технологии, а также характеризуются современными характеристиками ресурсосбережения и соответствуют экологическим требованиям. [2]

Динамика сделок с участием ПИИ в Китае в 2003-2012 гг., количество сделок

Рис. 2.1. Динамика сделок с участием ПИИ в Китае в 2003-2012 гг., количество сделок

Источник: база данных ЮНКТАД (www.unctad.org).

Такая политика привлечения ПИИ способствовала созданию их благоприятной секторальной структуры (см. табл. 2.2.).

Таблица 2.2

Доля отдельных секторов в структуре текущих ПИИ в Китай, %

2001

2010

2012

Экономика в целом

100

100

100

Сельское и лесное хозяйство, рыболовство

3,6

1,8

Горнодобывающая промышленность

0,8

0,5

Обрабатывающая промышленность

30,9

58,3

41,7

Энерго-, водо- и газоснабжение

1,4

1,5

Строительство

0,8

1,9

Транспорт и коммуникации

2,6

3,1

Финансы

2,7

Торговля

3,8

8,5

Недвижимость

10,9

15,4

21,6

Лизинг и услуги для бизнеса

5,0

7,3

Другие секторы

6,3

Источник: база данных Министерства коммерции Китая (http://www.fdi. gov.cn/pub/FDI_EN/Statistics/AnnualStatisticsData/); Davies К. Inward FDI in China and its policy context. 2012. October 24 ((http://www.vcc. columbia.edu/content/columbia-f di-prof iles).

Как видно из приведенных в табл, данных, в 2000-е годы в общем объеме ПИИ наблюдался последовательный рост удельного веса обрабатывающей промышленности (более 2/3 всех текущих ПИИ в 2010 г.), а также торговли и недвижимости, что связано с курсом Китая на стимулирование внутреннего спроса. В целом в 2003-2012 гг. ПИИ получили около 340 тыс. китайских предприятий. В 2010 г. на предприятиях с иностранными инвестициями приходилось 55% экспорта и 68% положительного сальдо торгового баланса Китая1.

Если на первых этапах китайских реформ значительную часть ПИИ составляли инвестиции зарубежных предпринимателей китайского происхождения (хуацяо), то постепенно в Китай пришли крупнейшие мировые ТНК, которые способствовали созданию многих современных производств, а также передаче передового опыта управления. В 2010 г. крупнейший производитель процессоров в мире — компания Intel — открыла свой первый завод в Даляне, возведение которого обошлось примерно в 2,5 млрд. долл. Помимо этого завода в Китае у Intel есть комплекс сборки и тестирования в Чэнду и научно-исследовательские центры и лаборатории в Пекине, Шанхае и в других китайских городах. Во многом благодаря приходу в Китай глобальных автоконцернов General Motors, Toyota, Volkswagen, Ford, BMW создана современная автомобильная промышленность. В Китай перенес производство концерн Airbus, который построил завод в провинции Тяньцзин. Motorola, Nokia и Samsung, создав свои производства, не только завоевали ведущие позиции на местном рынке мобильных телефонов и смартфонов, но и значительно расширить экспортные возможности Китая.

Многие иностранные инвесторы осуществляют свои инвестиции в Китай через филиалы и посреднические компании, расположенные в офшорных юрисдикциях. У корпорации CITIC на них формально приходится 97% зарубежных активов[3] [4]. При этом, во многих случаях, например, “зайти” в Китай, минуя Гонконг, практически невозможно.

Офшоры также используют хуацяо, и местные предприниматели, которые затем возвращают вывезенные капиталы обратно в Китай (round tripping capital). Это предопределило географическую структуру входящих ПИИ (см. табл. 2.3.). Основной их объем приходится на Гонконг, от которого с большим отставанием идут другие юрисдикции, в том числе офшорные Британские Виргинские острова, Сингапур, Каймановы острова и т. п. Заметную роль в Китае играют ПИИ из развитых азиатских государств — Японии, Республики Корея, а также США и стран ЕС.

Таблица 2.3

Доля отдельных юрисдикций в структуре накопленных ПИИ в Китае, конец года, %

2002

2010

2012

Мир в целом

100

100

100

Г онконг

45,7

41,2

46,0

Британские Виргинские острова

5,4

10,1

15,4

Япония

8,1

6,6

6,3

Сингапур

4,8

4,0

4,2

США

8,9

7,1

3,0

Республика Корея

3,4

4,3

2,4

Германия

1,8

1,6

1,9

Каймановы острова

0,8

1,9

1,9

Тайвань

7,4

4,7

1,4

Самоа

0,5

1,5

1,2

Маврикий

0,8

1,2

Нидерланды

1,0

1,0

Великобритания

2,4

1,6

0,9

Другие страны

13,6

13,1

Источник: база данных МВФ (http://elibrary-data.imf.org/publik/ FrameReport); Davies К. Inward FDI in China and its policy context. 2012. October 24 ((http://www.vcc.columbia.edu/content/Columbia-fdi-profiles).

Одной из важнейших особенностей китайской политики в 2000-е годы стало быстрое наращивание своих зарубежных инвестиций. Дело в том, что Китай принял и успешно осуществляет государственную стратегию глобального внешнеэкономического наступления под девизом “Идти во вне”. Эта стратегия активного выхода национальных производителей на внешние рынки — “цзоучуцюй” (в буквальном смысле — “выход за ворота своего дома”) начала формироваться в середине 1990 х годов, а официально одобрена в 2000 г. на третьей сессии ВСНП девятого созыва. В ее рамках Китай стремится создать группу китайских ТНК (30-50 компаний), которые заняли бы лидирующие позиции в мировой экономике и которые контролировались бы государством.

В то же время важнейшей задачей стратегии “цзоучуцюй” было расширение возможностей для зарубежных инвестиций частным компаниям. Министерство торговли КНР упростило процедуру, по которой китайские инвесторы получают разрешение на зарубежное инвестирование. В 2004 г. было аннулировано требование об обязательном подтверждении центральными правительственными органами всех инвестиций китайских предпринимателей за рубежом. И расширены полномочия в данной области правительств провинций, автономных районов и городов центрального подчинения. При этом приоритет отдавался следующим проектам:

  • — проектам, увеличивающим обеспеченность национальной экономики природными ресурсами;
  • — проектам, которые способствуют экспорту национальных технологий, товаров и трудовых услуг;
  • — приобретению активов, позволяющих использовать в национальной экономике результаты зарубежных исследований, технологические разработки, опыт управления и иностранных специалистов;
  • — слияниям и поглощениям, которые способствуют повышению конкурентоспособности китайских предприятий и ускорению их выхода на зарубежные рынки.

В условиях глобального кризиса, начавшего в 2008 г. стратегия внешнеэкономической экспансии получила дальнейшее развитие. Это связано не только с внутренними потребностями Китая, но и с хорошей конъюнктурой для инвесторов на зарубежных рынках и накопленными крупными финансовыми резервами, для сохранения покупательной способности которых усилились риски в условиях нестабильности мировой валютно-финансовой системы. При этом Китай, чья политика внешних инвестиций отличается большой гибкостью, неплохо использовал для зарубежных приобретений ухудшившееся во время кризиса финансовое положение глобальных финансовых и нефинансовых ТНК и других компаний во многих странах мира.

Инвестиционное взаимодействие часто сопровождается существенной кредитной подпиткой со стороны Китая, что позитивно воспринимается странами-реципиентами из развивающегося мира. При этом китайские кредиты обычно не носят несвязанного финансового характера, а ориентированы на конкретные области и проекты сотрудничества, и, как правило, используются для финансирования участвующих в нем китайских компаний. Это также повышает отдачу от китайских инвестиций за рубежом.

С 1 мая 2009 г. были введены новые “Правила о контроле за инвестиционной деятельностью за рубежом”, которые предусматривают еще большее упрощение соответствующих процедур. Согласно этим правилам, зарубежная инвестиционная деятельность китайских предприятий должна утверждаться Министерством коммерции КНР лишь в тех случаях, когда: инвестирование осуществляется в странах, которые не установили с Китаем дипотношения, и в определенных странах и регионах; объем китайских инвестиций превышает 100 млн. долл.; инвестиционная деятельность касается интересов многих стран и регионов; создание за рубежом компаний с особой целью1. Эта политика была подкреплена решениями упоминавшегося выше 3-го Пленума ЦК КПК 18-го созыва.

В то же время во многих странах мира Китай столкнулся с жесткой критикой своей внешней инвестиционной политики, обвинениями в агрессивной экономической экспансии, а часто и просто с необоснованным государственным протек- [5]

ционизмом, препятствующим китайским инвестициям. Поэтому важное место в политике Китая заняли меры по объяснению выгодности своих инвестиций для принимающих их стран. Такие факты, например, стали приводиться в отчетах Министерства коммерции КНР о зарубежных инвестициях. В частности в подобном отчете за 2012 г. отмечается, что общий объем налоговых платежей, полученных от зарубежных инвестиционных проектов китайских организаций странами- реципиентами инвестиций, составил 22,2 млрд, долл., а общее количество созданных рабочих мест — примерно 1,5 млн. При этом в зарубежных инвестиционных проектах китайских организаций около половины рабочих мест занимают иностранные работники1. Параллельно Китай выступает за разработку новых недискриминационных правил для международных инвестиций, которые обеспечат справедливые условия для иностранных инвесторов.

В целом в 2001-2012 гг. совокупный накопленный объем зарубежных ПИИ Китая увеличился в 18,3 раза. Если в 2005 г. текущие зарубежные инвестиции составляли 12,3 млрд, долл., то в 2012 г. они были 84,2 млрд, долл., ав2013г. — уже 90,2 млрд, долл. По этому показателю Китай входит в тройку крупнейших доноров ПИИ в мире (после США и Японии).

По состоянию на конец 2012 г., общий объем накопленных за рубежом ПИИ составил 509,0 млрд, долл., что позволило Китаю занять 13-е место по этому показателю в мировом рейтинге. Реципиентами прямых инвестиций китайских организаций в 2012 г. стали 179 государств и территорий. Общая численность китайских предприятий-инвесторов составила 16 тыс., общее количество зарубежных предприятий- реципиентов инвестиции — почти 22 тыс. Увеличилось количество сделок М&А с участием китайских инвесторов. В 2012 г. китайские инвесторы участвовали в 457 сделках, направленных на поглощение или слияние с иностранными предприятиями. Общая сумма таких сделок составила 43,4 млрд, долл.[6] [7]

Значительная часть ПИИ из Китая (более 85%) направляется в офшорные спарринг-офшорные юрисдикции. Здесь как и притоке инвестиций резко выделяется Гонконг (см. табл. 2.4).

Таблица 2.4

Доля отдельных юрисдикций в накопленных за рубежом ПИИ из Китая, на конец года, %

2003

2005

2008

2010

2011

Мир в целом

100

100

100

100

100

Г онконг

74,1

63,8

63,0

62,8

61,6

Британские Виргинские острова

1,5

3,5

5,7

7,3

6,9

Каймановы острова

11,1

15,6

11,0

5,5

5,1

Австралия

1,2

1,0

1,8

2,5

2,6

Сингапур

0,6

0,6

1,8

1,9

2,5

США

1,5

1,4

1,3

1,5

Люксембург

0,1

1,8

1,7

Канада

0,2

0,0

0,7

0,8

0,9

Россия

0,8

1,0

0,9

0,9

Франция

0,0

0,0

0,1

од

0,9

Страны Африки

1,5

2,7

4,2

3,8

Другие страны

10,6

9,3

10,8

11,0

Источник:Т>аviesK.OutwardFDIfromChinaanditspolicycontext.2012.June7. (http://www.vcc.columbia.edu/content/columbia-fdi-profiles); Salidjano- va N. Going Out: An 2011 Statistical Bulletin of China’s Outward FDI Stock. MOFCOM, 2013. P.79.

На втором месте идут Британские Виргинские острова, уступившие в 2011 г. почти в 9 раз Гонконгу по этому показателю. Также выделяются Каймановы острова, Сингапур. Среди других стран, согласно официальной статистике, преобладают азиатские юрисдикции, а также увеличившие свой удельный вес в последние годы Австралия, США и страны ЕС. Россия в 2011 г. вошла в десятку получателей накопленных китайских ПИИ.

Следует также отметить тенденцию к некоторому уменьшению доли Гонконга, который играет роль своеобразного “перевалочного хаба” для зарубежных ПИИ из Китая, где они меняют свою географическую направленность. Эту ситуацию иллюстрирует табл. 2.5, где приводятся данные официальной и неофициальной статистики.

Таблица 2.5

Межконтинентальное распределение ПИИ из Китая в 2009-2010 гг. по данным официальной и неофициальной статистики, %

Континенты

Азия

Север

ная

Аме

рика

Европа

Африка

Латин

ская

Амери

ка

Океания

Официальная

статистика

65

4

10

3

15

3

Исследование Китайского совета содействия международной торговле

46

27

23

22

3

7

Источник: Томберг И. Экспансия китайского капитала в посткризисный период (Часть 1) // Вестник ФГУ “Регистрационная палата Минюста РФ. 2013. №2. С. 42.

Как видно из приведенных данных, реальные ПИИ в Африку и Северную Америку примерно в 7 раз, а по Европе — более чем в 2 раза превышают данные официальной статистики.

Реципиентами прямых инвестиций китайских организаций в 2012 г. стали 179 государств и территорий. Общая численность китайских предприятий-инвесторов составила 16 тыс., количество зарубежных предприятий-реципиентов инвестиции — почти 22 тыс.1.

Подавляющее большинство накопленных за рубежом инвестиций приходится на госкомпании. Почти половина всех инвестиций в 2005-2011 гг. была реализована всего четырьмя компаниями: CNPC (China National Petroleum Corporation), [8]

Sinopec (China Petroleum &Chemical Corporation Limited), CIC (China Investment Corporation) and Chinalco (Aluminum Corporation of China)1.Тем не менее, частные компании постепенно наращивают позиции. Например, в 2011 г. на их долю пришлась почти половина новых инвестиций.

Офшорная составляющая сказывается и на секторальной структуре зарубежных ПИИ Китая. Как видно из официальной статистики, главными сферами приложения ПИИ являются сфера лизинга и других коммерческих услуг, горнодобывающая промышленность, торговля и финансы (см. табл. 2.6).

Таблица 2.6

Доля отдельных секторов

в структуре накопленных за рубежом ПИИ из Китая, %

2004

2010

2011

Все инвестиции

100

100

100

Обрабатывающая промышленность

10,0

5,6

6,3

Горнодобывающая промышленность

13,4

14,1

15,8

Лизинг и коммерческие услуги для бизнеса

36,6

30,7

33,5

Финансы

13,3

15,9

Транспорт и коммуникации

10,3

7,3

5,9

Оптовая и розничная торговля

17,4

13,2

11,6

Компьютерно-информационные услуги

1,7

2,2

Аграрно-промышленный комплекс

1,8

0,8

2,2

Строительство

2,0

1,9

Недвижимость

2,3

Научные и лабораторные исследования, геологоразведка

1,3

2,0

Снабжение электричеством, газом, водой

1,7

Источник: Davies К. Outward FDI from China and its policy context. 2012. June 7. (http://www.vcc.columbia.edu/content/columbia-fdi-profiles); 2011 Statistical Bulletin of China’s Outward Foreign Direct Investment. Beijin: MOFCOM. 2013. P.85. [9]

2013. №3. С. 40.

Однако анализ структуры таких ПИИ по конкретным проектам, который проводит The Heritage Foundation, показывает значительно большее представительство в накопленных инвестициях топливно-энергетического и металлургического комплекса, а также строительства и недвижимости (см. рис. 2.2).

Оценка отраслевой структуры зарубежных китайских ПИИ в период 2005 — июнь 2013 г. экспертами The Heritage Foundation, %

Рис. 2.2. Оценка отраслевой структуры зарубежных китайских ПИИ в период 2005 — июнь 2013 г. экспертами The Heritage Foundation, %

Особенно быстрый рост наблюдается в ПИИ в топливно- энергетические отрасли, что обусловлено динамикой экономического роста Китая и увеличением внутреннего потребления. С последним связана и тенденция роста ПИИ в сельское хозяйство, хотя она пока не видна по данным официальной статистики.

Новой тенденцией стала экспансия китайских высокотехнологичных компаний, среди которых выделяются Ниаwei Technologies, Haier, Lenovo, ZTE, Hisense, Founder, TCL, которые работают в электронике, производстве компьютеров и оргтехники, а также в сфере инновационных технологий. Например, Lenovo в 2005 г. приобрела у IBM компьютерное подразделение, а в 2014 г. производителя мобильных устройств Motorola у Google. Hisense приобрела технологию Matsushita по производству цветных телевизоров, ZTE благодаря технологиям Intel стала первым в стране оператором беспроводного Интернета.

Расширяются инвестиции и в другие зарубежные предприятия, которые могут предоставить Китаю современные технологии. Это касается как традиционных отраслей промышленности (производство судового оборудования, оборудования для легкой промышленности и т. п.), так и компаний из “верхних цепочек добавленной стоимости”. Например, Bluestar Group приобрела норвежскую ELKEM, являющуюся известным производителем субстанций на основе силикона и углеводородных сплавов, и поставляющую свою продукцию предприятиям электронной промышленности, металлургии. Xian Aircraft Industry купила австрийскую F ACC AG, производящую композитные углепластики для авиакосмической промышленности1.

Проведение более эффективной политики в отношении ПИИ в зарубежные активы способствовало создание государственной инвестиционной корпорации CIC, которая стала одним из крупнейших в мире суверенных инвестиционных фондов. CIC была образована в 2007 г., когда ей было выделено из золотовалютных резервов около 200 млрд. долл, для повышения эффективности использования резервных средств. По состоянию на конец 2013 г. CIC имела под своим управлением активы на почти 600 млрд. долл. В 2010 г. CIC учредила новое дочернее предприятие Central Huijin Investment Corporation в играющем особую роль в потоке входящих и исходящих ПИИ Гонконге.

Заметную активность за рубежом проявляют не только гонконгские “дочки” государственных корпораций, но и [10]

частный гонконгский фонд China Investment Fund (CIF), имеющий тесные связи с Пекином. Управление валютного контроля КНР (SAFE) помимо регулирования капиталовложений из-за рубежа и за рубеж принимает непосредственное участие в инвестиционной работе через гонконгскую “дочку” (SAFE Investment Company)1.

Что касается взаимных инвестиций Китая со странами БРИКС, то здесь имеются большие различия в оценках. По базе данных МВФ видно, что объем привлеченных инвестиций незначителен, особенно, учитывая общий объем накопленных ПИИ Китаем, существенно превосходящий приводившиеся выше данные ЮНКТАД и других статистических баз. Данных же по исходящим из Китая инвестициям база данных МВФ не содержит, а другие оценки носят нерегулярный характер. Ниже приводятся данные зеркальной статистики зарубежных для Китая стран БРИКС по привлеченным этими странами китайским инвестициям, которые показывают, что они превосходят направленные ими в Китай инвестиции (см. табл. 2.7). [11]

Таблица 2.7

Накопленные ПИИ Китая в/из стран БРИКС в 2012 г.

ПИИ в страну

ПИИ из

страны*

Млн. долл.

% от всех инвестиций в Китай

Млн. долл.

Бразилия

502

0,02

2491

Индия

599

0,03

601

Россия

440

0,02

2152

ЮАР

327

0,02

5077

БРИКС в целом

1868

0,09

19321

Китай, всего

206827

100,00

* оценка

Источник: база данных МВФ (http://elibrary-data.imf.org/FindDataReport).

Для более объективной оценки представляют интерес данные по конкретным инвестиционным проектам китайских ТНК в странах БРИКС, которые показывают существенный объем и разнообразие направлений и форм реального инвестиционного сотрудничества в 2009—2013 гг.

В частности, 2010 г. стал пиком для ПИИ Китая в Бразилию, когда они достигли 12,7 млрд. долл, (в 2011 г. — 8 млрд, долл., 2012 — 3 млрд. долл, и в 2013 г. — почти 4 млрд. долл.). Крупнейшей сделкой 2010 г. стала покупка китайской Sinopec за 7,1 млрд. долл. 40% акций бразильского подразделения компании испанской Repsol — Repsol-YPF, которая является третьей нефтедобывающей компанией страны.

Активно развивается сотрудничество китайских компаний с бразильской государственной нефтяной компанией Petrobras, которая во время глобального кризиса приняла решение о реструктуризации своих активов. В 2013 г. китайская Sinochem за 1540 млн. долл, приобрела 35% акций этой компании в нефтяном месторождении Parque das Conchas Разработку этого месторождения также осуществляют Royal Dutch Shell (50% акций) и индийская ONGC (15% акций). Еще раньше в 2010 г. Sinochem за 3,1 млрд. долл, приобрела у компании Statoil 40% акций нефтяного месторождения у берегов Бразилии рядом с месторождением Peregrino. В 2013 г. китайские CNOOC и CNPC стали участниками международного консорциума по разработке месторождения Libra на континентальном шельфе Бразилии, заплатив за пакеты по 10% его акций 1,3 млрд. долл. В состав консорциума входят сам Petrobras (40%), а также Shell (20%) и Total (20%). Sinopec за 4,8 млрд, долл, в 2011 г. приобрела 30% акций бразильского подразделении португальской нефтяной компании Galp Energia.

Китайские инвестиции направляются и в другие сектора бразильского топливно-энергетического комплекса. Так, государственная электросетевая корпорация Китая — State Grid Corporation of China — в 2012 г. приобрела за 942 млн. долл. (ПИИ составили 531 млн. долл, и долги — 411 млн. долл.) у испанской компании ACS, оперирующей в Бразилии в области передачи электроэнергии, ее бразильскую “дочку”, который принадлежат 7 ЛЭП общей протяженностью около 3 тыс. км.

Увеличиваются китайские инвестиции в горнодобывающую и металлургическую промышленность Бразилии. Wuhan Iron and Steel (WISCO) в 2009 г. приобрела за 400 млн. долл. 22% акций бразильской MMX Mineracao&Metalicos (MMX). Это позволило ей заключить контракт на долгосрочную поставку бразильской железной руды в Китай. Кроме того, китайская WISCO и ММХ договорились о строительстве металлургического завода в порту Аси с годовой мощностью 5 млн. тонн стали.

Китайская государственная компания East China Mineral Exploration and Development Bureau за 1,2 млрд. долл, приобрела в 2010 г. право на разработку бразильского железорудного месторождения Jupiter у компании Bemai Participacao е Administracao Ltda. Его запасы оцениваются в 1,39 млрд, тонн при среднем содержании железа 40%. Консорциум китайских государственных компаний, куда вошли CITIC Group, Taiyuan Iron &Steel Group и Baosteel Group Corp., за 1950 млн. долл, приобрел 15% акций крупнейшего в мире производителе ниобия Companhia Brasileira de Metalurgia e Mineracao который обладает более 80% мировых запасов ниобия, использующегося для упрочнения стали для производства автомобилей и газопроводов.

В Бразилии активны китайские автопроизводители. JAC Motors собирается вложить 450 млн. долл, в строительство нового завода в северо-восточной части Бразилии, которое осуществляется совместно с бразильской SHC Group. Другой китайский автопроизводитель Beiqi Foton Motors Со совместно с американской компанией Cummins Inc построит два завода, которые будут производить легкие грузовики и пикапы. Инвестиции Beiqi Foton Motors Со составят примерно 300 млн. долл. Китайский автопроизводитель Chery вложит в строительство еще одного нового завода в Бразилии 400 млн. долл. Главным автомобилем, который будет продвигаться в Бразилии, станет Chery Tiggo 3, адаптированная к условиям Бразилии.

Увеличиваются китайские инвестиции в другие секторы бразильской экономики. Компания Sany Heavy, занимающаяся производством строительной техники, инвестировала

200 млн. долл, в строительство производственной базы для разработки оборудования в Бразилии. Китайский лидер в сфере продуктов питания и напитков — корпорация COFCO вложит 320 млн. долл, в сельское хозяйство Бразилии. Китайская компания Huawei — один из крупнейших инвесторов в телекоммуникационную отрасль Бразилии. Китайский производитель компьютеров Lenovo за 150 млн. долл, в 2012 г. приобрел бразильского производителя электроники Digibras для расширения масштабов своей деятельности на бразильском потребительском рынке. Digibras располагает собственным производственным комплексом в свободной зоне Манауса, где работает почти 6 тыс. сотрудников.

В 2013 г. второй по величине активов в Китае China Construction Bank, который имеет свои подразделения в 15 странах с совокупными активами в размере порядка 120 млрд, долл., за 720 млн. долл, приобрел 74% акций бразильского Banco Industrial е Comerical. Годом раньше в China Construction Bank за 200 млн. долл, купил бразильские активы немецкого банка WestLB.

Ожидается существенное расширение китайских инвестиций в развитие инфраструктуры Бразилии, в том числе — расширение автомобильных дорог, строительство аэропортов Рио-де-Жанейро и Белу-Оризонти, создание скоростной железной дороги Сан-Паулу-Рио-де-Жанейро.

Особо следует отметить, что китайские компании используют возможности бразильских ТНК для экспансии в Латинскую Америку. Например, в 2013 г PetroChina (дочерняя компания CNPC) за 2,6 млрд. долл, купила у бразильской Petro- bras 100% акций ее перуанской дочки Petrobras Energia Peru.

В Индии, которая, как и Россия, имеет общую границу с Китаем, китайские инвестиции не столь существенны как в Бразилии, что связано с особенностями развития китайско- индийских отношений, где долгое время определенное влияние оказывали политические факторы. Однако в связи с оживлением китайско-индийского торгово-экономического сотрудничества, ориентирующегося на “стабильное добрососедство”, наметилась тенденция к их росту. Главными секторами для китайских ПИИ является металлургическая промышленность, машиностроительные и некоторые другие высокотехнологичные производства. Так, в 2008 г. китайскими Xingxing Cathay International Group Co. Ltd., China Minmetals Corporation и индийскими Kelachandra Group и Manasara Group было создано СП Xindia Steels Ltd, которое занимается производством железорудных окатышей. Попутно будет создано ряд сопряженных производств — цементное, производство арматуры, энергетические мощности. Инвестиции китайских компаний составили 1,2 млрд. долл.

Компания Sany, производящая экскаваторы и другие строительные машины, построила в штате Махараштра свой первый завод в Индии. Инвестиции составили 70 млн. долл., на заводе занято 460 местных жителей.

Китайская компания Tebian Electric Apparatus, являющаяся мировым производителем электротехнического оборудования по передаче, преобразованию и распределению электроэнергии, намерена реализовать в Индии проект в области использования альтернативной энергии стоимостью 400 млн. долл.

Sinosteel Согр., которая является крупнейшим импортером индийской железной руды, начала строительство завода в Индии мощностью 5 млн. тонн стали в год Общая стоимость проекта должна была составить 4 млрд. долл. Однако из-за ослабления мирового спроса реализация этого проекта была заморожена в 2009 г.

Shanghai Auto в 2009 г. создал на паритетных началах с “индийской дочкой” General Motors — General Motors India СП по сборке легких грузовиков с использованием китайских комплектующих. Машины будут собирать на двух заводах GM India в штатах Гуджарат и Махараштра, на его заводе Инвестиции Shanghai Auto в этот проект составили 350 млн. долл.

Китайский производитель высоковольтных трансформаторов Tebian Electric Apparatus Stock вложил 400 млн. долл, в создание соответствующего производства в Индии.

Китайская компания Huawei Technologies в 2012 г. инвестировала 150 млн. долл, в строительство предприятия на юге Индии, которое будет выпускать сетевое оборудование. В Индии имеется исследовательский центр Huawei в городе

Бангалоре, где работает около 2000 человек. Еще 4000 человек занято в компании Huawei India, которая осуществляет продажи и маркетинг продукции.

Всего, по оценкам Exim Bank, в Индии 10 китайских компаний имеют или строят заводы, а 100 компаний имеют свои представительства1.

Китай рассматривает ЮАР как важнейший плацдарм для экспансии в Африку, которой он уделяет большое место в своей внешнеэкономической политике. Что касается конкретных проектов, то здесь можно упомянуть сделку Industrial and Commercial Bank of China, который потратил в2007г.5,6 млрд, долл, на покупку 20% акций крупнейшего в ЮАР банка — Standard Bank Group Ltd. Это позволило расширить объем операций не только в африканском регионе, но и на других развивающихся рынках.

Китайские Jinchuan Group и China-Africa Development Fund, созданный China Development Bank для инвестиций в Африку, в 2010 г. за 230 млн. долл, приобрели 51% Wesizwe Platinum, занимающаяся геологоразведочными работами на месторождения платиноидов. Jinchuan Group в 2011 г. также инвестировала 1360 млн. долл, в покупку 100% акций меднорудную компанию Metorex, обладающей лицензиями на разработку крупных месторождений медных и кобальтовых руд. CITIC и China Development Bank в2011г. за 470 млн. долл, приобрели 75% акций южноафриканской Gold One, занимающейся добычей золота, разработкой отвалов, содержащих золото и уран. Tangshan Jidong Cement и China Development Bank в 2010 г. приобрели за 120 млн. долл. 60% акций строительной компании из ЮАР Women Investment Portfolio Holdings. CIC за 250 млн. долл, купила 25% акций инвестиционной компании Shanduka Group. В 2012 г. Консорциум во главе с китайской Hebei Iron & Steel Group за 380 млн. долл, приобрел 74,5% акций южноафриканской компании Palabora Mining, осуществляющий добычу, обогащение и металлургический передел медных руд. Hebei Iron & Steel Group, которая является одним из крупнейших [12]

производителей стали в КНР, будет вести оперативное управление деятельностью Palabora Mining.

Существенно возросли инвестиции Китая в Россию, о чем подробно будет сказано ниже.

  • [1] Чжифэн У. Как привлечь деньги // Ведомости. 2011. 5 марта.
  • [2] См. подробнее: Хейфец Б.А., Селихов Д.М. Роль иностранныхинвестиций, технологий и менеджмента в модернизации страновыххозяйственных систем // Постсоветское пространство в глобализирующемся мире. Проблемы модернизации. М.: Алетейя, 2008. С. 53-58.
  • [3] Кузнецов А. Экспансионизм КНР в условиях глобализации //Общество и экономика. 2013. №3. С. 4.
  • [4] Кузнецов А. Транснациональные корпорации стран БРИКС //Мировая экономика и международные отношения. 2012. №3. С. 4.
  • [5] В Китае обнародованы “Правила о контроле за инвестиционной деятельностью за рубежом” (http://www.russian.xinhuanet.com/russian/2009-03/17/content_839168.htm).
  • [6] Зарубежные инвестиции китайских организаций в 2012 г. (http://cnlegal.ru/china_economic_law/2012_f oreign_direct_investment/).
  • [7] Там же.
  • [8] Зарубежные инвестиции китайских организаций в 2012 г. (http://cnlegal.ru/china_economic_law/2012_f oreign_direct_investment/).
  • [9] Tомберг И. Экспансия китайского капитала в посткризисный период (Часть 2) // Вестник ФГУ “Регистрационная палата Минюста РФ.
  • [10] Кондратьев В. Разработано в Китае / / Прямые инвестиции. 2014.№ 1-2. С. 70.
  • [11] Томберг И. Экспансия китайского капитала в посткризисныйпериод. (Часть 1) // Вестник Регистрационной палаты Министерстваюстиции РФ. 2013. №2. С. 42.
  • [12] India and China: Friend, enemy, rival, investor // The Economist.2012. 30 June.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >