Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Аналитика человеческого бытия: введение в опыт самопознания. Систематический очерк

ВЕРА В ЕЁ ОТНОШЕНИИ К МЫСЛИ, ЧУВСТВУ И ВОЛЕ

От этом отношении мы можем говорить пока только в предварительном плане. Понятным это отношение станет только после аналитического рассмотрения логики мышления, чувства и воли в соответствующих разделах. Общий принцип взаимных пересечений, следов и прививок между этими человеческими способностями состоит в том,

51 См. также: [Хабермас (1983) 2000].

что вера/доверие служит основанием <бытия-в-мире>, а мышление, чувство и воля каждая своим способом — опосредуют это отношение. Мышление — символом, чувство — субъективным образом Человеческой телесности>, воля — целенаправленным действием.

Вера и мысль

В европейской философской и культурной традиции человек исходно рассматривается с точки зрения его способности мыслить, а мышление трактуется в основном как познавательная способность. Показательно, что в греческой античности основные достоинства веры были приписаны мышлению. (Так, интуиция рассматривалась собственной характеристикой мышления, а вера, наоборот, сводилась едва ли не к суеверию). Благодаря христианскому вероучению способность верить была отчетливо отделена от способности мыслить. И тогда раскрылась одна из главных проблем этого вероучения и всей религиозной философии: проблема отношение разума и веры. Острота проблемы обозначилась в ясном понимании невозможности помыслить и познать сущность Бога. Поэтому возникала известная формула: «верую, ибо абсурдно», тогда же философия («собственное дело разума») начала трактоваться как «служанка богословия», но позже стали предприниматься попытки примирить веру и разум, отведя им свои области применения (Фома Аквинский). В принципе, такое решение можно считать приемлемым, дополнив его ответом на вопрос: что вера дает разуму, что разум дает вере? (Здесь мы рассмотрим только первую сторону вопроса, отнеся вторую в соответствующий раздел в той мере, в которой эти стороны можно разделить).

Вера есть такое экзистенциальное основание, которое позволяет нам организовать свой опыт и свою деятельность (П. Тиллих [1953]), в том числе познавательную. Вера отвечает за единство опыта, является инстанцией этого единства. Мышление же есть поиск единства, поиск единого во многом, общего в частном, сущности (закона) в явлении. Как таковое мышление полагает условием своей возможности «интуицию Единого». Единство мира должно полагаться до самого акта мышления, чтобы этот акт был возможен. Здоровое мышление организовано регулятивным принципом Единого и, напротив, признаком его психиатрического неблагополучия является расщеплённость (шизофрения). Но Единое не является фактом самой мысли, не есть её собственное достояние.

Особенность греческого понимания мышления состояла в том, что способность видеть общее приписывалась самому мышлению, а не его условию. Когда Платон определят мышление как «способность души усматривать общее во всех вещах», то он, скорее всего, это и предполагает. Мы, однако, спрашиваем, находится ли принцип Единого в самом мышлении или он положен ему «извне». Аргумент в пользу второго решения дала сама история попыток помыслить предельное единство (в философии, в логике и математике). Хорошим примером являются парадоксы теории множеств, которые показывают, что, с одной стороны, мышление предполагает единство континуума, но сам этот континуум мышлением не схватывается. (Не случайно, что интуитивизм стал одним из оснований современной математической логики).

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы