Теория системогенеза деятельности В. Д. Шадрикова и дальнейшее развитие деятельностного подхода в психологии

Деятельностный подход в отечественной психологии по-прежнему сохраняет свою актуальность. Проведенный анализ различных данных, проблем, направлений в разработке деятельностного подхода в психологии позволяет считать, что важные дискуссионные вопросы методологического, теоретического и эмпирико-методического характера в разработке проблемы деятельности успешно рассматриваются в психологической теории системогенеза деятельности В. Д. Шадрикова [482, 452, 453, 455, 464, 470, 471, 478, 483, 484, 487, 488].

В психологию имя Владимира Дмитриевича Шадрикова вошло наравне с именами других видных ученых-психологов прежде всего в связи с его исследованиями по психологии деятельности человека. Глубокая и всесторонняя проработка комплекса вопросов психологического анализа профессиональной деятельности человека на теоретико-методологическом, научно-методическом и конкретноэкспериментальном уровнях позволили В. Д. Шадрикову создать психологическую теорию системогенеза деятельности. Апробированная на моделях двух основных видов деятельности человека - профессиональной и учебной, теория системогенеза деятельности по праву может считаться общепсихологической теорией деятельности [482].

Проблема деятельности занимает одно из центральных мест в научном творчестве В. Д. Шадрикова. В его трудах деятельность рассматривается не только как предмет самостоятельного научного исследования, он показывает глубинную внутреннюю взаимосвязь фундаментальной психологической проблемы деятельности с методологическими проблемами психологии способностей, психологии развития человека, его обучения и научения в широком смысле слова. Отличительная черта научных разработок В. Д. Шадрико- ва - раскрытие методологических возможностей системного подхода в познании и понимании психического, объективных законов психики, мира внутренней жизни человека, его интеллектуальной деятельности. Можно сказать, что методологической основой созданной и руководимой им ведущей научной психологической школы в современной России является именно деятельностный подхода в системогенетической парадигме к исследованию психического. Не отдельно взятый сам по себе абстрактный деятельностный подход в психологии и его различные частные трактовки и интерпретации, и не отдельно взятый сам по себе абстрактный системный подход в психологии, а именно детальная разработка В. Д. Шадри- ковым системной методологии в исследовании психологических закономерностей формирования деятельности человека, которая соединила в себе системный и генетический аспекты, позволяет говорить о принципиально новом системогенетическом направлении в психологической науке.

Охарактеризуем научную ситуацию вокруг и внутри проблемы деятельности и деятельностного подхода в психологии и рассмотрим, какие пути в решении важных теоретических вопросов психологии деятельности разработаны в системогенетическом подходе к ее исследованию. Отметим, прежде всего, что название работ В. Д. Шадрикова по психологии деятельности имеет прямое отношение к разработке проблем системогенеза деятельности. Это работы: «Психологический анализ деятельности: системогенетический подход» (Ярославль, 1979), «Психологический анализ деятельности как системы» (Москва, 1980), «Проблемы системогенеза профессиональной деятельности» (Москва, 1982, 2007), «Деятельность и способности» (Москва, 1994), «Психология деятельности и способности человека» (Москва, 1996), «Психология деятельности человека» (Москва, 2013). Необходимо назвать и докторскую диссертацию В. Д. Шадрикова «Системный подход в психологии производственного обучения» (Ленинград, 1976), в которой и были заложены основы научной школы по проблемам системогенеза деятельности. Никаких особых интерпретаций и трактовок смысла этих работ делать нет необходимости. В. Д. Шадриков сам расставил все акценты в своем подходе: деятельность - системный подход в изучении деятельности - системогенез деятельности - процесс, проблемы и закономерности формирования психологической системы деятельности - пути повышения эффективности деятельности.

Далее рассмотрим более подробно научные факты в разработке теоретико-методологических вопросов психологического анализа разных видов и форм деятельности человека и конкретизируем сущность и основные положения системогенетического направления в разработке деятельностного подхода в психологии. Выделим три аспекта своего анализа. Первый аспект - категория деятельности в психологии, ее методологические функции и конкретно-психологическое содержание. Второй аспект - актуальные проблемы деятельностного подхода в отечественной психологии при разных вариантах его развития: Деятельность как предмет исследования и деятельность как объяснительный принцип. Что исследует, описывает и объясняет психология как наука в деятельности человека? Третий аспект - поиск ответов на вопрос «Как в деятельности развиваются психика, психические качества и свойства человека, его сознание, способности, внутренний мир?» и... возвращение деятельностного подхода в психологию. Подчеркнем, что проблема деятельности для психологии не является новой. В отечественной психологической науке она имеет свою историю. Отечественная психологическая наука может гордиться исследованиями различных аспектов деятельности, выполненными К. А. Абульхановой- Славской, Б. Г. Ананьевым, Д. Б. Богоявленской, Л. С. Выготским, П. Я. Гальпериным, В. В. Давыдовым, А. Л. Журавлевым, В. П. Зинченко, Г. М. Зараковским, А. В. Карповым, Е. А. Климовым, Н. В. Кузьминой, А. Н. Леонтьевым, Б. Ф. Ломовым, С. Л. Рубинштейном, В. В. Рубцовым, Ю. К. Стрелковым, Г. В. Суходольским, Н. Ф. Талызиной, В. Д. Шадриковым, Д. Б. Элькониным, др.

Анализ современных подходов в исследовании деятельности показывает, что к категории «деятельность» психологи обращаются каждый раз, когда встают вопросы, связанные:

  • 1) с определением предмета психологии и разработкой ее методологических и теоретических основ;
  • 2) разработкой требований к психологическим теориям;
  • 3) анализом причин методологических кризисов и противоречий в психологии и поиском путей выхода из них;
  • 4) исследованием взаимосвязи предмета познания, способностей и результатов деятельности человека;
  • 5) с дискуссиями об анализе психического по «единицам» или по «элементам»;
  • 6) с определением сущности деятельностного подхода в психологии;
  • 7) поиском конкретной реализации деятельностого подхода в исследовании психики и поведения человека.

Констатируем, что на современном этапе развития отечественной психологической науки категория деятельности очень широко используется в разных отраслях психологии, в разных областях психологической науки и общественной практики, в разных разделах психологии как учебной дисциплины. И. И. Ильясов на постоянно действующем на факультете психологии МГУ методологическом семинаре по проблемам деятельностного подхода в психологии (руководитель - академик РАО Н. Ф. Талызина) еще раз обращает внимание на тот факт, что анализ всех проблемных точек деятельностного подхода необходимо начинать с определения понятия деятельности [329, 482]. Однако в раскрытии сущности категории деятельности как базовой для психологической науки, выделении ее теоретического содержания и методологических функций, а также статуса принципа единства психики, сознания и деятельности по-прежнему сохраняется ситуация, охарактеризованная Б. Ф. Ломовым (1984, с. 190-240). Более 30 лет назад он отмечал следующее:

  • 1) категория деятельности широко используется в науке и практике потому, что она обладает большой объяснительной силой; но ее использование без понимания ее психологической сути ничего кроме «путаницы и схоластики дать не может»;
  • 2) являясь по своему происхождению общественно-исторической, общефилософской и междисциплинарной категорией и в силу этого многозначной, она позволяет в разных науках (общественных, естественных, технических, экономических, философских, педагогических, социологических, др.) многое объяснять в поведении человека и разных видах его активности в разных аспектах;
  • 3) последствия для психологии междисциплинарного характера деятельности подмена психологических аспектов анализа деятельности философскими, социологическими, экономическими ит.д.;
  • 4) у психологов нет оснований претендовать на монополию в отношении этой категории;

5) психология не может развиваться на основе одной-единствен- ной категории, а именно категории деятельности; психология должна развиваться на основе системы категорий [299].

В связи с этими обстоятельствами Б. Ф. Ломов подчеркивает важность разработки понятийного аппарата психологической теории деятельности. В. В. Давыдов [146] ставит вопрос о разработке «развернутой и подробно изложенной междисциплинарной общепсихологической теории деятельности». Понимание деятельности как системы формирует в философско-психологическом плане А. Н. Леонтьев: «.. .деятельность - это не реакция и не совокупность реакций, а система, имеющая строение, свои внутренние переходы и превращения, свое развитие» [278, с. 81-82] и ставит вопрос о важности системного анализа деятельности. Как бы откликаясь на эти вопросы, В. Д. ПГадриков выделяет, систематизирует, обобщает, формирует и раскрывает содержание основных понятий психологического анализа деятельности. Следует отметить, что во всех своих концепциях и теориях В. Д. ПГадриков уделяет большое внимание именно четкости понятийного аппарата.

Понимание деятельности как человеческой формы активности, выражающейся в целенаправленном преобразовании им природной и социальной действительности проходит красной нитью через все исследования В. Д. Шадрикова. В психологическом анализе деятельности он впервые разводят понятия «структура деятельности», «психологическая структура деятельности», «психологическая система деятельности», а также понятия интеркорреляционной и ин- тракорреляционной структуры деятельности. Осуществляется как бы «точечное зондирование» смысла понятий «система» и «структура» в психологическом анализе деятельности. Система определяется как структура, рассматриваемая в отношении определенной функции, в характеристике признаков системы, отмечается, что один и тот же результат может быть достигнут разными системами, а в одной и той же структуре одни и те же элементы могут группироваться в разные системы в зависимости от целевого назначения. По мнению ученого, система всегда носит функциональный характер, поэтому понятия «система» и «функциональная система» выступают как синонимы.

Понятие «психологическая система деятельности» - центральное понятие теории системогенеза деятельности В. Д. ПГадрикова - приобретает статус методологического понятия. Впервые этот факт констатирует мнение К. А. Абульхановой-Славской (1979, 2007), которая отмечает, что в разработке проблемы деятельности В. Д. Шадриков ставит вопросы методологического плана, четко и всесторонне выделяя собственно психологический аспект ее анализа: вводит в разработку проблемы деятельности новое понятие психологической системы деятельности, выделяет компоненты и уровни ее системогенетического анализа. Она отмечает, то автор теории системогенеза деятельности методологически прослеживает соотношение психологической структуры деятельности и реальной социальной деятельности, связь психологической реальности осуществления деятельности с ее социальной реальностью, выводит «на свет» субъективный результат деятельности, сопоставляя его с социальным результатом, через личность интегрирует эти две различные реальности деятельности [2^1].

Подчеркнем еще раз, что согласно позиции автора теории системогенеза деятельности психологическая сущность и предмет психологического изучения деятельности - это «функциональная психологическая система деятельности, формирующаяся на основе индивидных качеств и реализующая цель деятельности» [565, с. 287]. В. Д. Шадриков показывает, что взаимодействие человека с обстоятельствами его жизни и развитие личности осуществляет именно психологическая функциональная система деятельности и поведения. Введение понятия функциональной психологической системы деятельности в психологический анализ проблемы деятельности, по справедливому мнению К. А. Абульхановой-Славской, позволило В. Д. Шадрикову поставить вопрос о глубине связи, существующей между интериндивидуальной структурой социальной деятельности и интраиндивидуальной структурой индивидуальной деятельности и подойти к пониманию интраиндивидуальной структуры личности. Автор теории системогенеза деятельности показывает, как свойства индивида начинают выступать в качестве свойств субъекта деятельности и личности и как в этом процессе исторически сложившаяся форма деятельности трансформируется в индивидуальную деятельность [6]. Отметим также, что выбор исходной единицы, единой характеристики, единого «сквозного» параметра деятельности, позволяющего осуществлять ее психологический анализ и сопоставлять результаты этого анализа, формирует центральную проблему психологии деятельности. В теории систе- могенеза деятельности найден ответ на вопросы этой центральной проблемы психологии деятельности: Что психологи изучают в деятельности? В чем состоит предмет психологического изучения деятельности? Эти вопросы, подчеркнем еще раз, впервые в психологии четко выделены именно в теории системогенеза деятельности. Ответ именно на эти вопросы, прежде всего, и выделяют психологию деятельности в самостоятельную область исследования, самостоятельный раздел психологии и способствует ракрытию сущности деятельностного подхода в психологии.

Раскрыв специфику сложных объектов познания при системном подходе, выделив главную особенность и главные направления реализации системного подхода в изучении деятельности, а также условия единого понимания реультатов системных исследований, В. Д. Шадриков формулирует объект, предмет, задачи, выделяет основные линии психологического исследования деятельности и предлагает универсальный теоретический конструкт (модель), реализующий принцип психофизического единства в ее исследовании.

Рассматривая теорию системогенеза деятельности, важно еще раз отметить, что для изучения теоретических основ деятельности В. Д. Шадриков разработал идеальную модель психологической системы деятельности, ее теоретический конструкт и наметил конкретные пути решения выделенных задач психологического изучения деятельности с использованием данной модели. Ученый пишет, что при разработке архитектуры психологической системы деятельности он опирался на архитектонику функциональной физиологической системы, разработанной П. К. Анохиным, и подчеркивает, что при внешнем сходстве этих моделей структурные образования психологической системы деятельности имеют иное содержание [555]; это иное содержание и выделено и раскрыто в психологической теории системогенеза деятельности. Более того, основатель теории системогенеза деятельности, отметив продуктивность использования понятия «функциональная система» при изучении закономерностей поведения (ссылается на работы П. К. Анохина, А. Р. Лурия), деятельности, показывает возможности его использования в разработке содержания понятий способности и одаренность.

В модели психологической системы деятельности как идеальном теоретическом объекте анализа и синтеза развивающегося психологического знания о деятельности - будущее деятельностного подхода. Вопрос о разработке психологической структуры деятельности в теоретическом плане наконец-то решен. Найден ответ и на вопрос об универсальном психологическом механизме деятельности - это «организованные в психологическую систему психические функции и процессы, необходимые для достижения цели деятельности». Любая деятельность, отмечает В. Д. Шадриков, реализуется функциональной системой, которая на уровне психологического анализа выступает как психологическая система деятельности. Поэтому анализ деятельности можно проводить в соответствии с архитектоникой психологической системы деятельности, раскрывая содержание отдельных ее компонентов.

Любую деятельность можно охарактеризовать как со стороны развития, так и со стороны механизмов функционирования структуры. При этом автор теории системогенеза деятельности подчеркивает, что в каждой конкретной деятельности различны:

  • - содержание выделенных компонентов психологической системы деятельности, механизмы формирования выделенных компонентов;
  • - соотношения между компонентами психологической системы деятельности;
  • - связи между компонентным составом и продуктивностью психологической системы деятельности;
  • - системообразующие факторы деятельности на разных этапах ее освоения.

В последующих своих работах В. Д. Шадриков проводит мысль о том, что структура деятельности и поведения определяют структуру внутреннего мира человека [2, 227, 580, 582].

Системное представление о деятельности, ее сущность как многоуровневго образования раскрывается в теории системогенеза деятельности через многоуровневый анализ: личностно-мотивационный, компонентно-целевой, структурнофункциональный, информационный, психофизиологический, индивидуально-психологический. Только сочетание всех выделенных уровней описания деятельности, подчеркивает В. Д. Шадриков, дает системное представление о ней. Деятельность необходимо рассматривать как многоуровневое полиструктурное образование. Исходя из этого положения, ученый каждого уровня анализа деятельности разработал стратегии, методические приемы и экспериментальные процедуры.

В. Д. Шадриков сформулировал тезис об идентичности структуры способностей и структуры деятельности, который дает возможность исследовать развитие способностей в процессе формирования психологической системы деятельности. Рассмотрение общих и специальных способностей на основе психологического анализа деятельности позволило автору теории системогенеза выделить путь развития профессиональных способностей из общих способностей человека - формирование у операционных механизмов способностей черт оперативности, предложить общие принципы диагностики способностей и обосновать метод диагностики способностей, который получает название метода развертывания деятельности. В. Д. Шадриков инициировал разработку своими учениками разных модификаций метода развертывания деятельности [484, с. 15]. Метод параллельных профилей в исследовании мотивации деятельности, эффект «дрейф мотивов» в деятельности, выделение мотива «добродетельной деятельности», универсальная классификация потребностей личности, понятия «цель-задача» и «цель-образ», пути экспериментального изучения деятельностно-важных качеств и многое-многое другое.

Сформулировав общие положения системного подхода к исследованию сложных объектов познания при двух разновидностях системного знания (моносистемная и полисистемная фокусировки), В. Д. Шадриков разработал конкретные научно-методические требования к процедуре организации системного исследования деятельности как сложного объекта познания, рассмотрев при этом взаимосвязь предмета познания, способностей и результатов деятельности и сопоставив уровни научного познания и способы научного мышления.

С выделением системы понятий психологического анализа деятельности, методологических принципов и теоретических процедур системного анализа деятельности как сложного объекта познания В. Д. Шадриков делает важный шаг в развитии системы психологического знания о деятельности человека. Обсуждение проблем системогенеза учебной и профессиональной деятельности в рамках пяти Всероссийских научно-практических конференций (Ярославль, 2003, 2005, 2007, 2009, 2011) [385,431] и новой 6-й Международной научно-практической конференции (Ярославль, 2013) говорит о большом интересе к психологической теории деятельности В. Д. Шадрикова [431].

Еще раз отметим, что широкое использование в психологии категории «деятельность» привело к формированию «деятельностност- ного подхода в психологии»; различные понимания деятельности сформировали разные направления деятельностного подхода в психологии; во всех направлениях развивающегося и по-прежнему сохраняющего свою актуальность деятельностного подхода присутствует стремление к системному анализу деятельности; наиболее полно это стремление реализовано в теории системогенеза деятельности. С появлением теории системогенеза деятельности деятельностный поход возвращается в психологию.

Подчеркнем основные ключевые позиции, выделенные самим автором теории системогенеза, а также нами на основе анализа работ, в которых изложена сущность этой теории, которые раскрывают вклад теории системогенеза деятельности в развитие отечественной психологической науки:

  • 1. Разработан четкий категориальный аппарат психологического анализа деятельности, реализующий принцип системности. Проработана взаимосвязь ключевых понятий системного анализа деятельности с основными понятиями системного анализа психического как сложного объекта познания и с основными понятиями психологии развития, обучения, воспитания.
  • 2. Сформулированы требования к процедуре организации системного исследования психики, конкретизированы принципы системного подхода к исследованию деятельности человека на разных этапах его онтогенеза, выделены принципы психологического изучения деятельности: психофизического единства, субъектности и предметности деятельности, единства сознания и деятельности, деятельности и переживания, развития.
  • 3. Выявлена психологическая сущность и предмет психологического изучения деятельности, в качестве которых выделена функциональная психологическая система деятельности, формирующаяся на основе индивидных качеств, реализующая цель деятельности и поведения, осуществляющая взаимодействиечеловека с обстоятельствами его жизни.
  • 4. Дана качественная характеристика различиям поведения и деятельности.
  • 5. Дано системное описание сущности, структуры и механизмов деятельности человека.
  • 6. Выделены закономерности системогенеза деятельности: неаддитивность структурных компонентов системы деятельности, оперативность, неравномерность, гетерохронность и достаточность их развития.
  • 7. Выделены пути формирования человека как субъекта деятельности.
  • 8. Экспериментально выявлены и изучены закономерности отдельных компонентов психологической системы деятельности (развитие и трансформация мотивационной структуры субъекта деятельности, формирование процессов целеобразования, информационной основы деятельности, принятия решений в деятельности, др.).
  • 9. Уточнено понятие научения и показано, что его сущностью является формирование психологической системы деятельности; таким образом, теоретический тезис С. Л. Рубинштейна о том, что «...учение выделяется как особый вид деятельности, для которого научение, овладение знаниями и навыками является не только результатом, но и целью» [415, т. 2, с. 80] получает свое дальнейшее развитие. Именно подход к научению как к процессу формирования психологической системы деятельности позволяет целостно, комплексно и системно исследовать многообразие проявлений личности ученика в обучении и формировать его как субъекта учебной деятельности.
  • 10. В контекст проблемы психологии деятельности и психологии развития введена проблема способностей, взаимоотношения общих и специальных способностей; развития способностей в деятельности; способности рассматриваются именно в контексте целостного поведения и деятельности человека; раскрыта роль деятельности в развитии способностей и формировании индивидуальности человека.
  • 11. Раскрыто соотношение между способностями, умениями и навыками в деятельности личности.
  • 12. Предложено новое рассмотрение проблемы компенсации и индивидуального стиля деятельности.
  • 13. Выделены теоретические процедуры диагностики и прогнозирования деятельности и поведения человека на основе эксперимента: соблюдение принципа «ковариантности» при выводе зависимостей, характеризующих деятельность человека; поставлен вопрос о введении в общее уравнение эффективности деятельности характеристик индивидуальности человека, полученных по строго отобранной батарее тест-заданий.
  • 14. Намечены теоретические подходы к исследованию взаимоотношений между интериндивидуальной структурой социальной деятельности, интраиндивидуальной структурой индивидуальной деятельности и интраиндивидуальной структурой личности.
  • 15. Выделены интеллектуальные операции как самостоятельный класс психологических действий, дано их определение и систематизация, показаны возможности их развития. Своего рода «периодическая система интеллектуальных операций» конкретизирует путь развития операционных характеристик способностей: становится ясно, за счет чего можно «увеличивать число активно используемых действий и формировать обобщенное умение в их выполнении».
  • 16. Сформулированы законы системогенеза деятельности. Б. Ф. Ломов относит их к психологическим законам, формирующим «самый механизм» психических явлений (наряду с законами формирования установки Узнадзе и творчества Пономарева) [299, с. 112].
  • 17. С позиций психологической теории системогенеза деятельности выполнен психологический анализ педагогической деятельности, обобщены конкретные теоретико-экспериментальные данные о деятельности педагога, его функциональных задачах и о педагоге как субъекте педагогической деятельности и установлено содержание профессиональной компетентности педагога. Деятельностный, системный и компетентностный подходы объединены в универсальной теоретической модели ПСД.

Книги В. Д. Шадрикова еще ждут более глубокой оценки научным сообществом, но уже сейчас можно отметить их очень большое значение для развития разных направлений психологии как науки и как учебной дисциплины. Расширение рефлексивных оснований построения теории системогенеза деятельности как новой парадигмы психологической науки в образовании может быть продолжено в связи с тем, что в целостной научно-исследовательской программе по системогенезу деятельности и способностей человека продолжается исследование востребованных практикой образования вопросов личностного и профессионального становления человека. Подводя итог оценки вклада, сделанного В. Д. Шадриковым в разработку проблем психологии деятельности, можно говорить о монолитности, масштабности и фундаментальности научных воззрений видного российского ученого по проблеме деятельности и деятельностному подходу в психологии, и считать, что деятельностный подход в системогенетической парадигме - перспективное инновационное направление в познании и понимании психического.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >