Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Аналитика человеческого бытия: введение в опыт самопознания. Систематический очерк

БЫТИЕ КАК ОБЩЕНИЕ: ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ МЫШЛЕНИЯ

Фактическим обстоятельством человеческого бытия является то, что оно начинается и поддерживается отношениями с другими людьми — Ближними, теми, кто в дальнейшем отзывается на местоимение «Ты»

(М. Бубер). Этот тип отношений будем, как и принято, называть общением. Очевидной особенностью этого типа отношений является их взаимность. Общение возможно только как взаимное или соучастное отношение и этим оно отличается от того, что мы разумеем под «коммуникацией».

Но будем сразу иметь в виду, что к Другому <человеку> можно относится (и обычной жизни так и происходит) не как к Ближнему (Ты), но как к вещи особого свойства, с которой нужно коммуницировать (Он/Она). Под коммуникацией мы будем понимать общение, редуцированное до особого типа взаимодействия (типа команд). По своему принципу осуществления коммуникация не является взаимным отношением и этим отличается от общения. С формально-логической точки зрения общение можно рассматривать как вид коммуникации. Но с позиции диалектической логики (для которой развитое и высшее является критерием простого и низшего), коммуникация только редуцированный (упрощенный) тип общения.

Взаимность общения предполагает, что Ближний обладает презумпцией наличия тождественного со мной внутреннего мира, субъективностью (свободой), которая только и позволяет нам развернуть интерсубъективный процесс взаимопонимания. Взаимность по существу конституирована возможностью и действительностью взаимопонимания. Отсюда постулат: другой в той мере является моим Ближним, в какой между нами возможно взаимопонимание, в какой взаимность понимания полагается возможной.

Таким образом, Ближний отличается <для меня> от других сущих тем, что он требует к себе понимающего отношения. Вне отношений взаимопонимания или общения человек состоятся не может. Вне понимающего общения человек не состоятелен. (На два основных факта мы обратили внимание в первом разделе). Строго говоря, Ближний не оставляет нам выбора. Принять его в «качестве» ближнего можно только при условии, что вы откроете в себе способность к взаимопониманию, а значит взаимно признаете свободу друг друга. В противном случае перед вами будет просто более или менее полезная, а временами и вредная вещь.

Поскольку человек полагается в феноменологической онтологии феноменом бытия, т.е. существом, которое концентрированно выражает (манифестирует) смысл бытия, то указанное фактическое обстоятельство должно быть развёрнуто до вопроса: каковы онтологические условия того, что человек формируется в общении? Каков вообще смысл общения? Обоснованию подлежит следующий тезис: общение является конститутивным принципом смысла бытия и условием возможности того, что есть сущее способное к пониманию (мышлению) смысла. Другими словами, требуется дать онтологическое обоснование тому факту, что в мире есть существо способное к пониманию самого бытия. (Такова постановка вопроса Хайдеггером).

Соглашаясь с Хайдеггером в главном, что понимание есть один из основных экзистенциалов человеческого бытия, дополнительно примем, что понимание «вычерпывает» из Бытия аспект его сообщительности. Бытие есть общение в основном из своих измерений или, более строго в пределах постигающего разума, условие возможности общения.

Понимание общения как конститутивного принципа Бытия относится к сравнительно недавним феноменологическим открытиям в философии.

В этом направлении (критическом относительно учения Хайдеггера) пошли М. Бубер, Г. Марсель, Э. Левинас, Ж.-Л. Марион и др. Но по существу именно на этом принципе всегда стояла христианская мысль, понимая общение как способ бытия Лиц Св. Троицы.

По причинам, о которых нам еще придется говорить, онтология общения может быть целиком осмыслена (понята) только с христианской религиозной позиции. Дело в том, что общение это категория сугубо личностного (свободного) бытия. Только тогда, когда Высшее разумное начало мира принято как Личность (ипостазированное Лицо), способом бытия которой является общение, бытие мира и человека может быть помыслено в этом же ключе. Митр. Иоанн Зизиулос пишет: «Троица — понятие онтологически изначальное; это ни в коем случае не приращение к божественной сущности и не ее производное <.. .> Вне общения у божественной сущности, «Бога вообще», нет онтологического содержания, нет реального бытия» <...> «Истинное бытие вне общения невозможно. Ничто не существует как «индивидуальность», данная сама по себе. Таким образом, общение оказывается онтологической категорией» [Зизиулос 2006: 11, 12].

Заметим, что установление общения как принципа бытия было невозможно для мировоззрения древних греков, поскольку они строили свою культуру «на преобладании чувства зрения, в ущерб всем другим. Идеальный мир Платона — видимый мир образов». М. Бубер пишет о гигантской, непосильной и все же выполненной задаче, которая стояла перед Ann. Павлом и Иоанном: переложить истину культуры вслушивания (Библию) на язык культуры зрения. Нужно было передать библейскую культуру вслушивания в знакомое грекам, неодолимое стремление видеть Бога [Бубер 1995: 11 (Предисловие)].

Для того, чтобы раскрыть общение как онтологический принцип, будем исходить из феноменологического правила: высшее и сложное — ключ к пониманию низшего и простого. Хотя с логической точки зрения общение есть только особый вид отношения, но это такое отношение, которое раскрывает смысл любого отношения вообще. Смысл отношения в со-участии, в соучастном единстве сущих. Онтологически домысленный принцип общения предлагает нам понимать Всеобщее или Единое как соучастное единство (Всеединство). Тогда понятно почему полнота соучастного отношения должна быть понята как принцип любви. Общение в своем концентрированном выражении, т.е. как любовь, является условием такого существования, когда, чтобы быть собой, необходимо отказаться от себя ради Другого. И Евангелическая мудрость гласит: чтобы себя спасти, нужно себя потерять .

Понимая о чем идет речь, обозначим онтологический смысл общения как условие возможности выхода за пределы себя самого, как возможность быть иным, а значит, как условие развития.

Мыслить онтологические основания человеческого бытия непривычно и не просто (как было сказано, для этого не хватает ни слов, ни грамматики). Не просто именно потому, что это есть ближайшее нам самим. Однако в собственном опыте можно обнаружить некоторые свидетельства того, что мышление требует от нас «потерять себя». Ведь когда мы мыслим (познаем), то мы вынуждены покинуть себя, свою субъективность, думать не о себе, но о предмете мысли. В этом смысле мышление обрекает нас на объективность . Мышление требует от нас считаться с Иным. Научает нас этому — Ближний.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы