Тезис № 14. Общие закономерности формирования мотивационного компонента ПСД.

С точки зрения общепсихологического подхода к анализу деятельности понятие мотивации является центральным [24, 299, 324- 325, 416, 438^139, 509, 570, др.].

В ряде исследований выделены основные функции мотивов в деятельности: побуждающая, смыслообразующая, структурирующая [278, 515].

В теории системогенеза деятельности выполнено системное обобщение основных закономерностей формирования мотивации деятельности. Воспроизведем это обобщение. Как уже отмечалось, в качестве принципиального этапа освоения деятельности автор теории системогенеза деятельности выделяет принятие деятельности учеником и установление им личностного смысла. Это во многом зависит от того, насколько представления человека о деятельности соответствуют его потребностям: деятельность и потребности взаимосвязаны. Человек, выбирая деятельность, как бы «проецирует» свою мотивационную структуру на структуру факторов, связанных с деятельностью, через которые возможно удовлетворение потребностей. В деятельности отражаются потребности человека. Чем «богаче» потребности человека, тем более высокие требования он предъявляет к деятельности, но одновременно может получить больше удовлетворения от нее. В свою очередь, удовлетворение тех или иных потребностей в деятельности придает деятельности личностный смысл и формирует мотивационную структуру деятельности.

Мотивы и потребности по-разному соотносятся в деятельности. Мотивы возникают, формируются и развиваются на основе потребностей человека. Потребности конкретизуются в мотивах и реализуются через них. Взаимно однозначного соответствия между системой потребностей и системой мотивов не существует.

В исследованиях А. Н. Леонтьева установлено, что сложные формы человеческой деятельности, как правило, побуждаются несколькими потребностями. В этом факте содержится идея о полимотивированности деятельности (В. В. Имедадзе, 1981, 1984). А. Н. Леонтьев выделяет два варианта взаимодействия мотивов одной и той же деятельности. В первом случае деятельность основывается на нескольких широких, обобщенных и значимых мотивах и имеет многосторонний смысл. Для описания второго варианта полимотивации А. Н. Леонтьев вводит различение между так называемыми мотивами-стимулами и смыслообразующими мотивами. Последние осуществляют в деятельности функции побуждения, направления и смыслоообразования, первым отводится роль функции побуждения и направления деятельности [278]. В настоящее время вопрос о полимотивации рассматривается более широко в контексте анализа поведения [212].

Осуществляя качественный анализ потребностей, В. Д. Шадри- ков выделяет четыре группы потребностей: материальные, духовные, социальные, синтетические [565, с. 18-20]. В процессе деятельности, отмечает он, человек учитывает и оценивает множество потребностей. Реальная основа конкретной деятельности состоит из оценочно-смыслового отношения человека к своим потребностям, к ситуации и условиям их реализации. Поэтому в мотивация учитываются все содержание, все условия деятельности и ее возможности по удовлетворению потребностей человека.

В. Д. Шадриков (1994,1996) приходит к выводу о том, что анализ мотивации деятельности в контексте проблем этики и этических норм не возможен без категорий добра и зла. Он вводит в психологию понятие высшего мотива деятельности, связывая мотивацию, этические принципы и способы выполнения деятельности. В качестве высшего мотива деятельности выступает «осознание того факта, что деятельность добродетельна или может стать таковой при определенных условиях» [565, с. 20] и именно этот мотив оказывает решающее воздействие на методы и способы достижения цели. Наличие высшего мотива характеризует деятельность как добродетельную. «Деятельность будет добродетельна в отношении субъекта деятельности, если она позволит раскрыться его возможностям, проявиться его индивидуальности, позволит трудиться продуктивно, проявить свободу творчества. Деятельность будет добродетельна по отношению к другим, если она позволит реализовать те же этические принципы, что и по отношению к самому себе» [565, с. 20].

Закономерности генезиса мотивации деятельности установлены наиболее полно в отношении трудовой профессиональной деятельности. В отношении других видов деятельности общая картина генезиса мотивации недостаточно разработана. На всем пути освоения деятельности, отмечает В. Д. Шадриков, происходит ряд изменений в мотивационной сфере. Исходный момент формирования ПСД- принятие деятельности личностью и раскрытие ее личностного смысла. В процессе освоения деятельности в ходе обучения и непосредственно деятельности происходит развитие и трансформация мотивационной структуры субъекта деятельности в двух направлениях. Первое направление характеризует процессы, связанные с трансформацией общих мотивов личности в трудовые мотивы. Для второго направления характерно изменение системы профессиональных мотивов (мотивов деятельности) в связи с изменением уровня профессионализации (уровня освоения деятельности). На разных этапах профессионализации ведущими становятся различные мотивы. Это явление названо «дрейфом» мотивов (В. Д. Шадриков [564, с. 31]) в отличие от явления «сдвиг мотива на цель» (А. Н. Леонтьев [278]). Раскрывая психологические закономерности процесса развития мотивационной структуры деятельности, В. Д. Шадриков выделяет конкретное психологическое содержание феномена (явления) «дрейфа мотивов»: в процессе деятельности происходит дальнейшее изменение мотивационной сферы, которое выражается в появлении новых и инволюции ряда старых мотивов, в изменении абсолютной и относительной значимости отдельных мотивов (их веса), в изменении структуры мотивов. Данное явление многоаспектно качественно характеризует особенности развития мотивационного компонента психологической системы деятельности.

Мотивация деятельности, ее принятие может не осознаваться субъектом; эта область мотивационных явлений в деятельности обозначена в научной литературе как мотивационные кризисы [529, 530]. Предмет потребности может находиться не только во внешнем мире, но и в самом человеке. Путь от осознания мотивов деятельности до их принятия индивидуален у каждого человека. Мотивационные явления могут быть разного уровня осознанности и разной степени значимости для личности. Формирование побуждений и мотивов осуществляется поэтапно, процессуально. На это положение неоднократно указывал С. Л. Рубинштейн. Основываясь на принципе развития, А. А. Файзуллаев [529] показал, что всякое мотивационное образование в определенный момент времени находится на какой-то фазе своего формирования. В зависимости от этой фазы процесс мотивации протекает на разных уровнях и в различных планах. Он выделил следующие стадии функционально-генетического формирования и развертывания побуждений: осознание побуждения личностью; принятие мотива (осознанного побуждения в качестве мотива поведения и деятельности); реализация мотива в поведении и деятельности; закрепление мотива в характере человека и его превращение в свойство личности, то есть своего рода потенциальное побуждение; актуализация потенциального побуждения (побудительной потенции, содержащейся в чертах характера).

В зависимости от уровня протекания процесса мотивации осознаются, внутренне принимаются, реализуются, закрепляются и вновь актуализируются значимые мотивационные источники поведения и деятельности. Если ничто не мешает отмеченным тенденциям, то говорят о свободном развитии мотивации. Свободное развитие позитивно значимых мотивационных тенденций вызывает у субъекта деятельности удовлетворение (положительные эмоции), задержку, блокировку - негативные переживания, психологические осложнения в форме кризисов. При блокировке соответствующих этапов формирования мотивации наблюдаются следующие мотивационные критические состояния: кризис осознания побуждения, кризис принятия мотива, кризис реализации мотива, кризис закрепления мотива, кризис актуализации побуждения.

Соотношение производительной и потребительской мотивации в структуре личности, отражающее взаимодействие соответствующих процессов в структуре человеческой деятельности, исследовано В. Э. Мильман [336]. Анализируя производительные и потребительские процессы в человеческой деятельности, В. Э. Мильман акцентирует внимание на двоякую связь человека с миром. С одной стороны, он является свободным деятельностным субъектом, влияющим на окружающий мир и изменяющим его. С другой стороны, он существо, зависимое от общества, мира, привязанный к миру своими насущными потребностями. Человек как природное существо с природными жизненными силами и как социальное существо отражает в своих психологических характеристиках основные характеристики экономических процессов общества - производства, распределения, обмена и потребления. Личностная сфера человека поляризуется в производительной тенденции (направленной на всеобщее, социальное, развивающееся) и в потребительской тенденции личности (в потребительской сфере его активности), направленной на единичное, индивидуальное, поддерживающее). Обе тенденции, взаимно необходимые и полярно противоположные, характеризуют единый процесс развития человека. Основные характеристики производительного процесса в активностной сфере человека формируют направленность человека на придание объекту деятельности социально значимой ценности. Основные характеристики потребительного процесса в активностной сфере человека формируют направленность субъекта на присвоение заключенной в объекте деятельности индивидуально значимой ценности. Системы ценностей в структуре личности определяют особенности производительно и потребительно направленного поведения. Потребительская система ценностей в структуре личности ориентирована на индивидуальную эмоциональную сферу и связана с причинно-потребностной детерминацией активности и гомеостатическим принципом регуляции поведения. Производительная система ценностей в структуре личности включает предметно-ориентированные, социально значимые элементы развития и связана с проективно-целевой формой детерминации активности и антигомеостатическим принципом регуляции поведения.

Производительная направленность поведения, по мнению В. Э. Мильман, реализуется через «прогрессивный стенический тип» мотивационного профиля личности, потребительная направленность поведения - через «регрессивный астенический тип» мотивационного профиля личности. Различия между рассматриваемыми типами направленности проявляются в отношении к предмету деятельности и социальному окружению, к трудностям, удачам и неудачам в деятельности. Для поведенческих проявлений производительной направленности человека по параметру «отношение к предмету деятельности» характерно следующее: основные устремления субъекта деятельности направлены на создание общественно значимого продукта; смысл деятельности человек видит в развитии деятельности; цель деятельности выступает как связующее звено с будущим; к предмету деятельности и ее продукту относится творчески, заинтересованно. Для поведенческих проявлений потребительской направленности человека по параметру «отношение к предмету деятельности» характерно другое: в развитии деятельности человек не заинтересован; цель субъекта в нем самом, а не в деятельности, человек ориентирован на гомеостатический комфорт и на погоню за удовольствиями, вещами.

Для поведенческих проявлений производительной направленности человека по параметру «отношение к социальному окружению» характерно: включенность в социальное окружение, ощущение себя частицей социума; отношение к другому человеку как к самостоятельному субъекту, личности. Для поведенческих проявлений потребительской направленности человека по параметру «отношение к социальному окружению» характерно: отношение к другому человеку как к средству или условию получения индивидуально значимого результата; индивидуализация, эгоизм, равнодушие.

Для поведенческих проявлений производительной направленности человека по параметру «отношение к трудностям, удачам и неудачам в деятельности» характерно: переживание собственных усилий как естественной части своей активности; при неудачах конструктивно анализирует, осмысливает причины, ищет выходы; удовлетворение от успеха ненасыщаемо, порождает новую производительную мотивацию. Для поведенческих проявлений потребительской направленности человека по параметру «отношение к трудностям, удачам и неудачам в деятельности» характерно: экономия энергии, агрессия при неудачах, постоянная внутренняя неудовлетворенность.

В конкретных формах поведения и деятельности основные побудительные направленности не проявляются явно и открыто. Они соединены, перемешаны, растворены в непосредственной активности в разных жизненных ситуациях, в разных формах и проявлениях.

В анализе значимостных характеристик мотивации В. Г. Асеев [24] выделяет ценности и социально-психологические установки личности (как неосознаваемые цели поведения), которые вносят свой вклад в формирование механизмов мотивационной регуляции поведения личности. Анализируя роль значимостных механизмов регуляции поведения, В. Г. Асеев обобщает целый ряд психологических концепций (Фрейда, Юнга, Адлера, Фромма, Салливена, Олпорта, Маслоу, Роджерса) и выделяет две основные тенденции влияния мотивационных образований на поведение и деятельность. Мотивационные образования различного рода сверхвысокой значимости, с одной стороны, оказывают, сильное генерализованное влияние на поведение, формируя тенденции замещения, сублимации, стимулируя иррациональные, неадекватные формы активности в одних случаях и приводя к формированию новых мотивационных образований приспособительного характера - в других. С другой стороны, такие мотивационные образования вытесняются из сферы сознания и деятельностной реализации, будучи блокированными высокозначимыми побуждениями, связанными с трудностями реализации, социальными запретами, врожденными и вечными инстинктивными тенденциями. В качестве таких сверхзначимых мотивационных тенденций может быть стремление (установка) к власти, любви, чувство страха перед действительностью, комплекс неполноценности, самоактуализация и др. Разноплановые и разноуровневые значимостные образования личности интегрируются при принятии решения о выборе той или иной сферы деятельности.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >