Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow Культурология. Теория, философия, история культуры

Русское искусство XVIII в.

Реформы Петра сказались и в этом деле, и, как пишет П.Н. Милюков, «новый поток иностранных влияний, немецких, француз-

Барокко и классицизм

ских, итальянских, английских устремляется в область архитектуры, как и в другие области русской культурной жизни»1. В архитектуре иностранные влияния оставили особенно заметные следы, так как новая столица представляла широкий простор для зодчества в новых стилях, а огромные средства петербургского двора позволяли выписывать из-за границы самых лучших мастеров, давая им неограниченные возможности и свободы и снабжая всем необходимым. Вместе с иностранными зодчими работали русские мастера, выучившиеся благодаря петровской реформе за рубежом, и в своих талантах и мастерстве подчас не уступавшие иностранцам.

Вся архитектура в XVIII в. развивалась «под знаменем космополитизма», как и все русское образование того времени. Но, развиваясь на русской почве, она отразила все местные особенности. На протяжении ста лет Петербург был полем архитектурного эксперимента. И Петр I, и Екатерина II были одержимы строительством. В 1779 г. в одном из писем Екатерина так охарактеризовала свое увлечение строительством: «Строительное неистовство у нас сейчас свирепствует, больше чем когда ни было, и едва ли землетрясение разрушало столько зданий, сколько мы их воздвигаем... Это прямо болезнь, нечто вроде запоя»[1] [2].

Господствующим художественным стилем в архитектуре этого периода был барокко. В Россию этот стиль пришел в конце XVII в. из Польши через Украину, приобретя в московской архитектуре своеобразные черты и потому названный нарышкинским. Развитие нарышкинского стиля было прервано в 1714 г. указом, запретившим всякое каменное строительство в России вне Петербурга. Это не помешало Москве сохранить свое своеобразие и отечественные традиции.

Ведущим архитектором в Москве в это время был Д.В. Ухтомский (1719—1774). Он достроил многоярусную колокольню ТроицеСергиевой Лавры, построил Красные ворота в Москве (разобраны в 1930-е годы), создал первую архитектурную школу в России, из которой вышли такие известные архитекторы, как Л.Ф. Кокоринов, И.Е. Старов, М.Ф. Казаков.

Общий характер петербургской архитектуры — северонемецкий и голландский, потому что главный архитектор Петра I Д. Трезини (1670—1734) — выходец из итальянской Швейцарии, вынес привычку к северному барокко из своей долговременной службы при дворе датского короля. Первые монументальные здания Петербурга построены по проектам Трезини: Петропавловский собор и крепость, здание Двенадцати коллегий (Петербургский университет), частично Алек- сандро-Невская лавра. По приглашению Петра I в Петербурге в течение трех лет работал также французский архитектор Ж. Б. Л. Леблон (1679—1719), разбивший сады Петергофа, Стрельны и Летний сад.

Новый толчок петербургскому строительству был дан в царствование Елизаветы Петровны (1709—1762). Главный представитель русского барокко середины века — В.В. Растрелли (1700—1771). Под влиянием русской художественной культуры он творчески переосмыслил европейское барокко в традициях русской художественной культуры. Наиболее известные его творения (Зимний дворец, Петергофский и Царскосельский дворцы, собор Смольного монастыря, Аничков дворец, дворцы графов Воронцова и Строганова) отличают пространственный размах, прямолинейные планы, богатое скульптурное убранство.

В 1758 г. Елизаветой была основана Академия художеств, получившая свое окончательное устройство при Екатерине 11 в 1774 г., когда был составлен ее устав, списанный с Парижской Академии. Профессорами Академии были французы; ученики, окончившие курс, отправлялись на стажировку в Париж. Но они, как пишет П.Н. Милюков, были отодвинуты на второй план крупными мастерами, которых Екатерина продолжала выписывать из-за границы. «В результате этих вызовов во второй половине XVIII в. были воспроизведены в России — с меньшим опозданием, чем прежде, — все те стили, которые за это время сменились в Европе...»[3].

В 60-е годы барокко в архитектуре заменил классицизм. Это совпало с переменой вкуса на престоле: показной роскоши Елизаветы Петровны Екатерина 11 предпочла простоту и уют. Эти вкусы императрицы удовлетворяло творчество профессора Академии художеств Ж.Б.М. Валлен-Деламота (1729—1800), построившего здание Академии художеств вместе с русским архитектором Л.Ф. Кокориновым (1726—1782), а также старый Эрмитаж. Одновременно с ним в Петербурге работал архитектор Антонио Ринальди (1710—1794), создавший Мраморный дворец (1768) и дворец в Гатчине (1766).

Увлечение Екатерины иностранными мастерами на определенном этапе сменилось обращением к русским архитекторам. В.И. Баженов (1737-1799), И.Е. Старов (1745-1808), Ю.М. Фельтен (1730-1801) получили большие заказы и выполнили их талантливо и ответственно. В 1762—1784 под руководством Фельтена велись работы по облицовке гранитом левого берега Невы, (гранитные набережные — одно из лучших украшений города).

В. И. Баженов, член трех итальянских академий, в 1765 г. вернулся в Россию, получил заказ на строительство Каменноостровского дворца и Старого арсенала. Впоследствии им вместе с архитектором В.Ф. Бренна (1745—1820) был построен Михайловский замок, Дом Пашкова в Москве, романтичный дворцово-парковый ансамбль Царицыно. Архитектор И.Е. Старов, получивший образование в Париже, — создатель Троицкого собора в Александро- Невской Лавре (по типу базилики), а также Таврического дворца, прославившего его.

Архитекторами этого времени были также приглашенные императрицей шотландец Ч. Камерон (1730—1812) и итальянец Дж. Кваренги (1744—1817). Камерон построил архитектурный ансамбль в Екатерининском парке с павильоном «Холодные бани» и знаменитыми Агатовыми комнатами, Камероновой галереей и Пандусом; парадные апартаменты и личные комнаты Екатерины II в Большом (Екатерининском) дворце и др. Итальянец Дж. Кваренги, изучавший в натуре памятники древности, работал в стиле чистого классицизма. Он автор строгих, монументальных, пластически законченных построек (здание Академии наук, Эрмитажный театр, здание Ассигнационного банка). Но наибольшего успеха, по словам П.Н. Милюкова, в достижении впечатления живописности одними только архитектурными средствами — гармонией чистых линий и благородством пропорций — Кваренги достиг в своем Александровском Царскосельском дворце с его знаменитыми колоннадами.

  • [1] Милюков П.Н. Указ. соч. Т. 2. С. 20.
  • [2] Там же. С. 21.
  • [3] Милюков П.Н. Указ. соч. С. 25.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы