АКТУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ИНВЕСТИЦИОННОГО ПРАВА

История развития инвестиционного права в области иностранных инвестиций в мировой практике

Для понимания состояния международно-правового регулирования иностранных инвестиций на сегодняшний день необходимо изучить историческое развитие данного процесса. В зависимости от подхода к его изучению выделяют различные периоды этого явления.

Согласно первому подходу, для которого основанием для подразделения на периоды является различное отношение к разрешению инвестиционных споров, выделяют три периода. Первый период определяется временными рамками первой половины XX в. С появлением социалистических стран произошла полная национализация частной собственности. Большинство иностранных инвесторов и их государства считали акты национализации незаконными и требовали выплаты возмещения. Государства-экспроприаторы, в свою очередь, ссылаясь на данные нормативные акты, отказывались выплачивать компенсацию. Также возникали споры, связанные с захватом бывшими собственниками имущества, которое находилось во время национализации за границей. В российской доктрине была выработана позиция относительно правоотношений иностранного инвестора и принимающего государства в случае осуществления государством односторонних суверенных мер: “Исходя из принципа государственного суверенитета, государство имеет исключительное право регулировать все вопросы, связанные с правом собственности на имущество, в том числе вопрос о национализации собственности”[1].

Второй период характеризуется тем, что в связи с укреплением экономической независимости стран Азии, Африки и Латинской Америки в 1950-1970 гг. были приняты инвестиционные кодексы и законы в государствах — импортерах капитала. Большинство споров возникало по поводу национализации капиталовложений и одностороннего изменения (прекращения) государством инвестиционных соглашений. Иностранные инвесторы и их государства расценивали одностороннее прекращение или изменение инвестиционного соглашения принимающим государством как нарушение международного права и требовали привлечь к ответственности принимающее государство. В 1965 г. была заключена Вашингтонская конвенция, в результате который был учрежден Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС), принцип действия защиты прав которого значительно отличался от национальных судов и международных коммерческих арбитражей. Объектом нормативного регулирования на внутригосударственном и международном уровне стали вопросы юрисдикционного иммунитета государств. Европейская конвенция об иммунитете государств была заключена в 1972 г.

В этот период времени были выработаны следующие основополагающие положения:

  • — инвестиционный спор между принимающим государством и иностранным инвестором квалифицируется как частноправовой;
  • — отвергнута теория международной публично-правовой ответственности индивида;
  • — признан суверенитет государства над природными ресурсами;
  • — государство вправе на недискриминационной основе проводить экспроприацию на законных основаниях в общественных интересах с выплатой компенсации;

— признано право государства на одностороннее расторжение и прекращение инвестиционного соглашения в общественных интересах и с выплатой компенсации.

Начиная с первой половины 80-х гг. XX в. (третий период) вопрос правового регулирования отношений иностранного инвестора и принимающего государства становится все более значимым в связи с открытием восточноевропейского рынка. Этот факт способствовал созданию государствами — экспортерами капитала национальных программ по страхованию инвестиций, которые с помощью гарантий снижают политические риски. На международной арене значимым событием считается подписание 11 октября 1988 г. Конвенции об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций (МАГИ).

Согласно второму подходу к изучению исторического развития международно-правового регулирования иностранных инвестиций выделяют три периода (этапа) развития международного инвестиционного права защиты инвестиций: колониальный, постколониальный и современный. На первом (колониальном ) этапе развитые страны утверждают общие принципы международного права по вопросам защиты международных инвестиций. Второй этап (постколониальный) — это непризнание развивающимися странами общих принципов международного права в области защиты международных инвестиций. Третий (современный) этап характеризуется восстановлением развитыми и развивающимися странами общих принципов международного права в области защиты международных инвестиций.

Основу периодизации составляют особенности эволюции экономического процесса инвестирования и развития системы гарантий защиты иностранной собственности.

Инвестиции являлись орудием колониальной экспансии в XVIII-XIX вв. Так как правовая система колонии была интегрирована в правовую систему метрополии, инвестиции были под надежной правовой защитой и необходимость в международно-правовом регулировании иностранных инвестиций была минимальной. В колониальной системе права законодательные органы метрополии гарантировали необходимую защиту инвестиций. Между различными колониальными системами движение капитала было незначительно.

Под влиянием западной идеологии laissez-fair (принцип невмешательства —- экономическая доктрина, согласно которой государственное вмешательство в экономику должно быть минимальным) и либеральной концепции собственности на международное право в середине XIX в. появилась широкая трактовка ответственности государств за ущерб, причиненный личности и имуществу иностранцев. В результате чего была сформирована теория, по которой принимающее государство должно определить режим в отношении иностранного инвестора и его имущества в своем внутреннем законодательстве, соответствующий минимальному стандарту РНБ (далее — минимальный международный стандарт). Данная доктрина, которая начала развиваться в конце XIX в., требовала от принимающего инвестиции государства соблюдения определенного минимального международного стандарта цивилизованности в отношении иностранных граждан и иностранной собственности независимо от того, предоставляются такие права собственным гражданам и юридическим лицам или нет.

Право принимающего государства на изъятие иностранной собственности признается лишь при соблюдении ряда условий. Во-первых, запрещен дискриминационный характер изъятия объекта частной собственности; во-вторых, изъятие осуществляется в публичных целях; в-третьих, изъятие должно сопровождаться своевременной и равнозначной компенсационной выплатой. Исходя из принципа pacta sunt servanda (обязательства должны соблюдаться), государство обязуется выполнять контрактные соглашения, вытекающие из договоренностей с иностранным инвестором. Например, права, которые были приобретены иностранцами в соответствии с законодательством принимающей страны, нельзя отменить. Государство должно принимать меры в отношении иностранных инвестиций строго в соответствии с процедурой, установленной внутренним законодательством, что исключает произвольный характер их применения.

Любое действие или бездействие принимающего государства, которое противоречит нормам минимального международного стандарта, влечет за собой ответственность принимающего государства.

Итак, соблюдение международного минимального стандарта цивилизованности по отношению к иностранным гражданам и иностранной собственности является обязательным для государства, принимающего инвестиции.

Развитые страны в своей практике указывают на общность принципов права для всех цивилизованных наций. Известны два подобных принципа: с одной стороны, принцип уважения частной собственности, с другой — принцип уважения приобретенных прав. Эти положения признаны едиными для всех цивилизованных наций и являются источником международного права. Итак, независимо от государственной принадлежности инвестора защита должна быть одинаковой. Следовательно, та мера, которая наносит ущерб имуществу иностранного лица только одного государства, не распространяя это на иностранных лиц других государств, является дискриминационной и поэтому незаконной. Единственным оправданием такого различия в защите могло быть то обстоятельство, что такая мера является ответной реакцией, т. е. контрмерой.

Данная теория нашла широкое отражение в трудах министра иностранных дел, авторитетного аргентинского юриста С. Кальво (1822-1906). Именно поэтому в международной критике она известна под названием “Доктрина Кальво”. Согласно доктрине международно-правовой обычай требует, чтобы государство предоставляло равные права иностранцам и собственным гражданам.

В Постоянной палате международного правосудия (судебный орган, работавший при Лиге Наций в 1922-1940 гг.; преемником Палаты стал Международный суд ООН) был уточнен тот факт, что по международному праву дипломатическая защита — это исключительное право государства, а не индивида или компании.

Первый, колониальный, этап завершается в 40-х гг. XX в. Начало второго (постколониального) этапа приходится на 50-е гг. XX в. В это время, после распада колониальной системы, остро встал вопрос о защите инвестиций для ряда государств, которые продолжали оставаться основными экспортерами капитала в страны, которые ранее были их колониями.

В середине XX в. на международной арене стали появляться новые независимые государства. Все чаще эти государства предпринимали попытки отстоять свою экономическую независимость и провести реформы внутренней экономической системы. Это привело к тому, что принципы ответственности государства за причинение ущерба иностранным гражданам и их собственности были признаны ими как несправедливые и носили колониальный характер. Осуществление данных принципов на практике, с их точки зрения, означало укрепление несправедливой эксплуататорской системы, которая приносит выгоду исключительно более развитым и сильным странам Запада.

Деколонизованные государства, которые появились после Второй мировой войны, предпринимали неоднократные попытки обрести право на самостоятельное определение пути экономического развития и, как следствие, полную экономическую независимость. Это предопределило формирование новой правовой оценки традиционных принципов инвестиционного права. Азиатские и африканские специалисты в области права придерживались точки зрения, согласно которой новые независимые государства не могут быть связаны международными обязательствами на основе минимального международного стандарта, сформулированного западными странами, так как между этими странами исторически складывались отношения колониальной эксплуатации, что противоречит цивилизованным стандартам. Принципу минимального международного стандарта противопоставлялось право принимающего государства контролировать допуск в страну иностранного капитала, определять соответствующий режим иностранной собственности и метод ее коммерческого использования. Неотъемлемым атрибутом национального суверенитета считалось право на национализацию, реализация которого обусловлена выплатой правомерной компенсации, определяемой с учетом возможностей национализировавшего государства.

Первым международно-правовым документом стала резолюция Генеральной Ассамблеи, принятая в 1962 г. Данный документ был создан с целью урегулирования важнейших вопросов в области международных инвестиционных отношений и продемонстрировал стремление государств к сближению своих позиций.

В течение 60-х и до конца 70-х гг. XX столетия политика в области регулирования прямых иностранных инвестиций большинства государств была нацелена на укрепление национального контроля над операциями с инвестициями. Мировым сообществом было признано, что национализация не является незаконным актом со стороны государства при осуществлении им экономических и социальных реформ.

В 70-х гг. XX в., после энергетического кризиса, развивающимися странами на повестку дня ООН был поставлен вопрос о прямых иностранных инвестициях. Они пытались установить новый международный экономический порядок и требовали структурной перестройки международной торговой и финансовой системы. Однако именно в этот период в ряде резолюций Генеральной Ассамблеи ООН было принято положение, что контроль над иностранными инвестициями — есть осуществление государствами своего неотъемлемого суверенитета. Данный этап заканчивается серединой 70-х гг. XX столетия.

Третий (современный) этап охватывает временные рамки с середины 70-х гг. XX в. до настоящего времени. После преодоления последствий энергетического кризиса многие европейские страны и США существенно изменили свою внутреннюю политику. На политической карте мира стало появляться все больше новых мировых экономических центров, таких как Япония или Германия. В конце 80-х — начале 90-х гг. XX в. после возникновения новых государств в Восточной Европе и на территории бывшего СССР мир перестал быть биполярным. В этот период страны, которые традиционно экспортировали капитал, стали нуждаться в притоке иностранных инвестиций.

На данном этапе принципы международного права по защите иностранных инвестиций находят свое новое подтверждение. Так, например, большинство государств Западной Европы подписали поправку к Конвенции по защите прав человека, в которой дается определение эффективной компенсации, выплачиваемой в случае экспрориации частных инвестиций иностранному инвестору.

Компенсация может считаться эффективной, когда возмещение убытков осуществляется в валюте, ввезенной инвестором, она остается конвертируемой в другую валюту, названную Международным валютным фондом в качестве свободно используемой, либо в валюту, на получение которой инвестор дал согласие. Еще один признак компенсации — “быстрая компенсация”. Компенсация может считаться быстрой, если она осуществляется без задержек.

Если проследить эволюцию развития международных инвестиционных отношений, можно увидеть, что главный вопрос, стоящий перед инвестором, — это обеспечение надежной защиты собственности и получение гарантий от принимающего государства. Для таких гарантий необходимо, чтобы государство четко установило условия функционирования капитала иностранного инвестора и возможные пределы государственного воздействия страны-реципиента на его имущество. Эти вопросы являются актуальными, так как право частной собственности признается национальным правом не всех государств.

При отсутствии компромиссной позиции по вопросам международно-правового регулирования иностранных инвестиций в 90-х гг. XX в. государства восполняли правовой пробел путем подписания двусторонних и региональных договоров. В настоящее время такие договоры стали чрезвычайно популярными международно-правовыми формами сотрудничества государств в области инвестиционной деятельности.

Заметную роль в создании либерального режима движения капитала стали играть региональные соглашения. Такие договоры содержат положения, регламентирующие допуск инвестиций.

В апреле 1998 г. в Европейском регионе вступила в действие Европейская энергетическая хартия, а к июню 1998 г. она была ратифицирована 38 странами. Документ содержал положения об обязательстве сторон соблюдать режим неди- скриминации при регулировании инвестиционных отношений без каких-либо исключений. В Хартии под режимом не- дискриминации понимается сочетание основных торговых режимов: национального и наибольшего благоприятствования (РНБ). Но при регулировании отношений, которые предшествуют капиталовложениям, соглашения закрепляли лишь стремление сторон обеспечивать недискриминационный режим и принятие дополнительных условий по этому поводу. Причем в соответствии с Европейской энергетической хартией дополнительные соглашения могут предусматривать только два типа отступлений от принципа недискримина- ции. Первый существует для ограничений, которые индивидуально устанавливаются каждым государством, подписавшим Хартию. Все ограничения перечислены в отдельных приложениях. Второй тип — предназначен для того, чтобы оставить возможность для оговоренной группы государств устанавливать запрет на приватизацию иностранцами государственной собственности.

В рамках Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), представляющей интересы наиболее богатых стран мира, с сентября 1995 г. начался переговорный процесс по подготовке многостороннего соглашения относительно вопросов инвестиций, который затрагивал исключительно технические вопросы и продолжался до начала 1997 г. Однако с 1997 г. процесс разработки положений данного соглашения стал притягивать к себе все возрастающее общественное внимание неправительственных организаций, которые требовали более открытого и широкого обсуждения глобальных проблем, связанных с трансграничным движением капитала. К апрелю 1998 г. был разработан проект текста соглашения, который был утвержден на очередной встрече министров государств — членов ОЭСР и представлен для обсуждения. В рамках ОЭСР был создан Директорат финансов, налогов и предприятий, в задачи которого входит выработка процедур в области финансового сотрудничества и определение условий для создания благоприятного инвестиционного климата.

После образования социалистических государств Восточной Европы и проведения ими крупномасштабных мероприятий по национализации частной собственности иностранных инвесторов появилась так называемая социалистическая позиция, которая явилась наиболее жесткой в отношении режима иностранных инвестиций и трактовки ответственности государств за причиненный иностранным инвесторам ущерб. Закреплялось право государства в любое время прекратить, ликвидировать или национализировать имущество, переданное иностранному инвестору по договору с принимающим государством. Всячески подчеркивалось также, что международное право не содержит нормы, обязывающей государство возмещать ущерб, причиненный иностранному инвестору. Демократизация режима в постсоветских странах привела к ослаблению прежних жестких взглядов на международно-правовой стандарт в отношении иностранных инвестиций.

Однако пока международным сообществом не достигнуто общее компромиссное решение, которое может иметь форму, например, многостороннего соглашения по регулированию инвестиций, нельзя ждать значительных сдвигов в развитии международного экономического сотрудничества государств в данной сфере.

На сегодняшний день нет единого международно-правового режима иностранных инвестиций. Это является следствием отсутствия четко выраженного корпоративного интереса в развитии международных механизмов регулирования иностранных инвестиций со стороны индивидуальных иностранных инвесторов, а также принципиальными различиями в подходах к правовому регулированию иностранных инвестиций со стороны двух различных групп государств — субъектов международного инвестиционного права.

Первая группа государств — это страны -— импортеры капитала, которые стремятся к правовому регулированию иностранных инвестиций на уровне национального законодательства. Вторая группа стран — это страны-экспортеры капитала, наоборот, стремятся обеспечить соблюдение собственных интересов в сфере иностранных инвестиций с использованием как национально-правовых, так и международноправовых форм регламентации. В результате единого соглашения до сих пор не достигнуто.

Государства используют различные международные организации для выражения своих интересов в области международно-правового регулирования иностранных инвестиций. Развитые государства чаще всего используют структуры Мирового банка и Организации экономического сотрудничества и развития, в которых страны — доноры инвестиций доминируют в процессе принятия решений. Развивающиеся страны традиционно обращаются за помощью к органам ООН, где их интересы в силу особенностей формирования и механизма принятия решений имеют большие шансы быть учтенными.

Итак, на сегодняшний день главной проблемой остается отсутствие единого универсального соглашения в области регулирования иностранных инвестиций.

  • [1] Вилков Г. Е. Национализация и международное право. — М,1962, —С. 14.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >