Выводы арбитров по существу спора

3.1. Оплата основных и дополнительных робот. Обратившись к исковому требованию о взыскании задолженности, состав арбитража учитывал следующее: в начале сентября 2004 г. стороны подписали акт приемки проекта, в котором было указано, что «работа, необходимая для подачи проектной документации в органы государственной экспертизы, была принята и может подаваться в указанные органы после внесения Архитектором технических замечаний Заказчика».

Технические замечания к проекту были направлены ответчиком истцу 19 ноября 2004 г.

Истец внес поправки в проект и 1 декабря 2004 г. передал ответчику итоговый комплект проектной документации для отправки ее на государственную экспертизу. Ответчик проект на экспертизу не передал, работы истца не оплатил.

Ответчик утверждает, что проект истца имел множество серьезных недостатков, не соответствовал по своему качеству и полноте требованиям законодательства РФ и специальных строительных норм и правил, в связи с чем ответчик не мог подать его на государственную экспертизу.

Истец утверждает, что его проект был выполнен на высоком профессиональном уровне и в него были внесены все необходимые правки, затребованные ответчиком.

Для выяснения вопроса о качестве и полноте проекта истца и его соответствии требованиям законодательства, строительным нормам и правилам стороны обратились к экспертам.

В экспертном заключении от 27 февраля 2007 г. эксперты ответчика утверждали, что в проектной документации истца были и другие недостатки, кроме указанных в замечаниях ответчика от 19 ноября 2004 г., и эти недостатки являются существенными. Степень готовности проекта, по мнению экспертов ответчика, составила 80%.

Арбитры решили, что, поскольку ответчик не указал на эти недостатки в технических комментариях, они не могут служить обоснованием того, что ответчик не подал проектную документацию на экспертизу и не совершил платеж по договору.

По мнению экспертов истца, даже с учетом замечаний, не вошедших в замечания ответчика от 19 ноября 2004 г., проект истца был качественным, а степень его готовности составляла 95%. Недостатки были признаны несущественными и легкоустранимыми.

Арбитраж, выслушав доводы сторон и мнение экспертов, пришел к следующим выводам.

Первого декабря 2004 г. истец представил ответчику исправленную редакцию проектной документации, получение которой ответчик подтвердил в письме от 6 декабря 2004 г. В своем письме ответчик также отметил, что у него есть дополнительные комментарии и что он все еще считает документацию не соответствующей требованиям законодательства Российской Федерации. Однако ответчик не предоставил указанных дополнительных комментариев. Более того, ответчик не предпринял попытки подать проектную документацию в орган по проведению экспертизы.

Ответчик утверждал, что не мог подать проектную документацию на экспертизу, т.к. орган по проведению экспертизы не принял бы ее ввиду ее явного несоответствия формальным требованиям. Однако в силу того, что ответчик не предпринял попытки подать документацию на экспертизу, такое заявление остается недоказанным.

По мнению арбитров, утверждение ответчика о том, что архитектурный проект содержал грубые нарушения, находится в существенном противоречии с подписью ответчика, проставленной им на акте приемки.

Поскольку исправленная редакция документации была представлена ответчику 1 декабря 2004 г., у последнего возникло обязательство либо подготовить дополнительные комментарии к новой редакции документов, либо подать документы в органы государственной экспертизы и оплатить работу истца. Однако ответчик выбрал другой путь: он заменил истца другим архитектурным бюро для выполнения работ по проекту. А в феврале 2005 г. ответчик написал истцу о том, что в одностороннем порядке расторгает договор по причине нарушений, совершенных истцом.

Положения ст. 717 ГК РФ допускают односторонний порядок расторжения договора подряда вне зависимости от того, совершил ли истец какие-либо нарушения. Однако, расторгая договор, ответчик был обязан заплатить истцу за всю работу, выполненную им по договору на дату получения уведомления о его расторжении.

Таким образом, суд постановил ответчику уплатить истцу сумму задолженности по договору в размере стоимости фактически выполненных работ.

Оценив доводы экспертов, арбитры приняли точку зрения экспертов истца и определили стоимость фактически выполненных работ как 95% от оговоренной в договоре стоимости работ, исходя из того, что степень готовности проекта составляла по экспертной оценке 95%.

По тем же основаниями суд взыскал с ответчика задолженность по оплате дополнительных работ.

  • 3.2. Упущенная выгода. Состав арбитража также признал ответчика ответственным за упущенную выгоду истца на основании ст. 717 ГК РФ, согласно которой «заказчик обязан возместить подрядчику убытки, причиненные прекращением договора подряда, в пределах разницы между ценой, определенной за всю работу, и частью цены, выплаченной за выполненную работу».
  • 3.3. Компенсация за нарушение исключительных авторских прав. Истец утверждает, что ответчик использовал и продолжает использовать проектную документацию истца без соответствующего разрешения последнего и вопреки прямым запретам истца, без заключения договора о передаче исключительных прав и без выплаты авторского вознаграждения.

Ответчик незаконно поручил другому архитектору переработать проект истца и подготовить документацию для строительства. Кроме того, ответчик без разрешения истца использовал в своих рекламных материалах эскизы и компьютерные визуализации, подготовленные истцом в рамках сотрудничества с ответчиком по договору.

Ответчик отрицает, что он использовал и продолжает использовать проектную документацию истца, и утверждает, что строительство ведется на основе нового проекта, разработанного архитектурным бюро и абсолютно не похожего на проект, подготовленный истцом.

Для выяснения вопроса о сходстве или различии проектов стороны обратились к экспертам.

Основываясь на выводах, содержащихся в заключениях экспертов, свидетельских показаниях и слайдах, представленных на слушании, арбитраж пришел к выводу о том, что проект истца и проект, выполненный по поручению ответчика другим архитектором, аналогичны друг другу. Представляется практически невероятным, что такая идентичность могла быть достигнута иным путем, кроме как путем переработки проектной документации истца. Проект нового архитектора представляет собой переработанную и упрощенную версию проекта истца.

Далее арбитры заключили, что право использовать, перерабатывать и реализовывать проект истца, согласно ч. 2 ст. 16 Закона «Об авторском праве и смежных правах», является охраняемым законом правом истца как владельца авторских прав. Это право было нарушено ответчиком, поскольку указанные действия были произведены им без получения предварительного согласия на то истца и без выплаты вознаграждения. На основании ч. 2 ст. 49 Закона «Об авторском праве и смежных правах» состав арбитража обязал ответчика уплатить истцу компенсацию за нарушение его авторских прав.

Руководствуясь ст. 17 Федерального закона «Об архитектурной деятельности», истец потребовал от ответчика прекратить строительство на основе переработанного проекта истца либо приостановить строительство вплоть до устранения последствий нарушения авторских прав последнего. Принимая во внимание стадию строительства объекта и тот факт, что в строительство вовлечены несколько подрядчиков, не имеющих отношения к данному спору, суд отклонил требование истца о прекращении строительства, поскольку это отрицательно повлияло бы на деятельность и интересы третьих лиц.

3.4. Статус проекта истца. Ответчик утверждает, что истец не имеет права требовать защиты своих авторских прав, поскольку разработанный им проект не был завершен и, следовательно, не является архитектурным проектом и не может охраняться в таком качестве авторским правом.

Состав арбитража принял доводы истца и установил, что авторским правом охраняется как проект в целом, так и каждый отдельный чертеж как объект авторского права. Следовательно, независимо от полноты проекта каждый из чертежей может защищаться средствами авторского права от незаконной переработки и другого использования. Кроме того, заслушав мнение экспертов, арбитры пришли к выводу, что проект истца по своему составу может считаться архитектурным.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >