АСИММЕТРИЧНОСТЬ ЯЗЫКОВОГО ЗНАКА

Имя VS предикат

В соответствии с логико-коммуникативным подходом к значению, «семантическое содержание слова формируется под влиянием его роли в сообщении. Если, отвлекаясь от отношений, предваряющих высказывание, т. е. от номинации и экзистенции, считать, что в предложении регулярно реализуются две основные коммуникативные функции - идентификация предметов, о которых идет речь, и предикация, вводящая сообщаемое, то можно ожидать, что значение слов приспосабливается к выполнению одного из этих заданий» [Арутюнова, 1976, с. 34].

Имена характеризуются предметной семантикой. «Употребление конкретных имен предопределено онтологией мира... Компетенция в области идентифицирующих имен создается знанием их референции» [Арутюнова, 1976, с. 38].

«Суть предиката состоит в «обозначении и оценке статических свойств и динамических проявлений предметов действительности, их отношений друг к другу. В области предикатов дифференцируются значения, шлифуется система понятий» [Арутюнова, 1976, с. 40]. Именная семантика обращена к пространственному параметру мира, предикатная организована временной осью. «Предмет и действие, пространство и время < ... > - таковы некоторые параметры, ответственные за поляризацию двух типов значений, первый из которых определяется отношением к миру, а второй - к человеческому мышлению о мире. Природа суждения аналогична природе человека: в ней дух соединен с материей» [Арутюнова, 1972, с. 47]. Отношения между этими семантическими типами (именем и предикатом) характеризуются процессами транспозиции, взаимообменом [Арутюнова, 1976].

Среди существительных различаются слова, выполняющие предикатные и именные функции. Именные знаки «соответствуют» конкретным объектам, которые участвуют в определенных конкретных ситуациях, разворачивающихся в реальной действительности. Семантические признаки этих именных знаков определяются «вещностью обозначаемых ими объектов» [Богданов, 1977, с. 29].

Предложенные В. Порцигом [Porzig, 1930] термины «предикатные слова» или «предикатные понятия» характеризуют абстрактные существительные, которые употребляются и имеют значения предикатов, соотносясь таким образом с глаголами и прилагательными. В нашем случае речь идет о предикативной функции имен, когда говорящие могут выразить свойства и динамические отношения (проявляющиеся в качестве абстрактного образа-картинки, а не обозначающие конкретный предмет или вещь в действительности) формой имени существительного. Такие случаи изменчивости между двумя сторонами языкового знака (имени в качестве предиката) характеризуются как «возникновение» асимметрии именных и предикативных отношений на синтаксическом уровне (Гак, 1990).

Комментируя изменчивость между двумя сторонами языкового знака (differance, «разнесение», знаменитая метафора Ж. Дерриды), Ж. Деррида пишет: «Никакой элемент не функционирует и не означает, не приобретает и не придает ’’смысл” иначе, как отсылая к какому-то другому элементу, прошлому или будущему, внутри экономии следов-отпечатков» [Деррида, 1996, с. 50]. В приведенном высказывании содержится указание на способ смыслообразования в языке. Хотя данное указание осложнено метафорой «экономия следов отпечатков», но сам Ж. Деррида дает расшифровку метафоры в следующем комментарии: «Этот экономический аспект разнесения, допускающий вторжение определенного расчета - неосознанного - в некое силовое поле, неотделим от узко семиотического аспекта» [Деррида, 1996, с. 50-51].

Таким образом, представление смыслообразования в языке значительно изменено. Этот процесс оказывается погруженным в сложные отношения между интенциональностью (ясно, что именно последняя подразумевается под выражением «некое силовое поле») и самим разнесением, которое Ж. Деррида также именует альтернативным термином «овременение».

Альтернативное определение разнесения проясняет не только смысл ключевого понятия в теории дескрипции, но также делает понятными размах и разнообразие лингвистических исследований, в центре которых находится семиотика предикативных единиц языка. Разнесение-овременение более эксплицитно проявляется в предикате и развивает формы проявления, имеющие категориальный статус в языке, опирающиеся на относительное постоянство соотношения между означаемым и означающим. Вместе с тем подвижность, функциональное и позиционное разнообразие жизни предиката в языке дают лингвистам большой простор для творческого поиска.

Заметное влияние на формирование лингвистических интересов в нашей стране сыграли исследования Ч. Филлмора, разделившего значение и пресуппозицию, и Н. Д. Арутюновой, указавшей на глубокие психологические различия между именным и предикативным значениями. Интерпретируя данные выводы на фоне понятия «разнесение» Ж. Дерриды, мы приходим к выводу о том, что элементы внутри экономии следов- отпечатков - это элементы пресуппозиции, обретающие позиционный статус. К подобному же выводу приходит У. Эко, рассматривающий проблему интерпретативных границ пресуппозиции [Эко, 1990].

Различение между психологическим статусом предикативного значения, с одной стороны, и предметным, денотативным статусом именного значения, - с другой, говорит о том, что процессы разнесения, действующие в семиотическом пространстве, по-разному отражаются на характерах указанных значений. У предиката экономический аспект разнесения относительно изоморфно отражается в виде темпорально-локальных категорий. В свою очередь, имя становится «фигурой», которая проявляет свой семиотический статус на переходе от пресуппозиции к пропозиции.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >