ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ДОВЕРИЯ МИРУ

Феноменологическая аналитика устанавливает тождество онтологии и антропологии. Человек с этой точки зрения есть феномен бытия, т.е. существо, которое в концентрированном виде содержит в себе образ Мира, тем самым выражает принцип «всё во всём». Если мы в антропологическом плане выдвигаем экзистенциал доверия в качестве первого по рангу, то в онтологическом плане это будет означать, что за этим экзистенциалом лежит первое и главное условие существования самого Мира. И это условие изначально было выведено философией в качестве основной онтологической проблемы — проблемы единства мира. Мир либо един, либо невозможен; не будучи единым, он не может ни существовать, ни быть помысленным. Но вместе с тем Единство мира никоим образом не дано нам эмпирически. Таков великий и непреходящий тезис Парменида. Но тогда каков статус многого? Проблема соотношения единого и многого разделила и до сих пор разделяет философские школы. При том, что у нас нет оснований оспаривать факт единства мира, из этого не следует, что это единство следует мыслить как Единое или Одно (к чему склонялась мысль Парменида).

Исходную палитру позиций в отношении главной проблемы всей греческой философии, проблемы Единого и Многого, можно выразить четырьмя утверждениями: «всё есть Одно» (Парменид), «Одно во всём» (Гераклит), «Всё во Всём»(Анаксагор), «Всё состоит из одного» (натурфилософия и атомисты).

Современная философия в основном признает онтологическую реальность Многого (множества) и, не оспаривая единства мира, мыслит его как Многоединство. Т.е. единство мира видится не в существовании Единого как такового, но в единых отношениях, которые связуют многое. Приоритет в такой постановке проблемы отношения единого и многого, пожалуй, принадлежит русской философии, которая в лице Вл. Соловьева создала философию Всеединства. (Но термин «многоединство» мне кажется более точным). Концепт многоединства обязывает рассматривать любое сущее (вещь) в отношениях, т.е. в единстве, с другими сущими. Последователь Вл. Соловьева — С.Н. Трубецкой сформулировал этот принцип в виде закона всеобщей соотносительности: «Быть — означает относиться» [2000: 612—622]. Это означает, что всякая вещь существует лишь постольку, поскольку она соотносит своё бытие с другими вещами. Вещь, которая ни к чему не относится и не мыслима, и не существует. Сказанное относится и к самому Богу, поскольку он полагается нераздельным и неслиянным единством трех Лиц.

Таким образом, мы выходим на следующее предположение. Поскольку перед нами существо, способом бытия которого является экзистенция (свободное самоопределение), то невозможно иначе самоопределись себя в рамках бытийных отношений, кроме как приняв их в качестве безусловных, а это и означает с доверием. Согласимся с Шеле- ром, что «у человека нет выбора — формировать или не формировать у себя метафизическую идею и метафизическое чувство, т.е. идею сущего, которое существует лишь посредством себя (Ens per se) и от которого зависит все иное сущее. <...> Выбор у него только в том, иметь ли ему хорошую и разумную или плохую и противную разуму идею абсолютного» [1994:4 («Философское мировоззрение»)].

Проясняя вышесказанное, выразим это другими словами. Человек не может каким-то образом не проживать свою причастность Единству мира. Это проживание и есть модус доверия, которое сквозит уже в успокоенности младенца на руках матери, в уверенности, с которой человек ступает на землю, в доверии к недоказуемому чувству к нам другого человека. Человек «обладает способностью в ядре своей личности обрести живое причастие к основе всех вещей. Путь к этому должен быть указан» [Там же : 5].

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >