Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Аналитика человеческого бытия: введение в опыт самопознания. Систематический очерк

СОЗНАНИЕ: ТАЙНА РЕФЛЕКСИРУЮЩЕГО ЗНАНИЯ

Определить понятие — значит найти ему место среди других понятий. Понятию сознания трудно найти место, поскольку оно объемлет все человеческое существо и потому же это понятие одно из самых трудно уловимых. Человеческое бытие в своей основе — бытие сознательное. Общий смысл понятия сознания (формально объединяющий множество «теорий сознания» и позволяющий его авторам вступать в спор, понимая, что они говорят примерно об одном и том же) это внутренний мир человека, суверенно противостоящий миру внешнему. Этот внутренний мир еще именуют субъективной реальностью или данностью сущего самому себе. Состав слова со-знание (con-scientia) намекает на это, буквально означая «быть с знанием», «знать о своем знании» или, более строго, это слово отмечает рефлексивный характер такого знания. Человек не только знает («знает» и животное), он знает о том, что он знает. Используя слово «само-со-знание» мы делаем ударение на рефлексивной стороне сознания; говоря «по-знание» — мы подчеркиваем интенциональную направленность сознания. Наконец, словом «само- по-знание» мы высказываем стремление к общечеловеческому знанию самих себя.

Во всех случаях, понятие сознания подразумевает непреодолимую двойственность человеческого мироустройства: с одной стороны — соотнесенность с Иным в форме знания (интенциональность сознания), с другой — субъективную самоотнесённость (рефлексивность сознания).

По крайней мере для феноменологии главная проблема сознания это его рефлексивность (природа вот этого «со-»). Каким образом субъект осознает свое знание? Проблема становится отчетливо видимой только тогда, когда в качестве очевидной (эмпирически фиксируемой) черты сознания устанавливается его интенциональность, т.е. то, что своим содержанием сознание всегда обязано Иному, тому, на что оно направлено. Но как и почему иное для сознания становится моим знанием? Смысл феноменологического проекта состоит в том, чтобы методически последовательно описать как сознание работает с данным извне содержанием. Поэтому основной метод феноменологии — это феноменологическая редукция, а проще говоря — методическая рефлексия. Тем самым феноменология выводит в методический план регулятивный принцип самого сознания, принцип, который от самого сознания скрыт, поскольку рефлексия есть оно само . Соответственно феноменологическое решение указанной проблемы (общее для гегелевской и гуссерлев- ской версии феноменологии) состоит в том, чтобы просто признать из- начальность рефлексивных структур бытия и мышления (а это и означает признать субстанциальность сознания, исходить из великого принципа тождества бытия и мышления).

Можно сделать допущение, что рефлексивность это субъективная самоотнесённость, «пятое отношение» субъекта, сущее как самоотноше-

ние души и духа. Если мы допускаем, что живая душа есть и у животных, что человек отличается от животного наличием духа (непосредст-

43 А мы помним, что «ближайшее познается в последнюю очередь».

венной связью с Трансцендентным), но «пятое отношение» возникает само собой. Я беру его в кавычки, поскольку «отношением» оно является в последнюю очередь. Предлагаю рассматривать субъективную самоотнесённость как ту самую тайну рефлексии, о которой трудно что-либо сказать.

Попытка указать на внешнюю причину сознания в феноменологии рассматривается как методологически наивная. Ведь любая попытка указать на причину феномена сознания возвращает к сознанию того, кто рассуждает о причинах сознания. Сознание уже положено в основание, когда мы пытаемся решить откуда оно взялось. Но невозможность установить причину сознания не означает, что нельзя подвергнуть аналитике структуру сознательного акта или всей сознательной жизни.

Различение позиций философского идеализма и материализма имеет по крайней мере одно существенное основание: это отношение к природе сознания. Является ли сознание специфическим продуктом активности мозга (особой материальной структурой) или же само сознание есть идеальная рефлексивная структура, порождающая для себя некоторый материальный носитель (тело и мозг человека)? Хотя теории сознания нельзя свести в двум основным версиям (С. Прист помимо идеалистический и материалистически теорий выделяет дуалистические, бихевиористские, функционалистские, двухаспектные и феноменологические [Прист 2000]), но все остальные есть <вполне оправданные> попытки встать между полярными решениями проблемы. Мы не можем игнорировать устройство мозга (и данные современной нейронауки), но заметим, что все эти данные ничего не могут сказать о природе рефлексии. Рефлексивные структуры есть и всё! Вопрос самих ученых: «Почему ментальные процессы не происходят в «темноте»? Почему существует ясность сознания? Даже с позиции научного естествознания требуется допустить наличие принципа или закона сознания (рефлексии) в самом бытии, согласно которому человеческое бытие можно представить как его более или менее совершенное воплощение.

Неустранимость и одновременно необъяснимость рефлексивных структур и процессов можно показать с математической точностью. Рефлексивность и совесть, как ее феноменальное выражение «подчиняются ясной математической схеме, которая никак не связана с конкретной биологической природой человека» [Лефевр 2003: 139 (в работе: «Космический субъект»)].

Все о чём говорится в этой работе потому можно рассматривать как аналитику сознания. Когда мы говорим о человеческом бытии, то имеем в виду, что это бытие в принципе сознательно. Ключевое феноменологическое положение этой аналитики состоит в признании интенциональности сознания (сознательного бытия) вообще и каждого его акта — в частности. Co-знание есть всегда знание Иного («сознание чего») и вместе с тем это моё знание Иного. Развернуто это положение фиксируется тезисом: человеческое бытие есть бытие, рефлексивно соотнесенное с Иным. Рефлексивная соотнесенность с Иным это и есть сознание, точнее, развертка его структуры.

В восточной и западной философской традиции понимание сознания часто иллюстрировалось образом зеркала или «восковой дощечки», на которой внешний мир отражается или оставляет свои письмена. Тайна сознания, однако, этой метафорой не раскрывается, поскольку в ней отсутствует ссылка на то, как зеркалу удается знать, что на нем отражено.

Проблема сознания есть перенесение в феноменологический план основной онтологической проблемы соотношения Единого и Многого или Многоединства. Бытие, как рефлексирующее в себя множество, есть Со-знание — самосознающее себя Единство многого.

Резюме раздела. Аналитика человеческого бытия или экзистенциальный анализ рассматривают человека в перспективе его экзистенциальных способностей. Способности открывают перед человеком мир возможностей как реальность особого рода. Бытие в перспективе открытых возможностей — условие человеческой свободы и творчества как регулятивных принципов человеческого бытия.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы