Выделение предмета и задач в психологическом изучении деятельности

Проблема деятельности является фундаментальной в отечественной психологии. В чем же состоит предмет психологического изучения деятельности? Этот вопрос впервые в психологии четко выделен В. Д. Шадриковым [556, с. 21]. Этот важный теоретический вопрос часто упускается из поля зрения исследователей и оказывается потерянным. Однако именно он, прежде всего, и выделяет психологию деятельности в самостоятельную область исследования и способствует раскрытию сущности деятельностного подхода в психологии.

Рассматривая деятельность как общественно-историческую категорию, Б. Ф. Ломов неоднократно подчеркивал, что она изучается многими науками, и отмечал, что «вряд ли у психологов есть основание претендовать на монополию в отношении этой категории» [292, с. 193]. Психология, отмечает он далее, является одной из фундаментальных областей научного знания, изучающих деятельность, и имеет свои подходы для ее описания и изучения. По мнению Б. Ф. Ломова, собственно продвижение психологии в изучении деятельности неизбежно и существенно зависит от успехов, достигнутых другими науками, и поэтому общие подходы, схемы и концепции, разработанные в психологии для описания и изучения деятельности, должны быть соотнесены с теми, которые сложились в других пограничных с нею науками. Он убеждает в том, что это соотнесение необходимо для выявления того специфического аспекта стороны или системы характеристик в изучении деятельности, «который составляет предмет именно психологического исследования».

Предмет психологического изучения деятельности Б. Ф. Ломов раскрывает через анализ объектов деятельности. Он выделяет два объекта психологического исследования деятельности и пишет по этому поводу: «Когда речь идет о психологическом изучении деятельности, то обычно имеется в виду деятельность индивида, или индивидуальная деятельность; в последние годы под влиянием, прежде всего, запросов практики объектом психологического исследования становится также совместная групповая (в том числе коллективная) деятельность» [299, с. 193].

Б. Ф. Ломов формулирует требование исследовать индивидуальную деятельность (деятельность, рассматриваемую на уровне индивидуального бытия) в реальном социальном контексте. Социальный контекст индивидуальной деятельности многоаспектен, характеризуется многокачествснностью, многообразием проявлений и системным строением. На пути исследования индивидуальной деятельности в социальном контексте Б. Ф. Ломов выделяет главное - «...изучение индивидуальной деятельности в системе общественных отношений, складывающихся в данном обществе на данной ступени его исторического развития. Что, как и почему будет делать конкретный индивид, определяется, в конце концов, системой развивающихся общественных отношений, в которые он включен» [299, с. 195-196]. И далее он отмечает: «Деятельность (в том числе индивидуальная) является одной из форм реализации общественных отношений... Индивид включен в систему общественных отношений непосредственно своей деятельностью... Поэтому, чтобы подойти к психологическому пониманию любой индивидуальной деятельности, нужно рассмотреть ее в системе общественных отношений, понять, какие именно отношения и как реализуются в данной деятельности» [299, с. 197]. Таким образом, считает Б. Ф. Ломов, анализ индивидуальной деятельности должен начинаться с изучения функции индивидуальной деятельности в системе общественных отношений, в системе взаимодействия данного индивида с другими людьми, в том социальном контексте, в который эта деятельность включена. Согласно взглядам ученого, в самой индивидуальной деятельности «объектом ее анализа является индивид как субъект деятельности» [299, с. 204].

Рассматривая специфику психологического аспекта в анализе субъекта деятельности, он отмечает: «Психология как раз и берет в деятельности тот аспект, который связан с изучением различных форм, видов и уровней субъективного отражения объективной действительности действующим человеком, то есть, прежде всего, субъективный план деятельности» [299, с. 205]. И далее: «Деятельность, рассматриваемая безотносительно к ее субъекту, никакими психологическими характеристиками, конечно, не обладает. Ими обладает только субъект деятельности» [299, с. 205]. Задача психологии в анализе деятельности, по его мнению, состоит в «изучении закономерностей формирования и развития системы психического отражения как “внутреннего условия” (в том смысле, в котором употреблял этот термин Рубинштейн), как одной из важнейших характеристик субъекта деятельности и в этом плане как неизбежной “составляющей” деятельности» [299, с. 205].

Б. Ф. Ломов формулирует следующие задачи психологического анализа деятельности:

  • - рассмотрение деятельности как детерминанты системы психических процессов, состояний и свойств субъекта;
  • - изучение влияния этой системы на эффективность и качество деятельности, то есть рассмотрение психического как фактора деятельности;
  • - раскрытие того, как в процессе деятельности осуществляется субъективное отражение действительности и каков механизм психической регуляции деятельности;
  • - изучение влияния деятельности на развитие психологических функций, процессов, состояний и свойств человека [299, с. 202- 215].

С. Л. Рубинштейн, рассматривая вопрос о предмете и задачах психологического изучения деятельности, отмечает: «Анализ психических механизмов деятельности приводит к функциям и процессам, которые уже были предметом нашего изучения. Однако это не означает, что психологический анализ деятельности целиком сводится к изучению функций и процессов и исчерпывается им. Деятельность выражает конкретное отношение человека к действительности, в котором реально выявляются свойства личности, имеющие более комплексный, конкретный характер, чем функции и аналитически выделенные процессы» [415, т. 2, с. 6-7]. И далее:

«Психологическое изучение деятельности, включая в себя изучение функций и процессов как необходимый и существенный компонент, открывает поэтому новый, более синтетический план психологического исследования, отличный от того, в котором протекает изучение функций» [415, т. 2, с. 6-7]. С. JI. Рубинштейн формулирует задачу психологического изучения деятельности в общем виде следующим образом: «не превращая действие и деятельность в психологическое образование, разработать подлинную психологию действия» [415, т. 2, с. 6-7]. Анализируя позицию С. Л. Рубинштейна в этом вопросе, В. Д. Шадриков подчеркивает специфическую сторону психологического изучения деятельности, выделенную им: недостаточность аналитических исследований и «необходимость системного подхода к изучению деятельности как к объекту познания» [553, с. 6].

По мнению С. Л. Рубинштейна, в задачи психологического исследования входит изучение теоретической, «идеальной» (в частности, познавательной деятельности ученого) и практической (прежде всего трудовой) деятельности - реальной, материальной, посредством которой люди изменяют природу и перестраивают общество. Он считает, что психология, которая «отказалась бы от изучения деятельности людей, утеряла бы свое основное жизненное значение» [416, с. 35].

А. Н. Леонтьев полагает, что ограничение изучения деятельности внутренними психическими процессами и состояниями субъекта было бы односторонним. Такой подход «абстрагируется от того капитального факта, что деятельность в той или иной ее форме входит в самый процесс психического отражения, в само содержание этого процесса - его порождение» [278, с. 91]. Следовательно, по его мнению, в предмет психологического изучения деятельности должны быть включены внешние предметные действия субъекта. Вместе с тем А. Н. Леонтьев подчеркивал, что деятельность входит в предмет психологии благодаря именно своей особой функции: «Это функция полагания субъекта в предметной действительности и ее преобразования в форму субъективности» [278, с. 92].

В результате исследований, выполненных по психологии индивидуальной деятельности и способностей, В. Д. Шадриков выделяет психологическую сущность и предмет психологического изучения деятельности, в качестве которой определяет «функциональную психологическую систему деятельности, формирующуюся на основе индивидных качеств и реализующую цель деятельности [564, с. 276]. Он показывает, что взаимодействие человека с обстоятельствами его жизни и развитие личности осуществляет психологическая функциональная система деятельности и поведения. Введение понятия функциональной психологической системы деятельности в психологический анализ проблемы деятельности позволило В. Д. Шадрикову поставить вопрос о глубине связи, существующей между интериндивидуальной структурой социальной деятельности и интраиндивидуальной структурой индивидуальной деятельности, и подойти к пониманию интраиндивидуальной структуры личности. Автор теории системогенеза деятельности показывает, как свойства индивида начинают выступать в качестве свойств субъекта деятельности и личности и как в этом процессе исторически сложившаяся форма деятельности трансформируется в индивидуальную деятельность.

В. Д. Шадриков конкретизирует предмет психологии при изучении деятельности на модели трудовой профессиональной деятельности. Он пишет: «Предмет психологии при изучении трудовой деятельности можно определить как изучение психических процессов и психологических факторов, которые побуждают, программируют и регулируют трудовую активность личности, а также свойства личности, через которые эта активность реализуется» [554, с. 34]. И далее там же: «При этом главное звучание, в отличие от аналитического изучения психических функций и процессов, должно приобрести исследование взаимодействия и взаимосодействия отдельных психических компонентов в контексте конкретной деятельности в плане достижения конкретного результата». В своей совокупности, отмечает В. Д. Шадриков, это целостное единство психических свойств субъекта деятельности и их всесторонних связей образует психологическую систему деятельности.

Конкретные задачи психологического изучения деятельности В. Д. Шадриков формулирует в виде поиска ответов на следующие вопросы:

  • 1) как в процессе целенаправленной активности личности происходит практическое преобразование объективного мира,
  • 2) каков механизм психической регуляции деятельности,
  • 3) как в процессе деятельности изменяется сам человек,
  • 4) как деятельность влияет на завершение его природы,

5) как сама деятельность принимает индивидуальный характер [564, с. 10].

Эти вопросы имеют важное теоретическое значение для развития деятельностного подхода в психологии.

Для изучения теоретических основ деятельности В. Д. Шад- риков разработал идеальную системную модель деятельности (функциональной психологической системы деятельности ФПСД = психологической системы деятельности ПСД), ее теоретический конструкт [553, 556, 564, 565, 585]. Раскрывая общее содержание и перспективы использования в психологических исследованиях данной модели, он отмечает: «Выделение такой модели может рассматриваться как теоретическое (или содержательное) обобщение, которое позволяет свести разнообразные виды и формы... деятельности к определенному теоретическому конструкту, в котором отражены общие для любой деятельности компоненты и их связи. В дальнейшем этой идеальной моделью можно пользоваться при анализе любой конкретной деятельности, рассматривая ее как частную» [564, с. 10-11].

В исследованиях В. Д. Шадрикова намечены конкретные пути решения выделенных задач психологического изучения деятельности человека с использованием модели ПСД [553-557, 562, 564-565, 585].

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >