Вопросы антимонопольного законодательства

Риски в области антимонопольного законодательства можно в данном конкретном случае разделить на две группы: риск нарушения запрета на недопустимую координацию экономической деятельности хозяйствующих субъектов, например деятельности дилеров, и риск нарушения запрета на ограничивающие конкуренцию условия соглашений, например между автопроизводителем и страховой компанией.

Действующее законодательство не допускает координации экономической деятельности нескольких хозяйствующих субъектов на рынке, если такая координация (пусть даже теоретически) может привести к возникновению определенной, прямо запрещенной законом практики, нарушающей принцип свободной конкуренции[1]. Под координацией экономической деятельности понимается согласование действий хозяйствующих субъектов третьим лицом, не входящим в одну группу лиц ни с одним из таких хозяйствующих субъектов[2]. В этом плане автопроизводителям необходимо соблюдать осмотрительность. Все отношения между ними и соответствующими дилерами должны строиться в рамках соглашений, условия которых вырабатывались в ходе свободного обсуждения равноправными сторонами. Следует избегать инструкций дилерам, содержащих указания на необходимость заключения соглашений с определенной страховой компанией или включения определенных условий в соглашения между дилерами и страховщиками, или дилерами и автопроизводителем, или дилером потребителем[3].

В соответствии с действующим антимонопольным законодательством соглашения как со страховыми компаниями, так и с дилерами не должны содержать положений, ограничивающих конкуренцию, будь то установление или поддержание уровня цен; раздел рынка на основе территориального принципа, объема продаж, по составу заказчиков; отказ от заключения договоров с отдельными сторонами без достаточных на то экономических, технологических или иных оснований, навязывание исполнителю неблагоприятных для него или не относящихся к предмету договора условий; установление разных цен без достаточных на то экономических, технологических или иных оснований; препятствование доступу на рынок других хозяйствующих субъектов (например, других страховщиков)[4].

Здесь следует отметить, что в рассматриваемом в настоящее время в Государственной Думе проекте Федерального закона[5] предусмотрены значительные изменения для категории так называемых «вертикальных» соглашений, т.е. соглашений не конкурирующих между собой хозяйствующих субъектов, один из которых приобретает товар или является его потенциальным приобретателем, а другой предоставляет товар или является его потенциальным продавцом. К традиционным «вертикальным» соглашениям относятся договоры поставки, дилерские и дистрибьюторские соглашения, договоры оказания услуг. Вопрос об отнесении к данной категории агентских договоров представляется принципиально важным, но пока остается дискуссионным. С одной стороны, агент не является и не станет потенциальным приобретателем страхового продукта, предназначенного для потребителей. С другой, он, безусловно, не конкурирует со страховой компанией, а действует в ее интересах, и, следовательно, соглашения ограничительного характера между ними не наносят столь существенного вреда конкуренции, чтобы быть априори запрещенными законом.

Если отнести агентский договор к категории «вертикальных» соглашений, согласно законопроекту в таких соглашениях будут принципиально запрещены только два вида ограничивающих конкуренцию условий: о цене перепродажи товаров и по кругу лиц, у которых агент вправе приобретать товар для последующей перепродажи. Из буквального прочтения данных ограничений следует, что к агентским отношениям они не применимы (агент не перепродает товар, тем более услуги страховщика, а действует от имени последнего), а следовательно, в агентском договоре будет разрешено устанавливать цену реализуемого страхового продукта и ограничения агента по заключению договоров с другими принципалами.

Запрещенными в силу Гражданского кодекса в любом случае будут по-прежнему условия агентского договора, в силу которых агент вправе продавать товары, выполнять работы или оказывать услуги исключительно определенной категории потребителей либо исключительно потребителям, имеющим местонахождение или место жительства на определенной в договоре территории[6].

Если не относить агентский договор к категории «вертикальных» соглашений, то для него останутся актуальными многие из вышеизложенных запретов в силу прямого на то указания в части 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции. Представляется, что такой подход не полностью соответствует экономическому характеру агентских отношений.

На практике, по-видимому, в каждом конкретном случае при проверке соглашений на соответствие антимонопольному законодательству потребуется оценка воздействия соглашений на конкуренцию. Основой может служить ч. 2 ст. 11 Закона о защите конкуренции, запрещающая иные (по отношению к ч. 1 указанной статьи) соглашения, которые приводят или могут привести к ограничению конкуренции. Применение данной нормы не может быть автоматическим: требуется доказывание (потенциального) ограничения конкуренции в результате заключения и исполнения соглашения, необходим учет размера долей заключивших соглашение хозяйствующих субъектов[7], наконец, сами хозяйствующие субъекты вправе представить доказательства положительного эффекта от заключенных ими соглашений[8].

Изложенные проблемы в области антимонопольного законодательства говорят о необходимости уделить пристальное внимание данной области законодательного регулирования при формировании моделей сотрудничества со страховщиками. Как представляется, дилер может оказывать существенное влияние на выбор потребителем страхового продукта. В связи с этим не исключено, что на данном уровне могут существовать ограничения конкуренции, признаваемые законодательством недопустимыми и влекущие установленную законом ответственность. С другой стороны, планируемая либерализация антимонопольного законодательства в отношении соглашений между неконкурирующими между собой хозяйственными субъектами расширяет возможности сторон соглашений, направленных на продвижение страховых продуктов.

  • [1] Части 3 и 1 ст. 11 Федерального закона от 26 июля 2006 г.№ 135-ФЗ «О защите конкуренции».
  • [2] Статья 4 Закона о защите конкуренции.
  • [3] Планируется введение административной ответственности за недопустимую координацию экономической деятельности в видет. н. «оборотного» штрафа. См. проект Федерального закона№ 148-369-5 «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и некоторыедругие законодательные акты Российской Федерации».
  • [4] Согласно ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции (в редакцииот 08.11.2008).
  • [5] Проект Федерального закона № 148357-5 «О внесении изменений в Федеральный закон “О защите конкуренции” и некоторыедругие законодательные акты Российской Федерации».
  • [6] Пункт 3 ст. 1007 ГК РФ.
  • [7] В силу ч. 2 ст. 12 Закона о защите конкуренции указанный запрет не распространяется на соглашения между хозяйствующимисубъектами (за исключением соглашений между финансовымиорганизациями), доля каждого из которых на любом товарномрынке не превышает 20%.
  • [8] См. ст. 13 и 35 Закона о защите конкуренции.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >