Феноменология воли к власти

Элементарный волевой акт — внимание

Исходная проблема опыта — способность вычленения отдельного предмета (вещи, свойства) из «шума» окружающего мира. Сенсуализм считал и большая часть людей думают так до сих пор, что мы воспринимаем предметы как таковые в их естественной отдельности от других предметов.

Только в XX веке в психологии появилось понимание того, что все восприятия обязаны своим феноменологическим статусом специфическому активному усилию, которое предпринимает субъект, вычленяя предмет или его свойство на фоне всех остальных источников информации. Предметное восприятие есть продукт более или менее осмысленного различения, т.е. вычленения комплекса «стимульных факторов» из

81 См. «Время картины мира» М. Хайдеггера в [1993].

фона. Основной вклад в разработку этой проблемы внесла гештальтпси- хология. Она показала, что никакое внешнее ощущение не существует само по себе. Мы не ощущаем голубое само по себе, но видим голубое небо, значимое звуковое сообщение воспринимается на фоне шума и т.д.

Точно такую же операцию различения проводит субъект, вычленяя себя из окружающей среды. Заметим, что в состоянии «умственной расслабленности» мы как бы растворяемся в окружающей среде, наше чувство отдельности становится размытым. Психология восприятия предполагает, что животные всегда находятся в таком состоянии, целиком не вычленяют себя из окружающей среды. У нас есть все основания утверждать, что восприятие себя как субъекта, как Я есть волевой акт, есть эффект нашего умения, усилия и решимости быть.

Волюнтативная теория сознания показала, что сознание это не столько отражение внешнего мира, сколько управление вниманием при восприятии внешнего мира. Сознание это всегда, но помимо всего прочего — активное действие.

Желание

Философия жизни и далее психоанализ увидели в желании суть человеческого бытия. Для этого есть основания. Желание — это негативная сторона сущностной черты человека, его стремления к Иному и к идеально должному как отсутствующему. Желание, по выражению Ж. Лакана, состояние и переживание «нехватки бытия» и неутоляемая «жажда полноты бытия» [Лакан 1999]. В этом состоит онтологический смысл желания.

По своему регулятивному принципу желание отличается от чувства, хотя феноменально они друг без друга не существуют, всегда представляют некий союз. Отличие состоит в том, что желание свидетельствует об отсутствующем, а чувство о присутствующем. Поскольку в сознании присутствующее и отсутствующее постоянно меняются местами, то психологически провести между ними различие весьма затруднительно. Здесь я прошу обратиться к собственному опыту и заметить разницу между чувством голода и желанием поесть, между желанием кого-то увидеть и испытываемым чувством скучания. Чувство отсутствия оборачивается волевым желанием, когда субъект совершает какие- то действие, чтобы его удовлетворить.

Вторая существенная разница между чувством и желанием в том, что чувство пассивно и локализовано «внутри» человека, а желание активно и требует выхода «наружу». Ж. Лакан выразил это различие в принципе: «Желание всегда есть желание Другого». Именно эта направленность желания во вне (интенциональность желаний) феноменально отличает их от чувств как таковых. (В этом выражении имеется еще и второй смысл, что желание «внушено» мне другим человеком в интерсубъективном общении).

Но конечно чувства и желания в норме полагают и дополняют друг друга. Они связаны так, что сила желания (сила воли) выводит чувства за пределы чувства самого себя. И тот факт, что мы ощущаем сладость сахара, а не раздражение рецептора, видим вещь, а не ее сенсорный образ на сетчатке глаза, связан с желанием сахара и желанием вещи, т.е. с волевым началом человеческого бытия. Воля это такая внутренняя сила (энергия), которая выталкивает все происходящее внутри на пределы собственно внутреннего мира. Именно таково ее значение для всех остальных способностей человека и недостаток этой силы известен в виде самого сложного для излечения психического заболевания — аутизма. Безволие позволяет вере, чувству и мысли пребывать как бы во сне, довольствуясь тем, что спонтанно происходит на экране сознания.

Действие

То, что делает сущее субъектом — его собственная, не спровоцированная извне, активность. Потому субъектность имеет свою меру: она равняется мере собственной активности. Отсюда понятно, почему во- люнтативный подход стал методологическим основанием философии жизни. Ведь жизнь это несокрытая активность. Мы узнаем живое по его собственной активности, которая не обусловлена (как нам кажется) внешней причиной.

Здесь есть свои, хотя и проблематичные, но критерии. Почему движение инфузории или рост дерева мы считаем явлением жизни, а полет камня или рост кристалла, нет? Скорее всего мы используем критерий телеологичности, т.е. предполагаем, что это движение «ставит» перед собой некую цель.

Поскольку активность понимается предметно, как целенаправленная на какой-то предмет и предполагающая результат, то она трактуется как дело и деятельность (activity). В простейшем случае — действие. Отсюда воля к власти, воля к жизни и воля к действию имеют в виду одну и ту же ситуацию субъекта. Действие это то, что выводит внутреннее (субъективное) вовне, в объективное. И это есть акт воли, т.е. желания, воплощенного в действии. Способность к целевому и результативному действию — окончательное свидетельство волевой способности субъекта. О его желаниях мы можем только догадываться, о действиях можем судить.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >