Влияние творческой энергии на производительность труда

Творческая энергия личности развивается в зависимости от его социальной активности, обусловленной социально-экономической ситуацией, сложившейся в обществе. Производительность же труда в свою очередь зависит от уровня творческой энергии, которой обладает тот или иной исполнитель.

Производительность труда, оцениваемая в соответствии с установленными нормами (т.е. некими технически обоснованными пределами использования творческих возможностей исполнителя), есть сложная функция творческой энергии каждого субъекта, которая, как мы установили, формируется социальной средой его «свободной» (от материального производства) жизни. Другими словами, если творческая энергия личности «черпается», или аккумулируется из социальной среды (социальная составляющая творческой энергии), то ее расходование, или генерирование, обеспечивающее получение заданного норматива производительности труда, есть сложная зависимость от возможностей социальной среды. Это, в свою очередь, зависит от уровня духовной составляющей корпоративной творческой энергии (культура, наука, мораль, нравственность и т.д.), который полностью определяется степенью социального развития общества. Таким образом, производительность труда, устанавливающая интенсивность преобразования окружающего мира в предметный (материальная сфера), зависит от дифференциации творческой энергии между конкретными исполнителями, которая определяется как их локальным социальным окружением, так и социальным состоянием общества в целом (социальная, или духовная сфера). В обобщенном виде это еще раз подтверждает фундаментальное утверждение: духовный мир, формируемый в таких областях как наука, культура, образование, нравственное воспитание, религия и т.п. через корпоративную творческую энергию субъектов рынка (или социально-экономические отношения) связан с материальным миром [46].

Отсюда становится понятным, почему упомянутые выше первые английские и американские топ-менеджеры пришли к патерналистской идее повышения производительности труда, создавая, например, улучшенные социальные условия жизни рабочих. Это способствовало повышению социальной составляющей творческой энергии исполнителей, тогда как многие годы до этого на уровне государственной власти считалось, что заботиться о быте рабочих, об их образовании и образовании детей рабочих не имеет смысла (можно вспомнить, как жили те же английские рабочие первых фабрик или рабочие слободок российских демидовских заводов и т.д.).

Однако, известно, чем закончились эксперименты, прежде всего, Дж. Уатта и М. Болтона в XVIII веке, а затем и Роберта Оуэна в XIX веке. Первые в поисках методов повышения производительности труда пришли к выводу, что наряду с решением организационно-производственных задач (построение оптимальной технологии, установление тарифных ставок, введение системы экономического учета и т.д.) необходимо шире использовать возможности человеческого потенциала исполнителей. А это возможно только обратившись к решению вопросов социальных отношений в обществе. Именно в обществе в целом, а не на отдельно взятом предприятии или участке предпринимательской деятельности, но (и это самое главное) с соблюдением строго определенных пропорций в удовлетворении социальных и экономических потребностей основной массы членов общества («средний класс»). Как только решение социальных вопросов субъектов экономических отношений достигает некой «критической точки», они (в большинстве своем) предпочитают потреблять творческую энергию, заключенную в продуктах труда (духовных или материальных), созданных другими членами общества, нежели расходовать свою творческую энергию на повышение производительности труда, рентабельности выпускаемой продукции и т.д. (что ярко подтвердил в своем социальном эксперименте, проведенном в XIX веке в Нью-Ленарке, Р. Оуэн).

Согласно представленной модели социальная сфера, являющаяся источником творческой энергии личности, формируется государством. Точнее — всеми государственными институтами. Вполне естественно, что отдельный предприниматель, каким бы капиталом он не обладал, не может заменить все эти институты. Поэтому забота о жилище и условиях быта своих рабочих или забота об их морали, продемонстрированные Дж. Уаттом, М. Болтоном и Р. Оуэном, не могли быть противовесом социальным установкам государства. Мало того, так как социальными вопросами (подсознательно понимая, что это необходимо) занимались сами предприниматели, являвшиеся, прежде всего, специалистами-про- изводственниками, они стали переносить на социальную почву те методы и средства, которые они использовали для решения вопросов в матермальной сфере деятельности. Но это совершенно разные механизмы. Это и стало одной из основных причин их общей неудачи.

Человек, работая в материальной сфере, совершенно сознательно идет на ограничение своих «социальных свобод». Соблюдение технически, экономически или даже социально обоснованных ограничений своей «свободы» он прекрасно осознает, так как их несоблюдение не позволит ему добиться высокой производительности труда. Тем более, что эти ограничения использования его творческой энергии, оформленные в виде норм и нормативов, как правило, эквивалентны его творческому потенциалу, т.е. расходование накопленной им творческой энергии часто доставляет ему физическое удовлетворение.

В социальной же сфере, где эти ограничения накладываются законами государства, морали, нравственности, воспитания и т.д., они им ощущаются подсознательно и поэтому здесь управление процессом аккумулирования творческой энергии происходит на более высоком психологическом уровне. От того насколько высок уровень образования, культуры, морали конкретного субъекта зависит его способность аккумулировать, как мы говорили ранее, социальную составляющую творческой энергии.

Из вышесказанного становится очевидным, что за социальные отношения в обществе, от которых зависит его материальное развитие, отвечает государство и только потом предприниматель, в то время как за производственные отношения, прежде всего, отвечает предприниматель и только потом — государство.

Экономические же отношения обусловлены обменными (рыночными) операциями между производственной (материальной) и социальной сферами жизнедеятельности человека, которые обеспечивают сохранение существование человека, как биологического вида. Как следует из модели, это есть энергетический обмен. Точнее — обмен творческими энергиями осуществляется через материальные потоки, направляемые из производственной (материальной) сферы в социальную среду, и через социальные потоки, направляемые из социальной сферы в материальную.

Особое место в модели отводится новому явлению в управлении данным процессом — интеллектуальному менеджменту, главной целью которого становится управление созданием необходимых условий повышения корпоративной творческой энергии субъектов рынка и рациональным ее расходованием в производственно-материальной сфере, ответственной за преобразование окружающего мира в предметный, что, в конечном итоге, приводит к изменениям социальной сферы существования человека. Это, прежде всего, касается государственного управления образовательными, культурными, моральными, нравственными, психологическими и другими социальными процессами, направленными на повышение творческого потенциала каждого субъекта рыночных отношений. Одновременно целью такого государственного управления должно стать рациональное использование этого творческого потенциала, или творческой энергии в предпринимательской среде, т.е. в развитии материальной и социальной сфер деятельности каждого члена общества.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >